Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Четверть века на чужбине (7 фото)

mindflixx
18 марта 2014 11:40
Переезд в другую страну чаще всего будет успешен для человека активного, энергичного и в общем то молодого. Мы уже много раз публиковали истории молодых белоруссов, которые решили попытать счастье за рубежом, теперь настало время познакомить вас с уроженцем Лиды, а ныне жителем Финляндии, которые прожил на чужбине четверть века.

Я окончил мореходное училище в Риге еще в советские времена, а по распределению попал в Одессу. В перестройку там было совсем плохо с работой, кроме того, начались «заморочки» с обязательным экзаменом по украинскому языку — без него невозможно было прописаться… И я начал искать счастья в другой стране. Почему Финляндия? Еще в 1984-м сюда переехала моя сестра, выйдя замуж за финна, я же часто наведывался к ней в гости. Здесь познакомился с русской женщиной, мы пришли к решению завести семью, и это стало поводом для переезда.
Попасть за границу, конечно, было сложно. Вдобавок тот факт, что сестра замужем за гражданином капстраны, стал поводом лишить мою мать должности начальника паспортного стола и понизить ее до инспектора.

Были ранние девяностые, когда я, наконец, сменил страну проживания. Поначалу был план легализовать свой диплом судового техника (он у меня международного образца), но затея так и осталась затеей. Сначала все время уходило на языковые курсы, а затем подвернулась работа токарем в фирме по металлообработке. А дальше и вовсе не до диплома было: начал обучаться станкам с программным управлением, сменил компанию на другую, та разорилась… В это же время появилась идея поступить в местный политехнический институт на вечернее отделение, план претворился в жизнь — так я вновь стал студентом.
На учебу ушло еще несколько лет. Параллельно удалось окончить курсы руководителей, а после разорения работодателя на бирже труда появилось предложение стать преподавателем местной школы повышения квалификации. Языка уже было достаточно, чтобы попробовать свои силы, — и у меня все получилось. Спустя семь лет появилось желание вновь набраться знаний, я поступил в институт города Ювяскюля ради диплома преподавателя не только курсов повышения квалификации, но и обычного колледжа для молодежи. Как и планировал, сменил место — начал обучать студентов работе на станках с ЧПУ. Учеба же растянулась на несколько лет, диплом мне выдали лишь в декабре 2013-го. Сейчас я нахожусь в принудительном годовом отпуске. Из-за сложной демографической ситуации в Финляндии преподавателей стало больше, чем требуется, а количество студентов уменьшается.

Финансирование образования в Финляндии тоже падает. Частично из-за этого я попал в принудительный отпуск, а некоторые мои коллеги — и под сокращения. Это взаимосвязанные с демографией вещи: за каждого студента колледж или институт получает от властей некоторую компенсацию, но так как их все меньше, то и поток денег уменьшается до такого состояния, при котором некоторым не находится работы.
Сейчас я занят повышением своего ученого статуса — с бакалавра до магистра. Для этого мне пришлось продолжить учебу в университете, но из-за семейных неурядиц и развода ушел в академический отпуск. Надеюсь, к осени все образуется и учеба будет продолжена.

Финский язык очень сложен для иностранца. Я начал понимать его, когда еще только стал приезжать в гости к сестре, то есть около 30 лет назад, но до сих пор не говорю идеально. До сих пор приходится заранее «прокручивать» фразу в голове, не все нюансы понятны, и, конечно, остается акцент, который сразу выдает во мне приезжего.
Хватает ли денег, выплачиваемых профсоюзом, на жизнь? Хватает даже тех, что платит биржа труда, а там сумма меньше. Конечно, не пошикуешь, но без жилья и еды не останешься. При этом я почти никогда не рассматривал всерьез вариант переезда в более крупный город, например Турку. Бывшая жена подбивала на это, но я считал, что пока есть работа, то и дергаться не имеет смысла. После, когда пришлось уйти в принудительный отпуск, были мысли сменить город, однако без конкретного предложения по трудоустройству не хотелось ехать в неизвестность.
Привык к своему «райцентру», менять его уже непросто. Иматра расположена «стратегически» — рядом с границей, удобно ездить в Беларусь или приглашать гостей. Здесь тихо и спокойно, нет суеты мегаполиса, как в Хельсинки, Питере или Москве. Наконец, прожиточный минимум в столице выше, особенно это касается аренды жилья — пришлось бы выкладывать на €200—300 больше за квартиру той же площади.

Финское гражданство я получил еще в девяностых, но от белорусского не отказался. В те годы была возможность законно обладать двумя паспортами, сейчас ситуация немного иная: Беларусь не признает двойное гражданство, но и не запрещает вам иметь паспорт другой страны. Сейчас я уже и не помню, чем руководствовался, когда подавал запрос на гражданство, ведь можно иметь все те же права и с видом на жительство. «В хозяйстве пригодится», — так, наверное, думал.
Беларусь все равно остается моей Родиной. Когда приезжаю в Лиду, что-то такое шевелится в душе, какая-то легкая тоска. Да, за десятилетия все изменилось, но воспоминания не уходят, хотя здесь, в Финляндии, ностальгии не чувствую.
Я никогда не планировал вернуться обратно. Причина одна — разница в уровне жизни. Конечно, если бы в Лиде я смог получить, работая инженером, оклад в €3—4 тыс., как в Иматре, то этот вариант можно было бы рассматривать. Однако таких зарплат в Беларуси нет, каким бы специалистом ты не являлся.
В Финляндии устроено так, что каждому жителю в прямом смысле выгодно получать образование. Преподаватель с дипломом колледжа получит одни деньги, со степенью бакалавра — другие, магистра — третьи. Шаг между ставками составляет около €300—400. В Беларуси такого нет! Образование здесь полностью бесплатно, даже для иностранцев (хотя в последнее время обсуждается введение оплаты для них), но стипендии, конечно, на жизнь вам не хватит. В моем случае я обратился в банк за ссудой, которую выплачивал после окончания института — ставка по ней составляет 1%.

Жилье я не покупал осознанно. В Финляндии нет разницы: что берешь кредит на покупку квартиры, что арендуешь ее — выплачиваешь в месяц примерно одинаковую сумму. Кредит растягивается на 20—30 лет, то есть не менее половины экономически активного возраста. Однако квартира «привязывает» к определенному месту, и в случае хорошего предложения по трудоустройству из другого города не всегда получится ее оставить.
За жизнью в Беларуси слежу. Мне кажется, хорошо, что в стране нет «беспредела», можно более или менее прогнозировать будущее. Особенно любопытно наблюдать за экономикой страны. До девальвации 2011 года мне казалось, что ситуация стабильная и хорошая. После резкого обесценивания национальной валюты возникло некоторое недоверие к проводимой экономической политике.
Тем не менее, я считаю позитивным тот факт, что большинство предприятий осталось в государственных руках — стране есть чем платить по счетам, а активы не разграблены кучкой олигархов, как это случилось в Украине.

Для финнов любой русскоговорящий человек, будь он из России, Беларуси или Украины, автоматически становится «русским». В приграничных районах, где мы сейчас находимся, многое зависит от кошельков с «той» стороны, с востока. При этом отношение к русским у местного населения, мягко говоря, не особо хорошее. И вот почему: Финляндия всегда жила очень обособленно, здесь, в отличие от Швеции, не принимали беженцев, процесс эмиграции был сложный и упростился только лет 10—15 назад, когда были открыты границы для обрусевших финнов, оставшихся на территории России после передвижения границ. Вернувшиеся земляки на работу не спешили, через одного оформляли «безработицу» и в условиях сильного социального государства прекрасно чувствовали себя на пособии.
Да, в Финляндии стало много туристов из России. Они привозят такую нужную экономике валюту, часть бизнеса в приграничных районах даже переориентировалась на приезжих — временных и постоянных. Но на бытовом уровне национализм в сознании финнов растет: много недовольства очередями в магазинах, засильем русских в аквапарках и саунах, домах отдыха, даже русской речью в школах и детсадах. Негативное отношение чувствуется на приемах у чиновников, на собеседованиях у работодателей.
Конечно, в глаза никто не скажет: «Русский, ты чего сюда приехал?» Финны — вежливые люди. Однако оказывать давление на приезжих можно другими способами. Я уже рассказывал, что был отправлен в принудительный отпуск, — так вот, вопрос решался между мной и местным жителем. Без работы в итоге остался я…
Тем не менее, хорошего в Финляндии больше, чем плохого. Пожалуй, самая слабая сторона — это как раз отношение к русскоговорящим, но, я думаю, такое встречается в любом государстве. Умеренный национализм — он присутствует везде. Уровень же жизни, социальная защищенность, доступность образования и практическая подготовка очень высокие. Но самое классное — полное отсутствие коррупции. Здесь бесполезно давать взятку полицейскому или чиновнику, об этом вообще никто не думает.

Как раз из-за коррупции такая разительная разница со Светогорском [ближайший город на российской территории, куда финны ездят заправляться, ]. Смотри: и мы, и россияне платим налоги, но, в отличие от Финляндии, в России эти деньги не уходят по назначению, а исчезают неизвестно где. Здесь же можно быть абсолютно уверенным, что власти не только используют полученные средства как положено, но и в случае чего потратят их на тебя. Потеряешь работу, заболеешь, выйдешь на пенсию — все застраховано, и страховка будет работать на гражданина.

Источник: people.onliner.by

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
9208
53
341
94
А что вы думаете об этом?
Показать 57 комментариев
Самые фишки на Фишках