Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Репортаж с заброшенного аэродрома ВВС в Гомельском район (58 фото)

BuzzSumo
03 апреля 2014 13:49
Предлагаю Вам посмотреть, что осталось от бывшего военного аэродрома, окрестности которого некогда сотрясал рев реактивных турбин.

Все началось в 41-м.
Наш гид и проводник – местный житель Борис Козловский - в прошлом летчик авиаполка, а ныне военный пенсионер и депутат поселкового Совета. По дороге на аэродром Борис Сергеевич посвящает в историю, корни которой уходят в еще довоенный период.

Формирование авиаполка началось в апреле 1941-го на аэродроме Укурей в Забайкалье, а завершился этот процесс через месяц после начала войны. Часть экипажей, а затем целая эскадрилья были отправлены на фронт.

В полном составе полк в боевых действиях не участвовал. Он входил в состав авиабазы, которая дислоцировалась на Дальнем Востоке на случай нападения Японии. Повоевать с квантунской армией летчикам пришлось уже после мая 1945-го.

В 1951-1952-м годах полк перебросили в Гомельский район, выделив площадь на территории сельсовета деревни Прибытки. Новое место выбиралось с учетом нескольких факторов. Один из них – раньше здесь уже находился аэродром, строившийся еще во время войны немецкими оккупантами. Это был так называемый "аэродром подскока". На нем использовались сборные взлетные полосы, которые могли перевозиться на грузовиках и при необходимости развертываться. Железные элементы этих конструкций можно и сегодня еще найти в погребах жителей окрестных сел.

Собственно, и до 1951 года здесь поочередно базировались несколько авиационных частей, после чего надолго "прописался" 290-й отдельный дальний разведывательный авиационный полк (ОДРАП). Для семей летного и технического состава построили военный городок № 56 "Зябровка". Название было привязано к железнодорожному узлу и одноименной станции.

Сменив назначение с "бомбардировочного" на разведывательный, даже в мирное время полк выполнял боевые задачи. К примеру, отдельные экипажи направлялись в Афганистан.

Не обходилось и без потерь. В основном во время аварий на самолетах новых типов. Самый известный случай – подвиг Виктора Оськина, погибшего летом 1992 года во время учебно-тренировочного полета на "ТУ-22".

Вскоре после взлета загорелся двигатель. Подполковник Оськин приказал экипажу катапультироваться, а сам стал отводить падающий самолет, находившийся в тот момент над Новобелицким районом Гомеля. Это позволило избежать разрушений и жертв. Но сам Виктор Оськин спастись не успел. Звание Героя России ему присвоили посмертно.

Кстати, в 1980-м году при схожих обстоятельствах погиб другой зябровский летчик – подполковник Виктор Перушев. И это лишь две фамилии из скорбного списка.

Практически ежедневно самолеты 290-го ОДРАП летали на разведку вдоль границ СССР, осуществляли аэросъемку – в полку имелась хорошая фотолаборатория, делавшая качественные снимки. Возможно, отсюда появлялись и предназначавшиеся для армейских альбомов фото солдат-срочников, которые после демобилизации разъезжались по всему Советскому Союзу.

Что это было...
Шагаем по взлетно-посадочной полосе: 80 метров в ширину и 3000 – в длину. По своим параметрам она и сегодня могла бы принять любой самолет. Разумеется, если бы находилась, как когда-то, в идеальном состоянии. За это обслуга аэродрома отвечала головой. Даже небольшая щель, скол на полосе срочно "пломбировались", поскольку могли привести к аварии. Как и мелкий мусор, попади он в двигатель при разгоне или посадке самолета.

Ныне территорию аэродрома используют парашютисты гомельского аэроклуба, а в теплое время устраивают гонки автолюбители. Несколько раз они проводили здесь же фестиваль мотоспорта "Экстрим-прорыв". Более-менее приличный вид полоса имеет как раз там, где ее как могут чистят рейсеры.

– Вот сейчас мы идем по рулежке, – рассказывает Борис Козловский. – По ней самолеты выдвигались со стоянок. Там чуть дальше – перемычка, по которой выезжали уже непосредственно на полосу… А вот там, где горы мусора, видите? Это был КДП – контрольно-диспетчерский пункт, с которого шло управление полетами.

На вооружении в полку имелось 30 самолетов – по 10 в трех эскадрильях.

В перерывах между полетами машины "отдыхали" под открытым небом. Стоянки – относительно небольшие бетонированные пятачки, выложенные плитами в форме сот.

Еще один вариант "парковки" – капониры, огражденные по периметру насыпью, которая называется обвалованием. В случае бомбардировки аэродрома оно защищает самолеты от ударной волны. Кроме того, возле стоянок имелись плиты ограждения, исполнявшие защитные функции от пламени при запуске реактивных двигателей.

Это были очень хорошие плиты: при разграблении аэродрома, о котором - чуть ниже, мародеры утащили их первыми. Разволокли и песок из обвалований, также отличавшийся высоким качеством.

Разумеется, на случай ядерной атаки были предусмотрены и бомбоубежища для личного состава. Изнутри оно напоминает бетонную трубу. Вдоль стен – жесткие скамейки.

Смысл кратковременного укрытия - в том, чтобы спрятаться непосредственно от взрыва, светового излучения и ударной волны. А также переждать, пока осядет радиация. После чего личный состав надевает костюмы химзащиты, выбирается наружу и покидает зараженную зону.

Таких укрытий вокруг аэродрома немало, вместимость каждого – до 30 человек. В угрожаемый период они должны были затариваться запасами воды и продовольствия со складов. К счастью, до реального использования по назначению не дошло.

Но заглядывали сюда солдатики регулярно, о чем свидетельствуют сохранившиеся граффити – названия городов или аббревиатура ДМБ – путевая звезда любого срочника. Обнаружились также литеры "СХ", оставленные игроками в "Схватку".

Военный аэродром – это не только "взлетка" и самолеты, но и обширная инфраструктура, остатки (а точнее – останки) которой мы наблюдаем вокруг.

За проволочным ограждением находились склады ГСМ. Потребности авиаполка в горючем были колоссальными. Топлива, расходовавшегося на один длившийся 2-3 часа полет, среднестатистическому колхозу того времени хватило бы на целый год.

Но самый впечатляющий из увиденных объектов – запасной командный пункт. Сверху он выглядит как обычный холм, если не знать, что под ним бункер с лабиринтами служебных помещений.

Даже наш отчаянный фотограф Наталья Ошека не сразу решилась войти внутрь. А на саркастический вопрос, боится ли она живущих в темноте мутантов, ответила с полной серьезностью:

– Боюсь бомжей…

Бомжей внутри не оказалось, но бродить по закоулкам, освещая путь мобильником, оказалось и впрямь жутковато. Конечно, в "Тенях Чернобыля", сидя перед монитором, такое проделываешь играючи, но тут-то ни АКМ в руках, ни возможности сохраниться…

Наконец бункер пройден насквозь – до света в дверном проеме с противоположной стороны.

В прилегающем к аэродрому лесном массиве когда-то располагались бомбосклады. Обнаружить их сверху благодаря маскировке также было фактически невозможно. По сигналам тревоги (к счастью, только учебной) бомбы везлись на аэродром.

Естественно, все находилось под охраной часовых и было ограждено несколькими рядами колючей проволоки. Ее давно нет – украли. Что, впрочем, лишь верхушка "воровского айсберга", накрывшего аэродром после вывода авиаполка.

– Что здесь творилось – сложно передать словами, – вспоминает Борис Козловский. – Воровали все. Поначалу пытались как-то охранять: сначала военные, потом милиция, но бесполезно.

Траншеи вот, видите? Это кабели связи выкапывали – их тут было десятки километров. Народ тогда активно за цветными металлами охотился. Доставали, оболочку разрезали тут же, проволоку забрали и повезли сдавать.

А еще вокруг аэродрома было много выброшенных запчастей – колеса, шасси, стойки, двигатели. Все подчистили.

Был даже один школьный физрук, который приходил с детьми и вместе с ними этот цветмет собирал. Но, что самое интересное, на вырученные деньги потом приобретали спортинвентарь – сами знаете, какое тогда финансирование было. Ну, лес хоть очистили...

Не тронули мародеры лишь бетонированную дорогу, по которой мы едем. Она умирает сама по себе – зарастает травой и разрушается.

Из целого комплекса зданий сохранилась так называемая "Арабская гостиница". Здесь проживал спецконтингент – обучавшиеся в полку высшему пилотажу курсанты из стран Ливии, Сирии, Ирака.

Ее нынешний вид говорит за себя, но когда-то это был вполне комфортабельный "отель" эконом-класса. Часть номеров выделялась под служебное жилье для офицеров и их семей.

Большинство остальных зданий, которым не нашлось применения, снесены. Об их существовании напоминают руины с грудами кирпичей.

Кстати, работа по сносу активизировалась после трагического случая в 2007-м, когда обрушившаяся плита перекрытия насмерть задавила двух подростков. Ребята "выколачивали" кирпичи из стены бывшей мастерской, чтобы потом сбыть их жителям местных деревень и заработать на карманные расходы.

Борис Козловский рассказывает, что когда инфраструктура военного объекта - пригодные к эксплуатации здания, инженерные коммуникации, вода, теплоснабжение –еще была в сохранности, многие предприниматели изъявляли желание взять помещения в аренду, наладить производство. Однако по каким-то причинам ничего не вышло.

Сегодня оживить аэродром могло бы строительство существующего в проекте логистического центра. В придачу это создало бы несколько сотен рабочих мест для жителей военгородка и окрестных деревень. Разговоры об этом периодически ведутся. Дело за малым – найти инвестора.

Требуют решения и насущные коммунальные проблемы военного городка. Одна из них – недостроенная многоэтажка, судьба которой годами остается "в тумане".

"Прости нас, белорусская земля..."
После развала Советского Союза авиаполк еще три года выполнял боевые задачи, подчиняясь напрямую Москве. В лихие 90-е служить оставались только самые преданные офицеры, не мыслившие существования без неба и самолетов.

Кто-то переводился на новые места службы, кто-то пытался найти свою нишу в гражданской жизни. Многие семьи покидали городок, к радости местных соседей, поскольку почти за бесценок продавали квартиры.

В 1994-м году последний самолет 290-го отдельного дальнего разведывательного авиационного полка навсегда оторвался от взлетной полосы зябровского аэродрома. Часть полностью передислоцировалась в Россию. Но история иногда повторяется…

Источник: news.tut.by

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
9081
24
191
23
А что вы думаете об этом?
Показать 32 комментария
Самые фишки на Фишках