Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

История узника ГУЛАГа (38 фото)

3dmonkey
23 октября 2013 14:04
Ковалеву Ивану Васильевичу 83 года. Он работающий пенсионер, которому на вид лет 60. Живет в Магадане. Посадили его при Сталине, вышел при Хрущеве. Его история мало чем отличается от миллиона других репрессированных в те годы. Однако это один из редких случаев, когда бывший узник может так просто взять и зайти в стены тюрьмы в которой сидел и более того рассказать о тех временах.

Жил селе под Одессой, дали "четвертак в зубы" за "диверсионно-террористическую деятельность" - во дворе нашли старую шашку, которой Вася рубал капусту. В двадцать лет начались его мытарства.

Бывшая территория ЗУРа ОЛП №4 знаменитой Магаданской транзитки.

Эта территория сохранилась благодаря тому, что ее передали ракетной части, а теперь в ведомстве УВД.

Корпус тюрьмы использовали военные как оружейный склад. Толстые стены, решетки на окнах, лучше не придумаешь.

Бежать решили еще в Ванино, на пересылке, тогда нам не повезло. Был готов подкоп длиной 40 метров, но кто-то "настучал". Мы тогда настолько обозлились, что готовы были погибнуть, но порвали бы кого угодно. Михаила Хаютина у администрации отбили, когда его пришли забирать. На него "настучали", что писал в ООН. Он петиции в бутылки прятал и совал в парашу, которую потом в море выплескивали. Говорят, американцы нашли пару бутылок. После этого, Хаютина и нас этапировали на Колыму.

Тут меня судьба свела с Соловьевым, особо опасным "политическим". В шахте встретились, метрах в пятистах под землей, при нем четыре охранника-зека. Говорит, мы готовим побег всей зоны. А это две тысячи народу. План такой: трое должны были незаметно остаться в шахте, просидеть несколько недель, пока шум утихнет, потом выйти и напасть на гарнизон со стороны, откуда не ожидали. Затем хотели раздать оружие заключенным и поднять восстание на Колыме. 1 апреля 1954 года мы бежали. Под землю! добрели в шахте до тайника, и Горбунов замуровал троих: меня, Соловьева и Антонова. На следующий день затихла шахта, бур-молотки не работают - хватились. Зеки бежали редко, и это считалось огромным ЧП. Потом нам рассказали, что сразу поступил приказ: при обнаружении убить. В моей зоне надзиратель нашел на чердачном люке сорванную пломбу. Поднимается: висит мертвец. Сначала решили, что это я - мы все были похожи друг на друга, доходяги, черные. Повесившемуся за срыв пломбы добавили 4 года. Посмертно, представляешь? Искали нас долго. Привезли горных мастеров, знавших шахту досконально. Они божились, что в вечной мерзлоте мы больше недели не протянем. Чекисты объявили: тем, кто найдет трупы беглецов, даем 25 тысяч. Некоторые вольнонаемные согласились искать. Из-за этого двоих вольняшек наши до смерти забили. В мае горбунов нас "раскупорил", но мы еще некоторое время отсиживались. А потом нашелся человек, который сдал Горбунова и весь наш план. Это была катастрофа. Все выходы из шахт закрыли решетками. Причастных к побегу арестовали. И мы оказались в безвыходном положении. Всего под землей провели пять месяцев. Темнота, постоянный холод. Продукты съели месяца за три. Потом дошли до того, что дерево строгали тонко-тонко и мягкие стружки жевали. Соловьев при свете шахтного фонаря изучал французский язык, дифференциальное и интегральное исчисление, у него с собой были учебники. Выйти, как планировалось раньше, было нельзя. И мы в июне начали долбить свой ход на поверхность в песке, скованном вечной мерзлотой. Я ходил на разведку и подзаряжал аккумуляторы. Антонова пускать было нельзя, он несдержанный, замочить мог кого- нибудь. Я-то и сам резал ссучившихся, но это по необходимости, а он был обычный лагерный убийца.

В августе пробились наверх, вышли полуослепшие, как кроты. Ни о каком восстании речи нет, конечно. Наша верхушка в лагере вся арестована. Пошли к городу. Там нас и взяли. Сначала поймали Антонова с Соловьевым. Привезли их в КГБ и обвинили в том, что они меня съели! 12 апреля 56-го года меня взяли с магаданской зоны за жалобу в ООН "от вечного раба строительства коммунизма". Так и написал! конечно, задавить могли по тогдашнему времени. Сержант Роман Нетудыхатка, инспектор по приему жалоб, не хотел брать мою бумагу. Его воры заставили. Сказали - иначе не уйдешь живым. Он подергался, а охрана далеко: что еще остается?! На следующий день за мной приехали из Управления Северо-восточных Исправительно-трудовых лагерей: "кто тебя научил?". Били долго. Я злой был, кричал: "вы меня можете убить, но ненависть мою не заберете!" - Хочешь смерти? мы тебя сгноим!

Привезли меня в ЗУР - зону усиленного режима. В приемной избивали "бытовика" за то, что, когда его стригли, он попросил не трогать бороду. Пинали в живот сапогами, прыгали на нем, бросали с размаху на пол. Потом мне старший сержант говорит: "а тебе особого парикмахера приведем!" все вышли. Слышу лай собаки. Ну, думаю, п...Ц. Я эту овчарку помнил хорошо. Здоровая, как теленок, весит больше меня. Ее в СИЗО раньше пускали на усмирение бунтов, а в ЗУР перевели за то, что умела давить людей насмерть. Она прыгнула сразу. А у меня носки и каблуки были металлическими пластинками подкованы, чтобы обувь не снашивалась.

И я так удачно ударил, что она упала. Я не дал ей подняться, прыгнул и вцепился зубами в горло. Под зубами что-то хрустнуло, она подергалась и затихла. Я ее рвал пока юшка не потекла Жду. Никого нет. А за стеной - кабинет начальника ЗУРа Раковского. Думаю - заскочу туда и перегрызу ему артерию, я видел, как воры это делают. Потом открою камеры и подниму бунт, потребую прокурора города. Но тут вошли надзиратели, увидели собаку и за меня взялись. Били, бросали спиной о стену. У меня отказали ноги, но я как-то ухитрился доползти до начальника и стал кричать, чтобы меня не убивали. Раковский орет: "Взять этого контру!" и тут его заместитель с размаху ударил меня по шее наручниками.

Я упал и очнулся только через неделю на бетонном полу. Это был неотапливаемый подвал смертников, из которого никто не выходил живым. Как и сейчас с потолка свисали сосульки. Мне повезло, хотя просидел я там осень, зиму и весну. Мой сосед не выдержал истязаний и холода и заостренной ложкой разрезал себе живот и на стене кровью написал: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" ему засунули обратно кишки, зашили и через неделю кинули обратно. Недолго он прожил, конечно... каждый четверг был сан.день и его вывезли.

В этих нишах светила тусклая лампочка закрытая решеткой.

Это кабинет в котором избивали Василия Ивановича.

Показывает толщину внутренних стен.

Тот самый подвал. Полметра замершей воды.

Камеры смертников в подвале.

Рассказывает , что весной затапливало подвал и вода поднималась вот на столько.

А этот начальник, раковский, кстати, до сих пор жив. Вон дом его, видишь? но тебе не откроет. Я его, козла, как-то прижал. Кричит: "мне приказали тебя убить!"

Второй этаж был достроен позже в 40м. Когда заработал кирпичный завод.

Стены камер переломали под склад.

Сплошные нары в два яруса. На стенах остались следы.

"Эта территория ОЛПа №1 для уголовных статей теперь тут люди живут." .

"Из лагеря водили на работы на рытье котлованов вооон того дома..."

Василий Иванович никогда не был сломлен духом. Лагерная жизнь, жестокость и истязания очень сильно научила его выживать при этом оставаться человеком. Работает, помогает детям, ездит на родину в отпуск, принимает гостей со всей страны. После операции, обещал еще встретится и рассказать о былом.

Источник: drs-radchenko.livejournal.com

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
39752
467
2203
347
А что вы думаете об этом?
Показать 556 комментариев
Самые фишки на Фишках