Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO Реклама на фишках

Юрий Норштейн папа "Ёжика в тумане". (8 фото + 3 видео)

artiwanow2014
22 декабря 2014 17:17
                            "Творческая воля должна быть такой силы, чтобы ты сумел пройти через все ухищрения рисуночков,
                             каждый из которых сам по себе, может быть, и хорош, но все вместе не составляют общей энергии".
                                                                                                                                                                      Ю. Норштейн.
Один из немногих россиян, которого знают во всём мире! И не просто знают, а считают лучшим в мире - это мультипликатор, папа "Ёжика в тумане" Юрий Норштейн.
Помимо всемирно известных "Ёжик в тумане" и " "Сказка сказок" Юрий Борисович принимал то или иное участие в создании таких "блокбастеров" советской мультипликации, как "Каникулы Бонифация", "Варежка", "Чебурашка", "38 попугаев"... и многие другие.

Юрий Норштейн пришел в анимацию практически с улицы. Отец был рабочим, мать - воспитательницей в детском саду. Не имея даже высшего образования, лишь закончив курсы мультипликаторов, 20-летний Норштейн перешагнул порог "Союзмультфильма". Его метод назвали "альтернативной мультипликацией". Не рисованная, не кукольная - режиссер использовал технику так называемой многоярусной перекладки. С помощью тысяч крохотных деталей, контуров на прозрачной пленке, он создавал собственный мерцающий мир - разительно непохожий на все, что было до того.



Норштейн категорически не вписывается в "формат" современной анимации, в эпоху 3D, когда мультфильмы рисуются и считаются на мощных компьютерах, когда труд мультипликаторов автоматизирован настолько, что больше напоминает работу программиста, чем работу художника, пространство Юрия Норштейна живет и дышит. Его лес, его небо, его туман - все это настоящее, честное, живое. Яблоки падают в снег. Они ложатся так мягко, будто сами сделаны из ваты. Лошадь стоит по колено в тумане, и ежик боится, что если она ляжет спать, то может захлебнуться в нем. Каждый мультфильм Норштейна - философская притча. Ничего лишнего.

Ёжик в тумане

И даже в начале 90х, когда Юрий Борисович вынужден был заняться рекламными роликами для компании "Русский Сахр" он сделал не просто ролик, а настоящий шедевр мультипликации.

Русский сахар

Юрий Борисович, человек добрый, он же рисует мультфильмы для детей, которые полны мудрости и доброты. И как каждый добрый человек он любит животных.

Именно про животных Юрий Борисович и согласился поговорить с журналистами интернет портала "Зооинформ - сити", Норштейн не любит встречаться с журналистами именно этим и ценно данное интервью.



Про Кузю

– Юрий Борисович, спасибо, что согласились уделить нам время. Я знаю, что вы не любите общаться с журналистами, но журнал у нас особый — «собачий», про собак, хотя и для людей, конечно, потому что собаки журналов не читают…

– А зря, потому что они прочитали бы много гадостей про людей.



– Ну да, поскольку всё плохое, что говорят о собаках, относится к людям. Например, если собака кусается, то виноват хозяин, а не собака...

– У Саади есть строки: «Не пёс виновен, что полу прохожего порвал, вина хозяина, что пса такого воспитал». Однажды давно я купил книгу этого автора и понял, что это клад философских эссе.

– Судя по всему, и 800 лет назад были те же проблемы. Но давайте вернёмся ко дню сегодняшнему. Мы приехали, потому что у вас есть Кузя — вернее, это дало нам повод с вами пообщаться. Как он у вас появился?

– Это удивительная история. Кузя появился на сороковой день после смерти нашего Пиратика, который прожил у нас в студии 14 лет. Это был Танин пёс (Татьяна — помощница Ю.Б. — Прим. ред.), она страшно переживала, говорила: «Мы с ним договаривались лет на двадцать…» Но он прожил великолепную, достойную жизнь. Он был нашим другом, товарищем, сопровождал нас в различных мероприятиях, давал советы, создавал особый микроклимат, всё пространство студии принадлежало ему, как теперь и Кузе. И все точки, которые он в своё время облюбовал, — они теперь Кузины.



Ну так вот, Пиратик похоронен на даче у нашей подруги, редактора всех моих фильмов, Наташи Абрамовой. Она сама непрерывная кошатница и собачница, и у неё было 16–18 собак, одновременно могли жить в доме три собаки, и все они покоятся на даче, специальное место выделено для них, туда же и Пират попал. Мы приехали на сороковой день и на автобусной остановке нашли существо, которое, конечно, доходило — и дошло бы до «нужного» состояния, но вот, странное дело, он на нас очень живо среагировал…



– А он маленький был?

– Пять месяцев, как потом определил ветеринар. Но как-то он тогда почувствовал, что судьба его сейчас непонятно в какую сторону решается, отошёл и лёг на своё место.



– То есть он ни на чём не настаивал, ни к кому не напрашивался…

– Нет, нет. И тогда мы ему сказали: «Давай с нами!» И он побежал. Потом, через два дня, мы выяснили, что он глухой. Но тогда он каким-то своим разумом всё понял. Бежал впереди и оглядывался. Вот и всё: мы уехали пустые, а приехали с собакой.

– А почему его зовут Кузя?

– На самом деле ему всё равно, какое имя, он не слышит, но вот он Кузя — и всё. Понимаете? У него вид Кузи. У каждого ведь в именах, в аллитерации что-то зашифровано… И его в парке тут все Кузей окликают, он известен на всю округу.



– А как вы с ним общаетесь, если он не слышит?

– Тут всё чётко: у него другой слух. Знаете, как говорят монахи, есть третье зрение, третий глаз. Художник слышит другим слухом и видит другим зрением. Это не подчиняется никакой логике. Если есть логика у мистиков, то она выходит за пределы физики и не поддаётся объяснению. И я думаю, что у Кузи — как, впрочем, и у Пирата — есть вот этот слух, который мы не можем определить. Например, Пират, когда мы только думали пойти с ним гулять, уже появлялся. Сначала нас это удивляло, а потом мы поняли, что есть какие-то волны, и собаки видят что-то, чего не видим мы. Кузя может вот здесь остановиться и начать лаять в пространство, как будто он что-то нашёл. Кошки ведь тоже обладают чутьём, и слава богу, что есть существа, которые не подчиняются логике, в этом смысле наука вообще не может тягаться с ними, до каких бы тонкостей она ни дошла.



Как раз то, что люди обладают вот этим рацио, логикой, — им во многом мешает. Ведь как нас понимают собаки, мы их не понимаем даже в сотой доле… Но мы должны выработать эти волны, на которых мы с ними будем общаться, и Кузя в этом смысле нас многому учит.



А если говорить о понимании, то всё очень просто: во-первых, я с Кузей много разговариваю, глядя ему в глаза. Вообще с ним все разговаривают, и он внимательно смотрит, так что, я думаю, он уже артикуляцию понимает, а кроме этого, все наши разговоры сопровождаются жестами.



– Для собаки это очень важно.

– Здесь только одно важно — не обманывать. Я как-то Тане сказал: «Вот представляешь, Тань, как легко собаку свести с ума — мы каждый раз говорим: “Кузь, пойдём гулять!” — выходим к дверям, одеваемся, а Кузя остаётся здесь. Через неделю он просто сойдёт с ума, из него вылезет шерсть, он станет совсем другим существом. Хотя физически мы ничего ему не сделали, не навредили ничем». Но, собственно говоря, в этом пассаже есть часть взаимоотношений властей с нами, потому что, когда ты понимаешь, что тебе врут, фарисействуют, что с тобой разговаривают на ханжеском языке, это страшно расстраивает твою психику…



– У тебя вылезает шерсть.

– Да, у тебя вылезает шерсть.



– Юрий Борисович, если бы вы снимали мультфильм про Кузю, он был бы каким героем — лирическим, трагическим, комическим?

– Он был бы смешным и трогательным. Смешным в своей нелепости. Таким бы я его сделал, обязательно. У него есть некоторая нелепость в поведении, поскольку отсутствие слуха крадёт у него большую часть мира. Но, с другой стороны, это, конечно, компенсируется очень хорошим зрением, он потрясающе видит, даже когда наступают глубокие сумерки. И кроме того, у него поразительный нюх. Например, Таня гуляет с Кузей, а я прошёл и не встретился с ними. Если они пересекают тот путь, по которому я шёл, Кузя сразу начинает волноваться и оглядываться: где, куда, что? И Таня понимает, что здесь был я.

– Юрий Борисович, а кого Кузя считает вожаком стаи?

– Меня. Безо всяких полутонов, без сносок, я для него — вожак стаи.



– Вы как-то настаивали на этом статусе?

– Нет, никак не обозначал, но я с Кузей больше всех возился. Как только он появился, я сказал: «Ребята, не будем баловать!» Правда, всё равно его забаловали так, что он у стола прыгает, вертится, лает…



– Помогает делать котлеты…

– Помогает. Но тут другое — я с ним просто возился, воспитывал, поскольку видел, что в нём какие-то крови фокса есть, он такой терьеристый…



– Жёсткость в нём увидели?

– Да, жёсткость. Поэтому сразу ставил его на место, чтобы он знал: я старший. Был момент, когда Кузя года в полтора решил проявить характер… Он играл с косточкой, она закатилась под сейф, и я сказал: «Подожди, Кузя, я тебе её достану», и туда рукой полез — как вдруг он меня хватанул! Так я ему мгновенно дал по морде, что он отлетел. Вот тут надо было быть действительно резким один раз. Ему хватило.



– К вам ведь сюда приходит много людей, и с детьми, и он всех так дружелюбно встречает…

– Встречает всех, и хвост откручивается от попы. Когда приходит много народу, он всех обнюхает, потом укладывается на своё место и лежит, смотрит, как сфинкс, на всех, понимая, что всё нормально, что все свои.



– Но хоть какие-то охранные качества у него наблюдаются?

– Нет, никаких охранных качеств, да мы как-то не воспитывали в нём это, потому что сюда приходят друзья. От кого он нас должен охранять?



– Получается, что ваш Кузя живёт в раю…

– Да, но он и нам создаёт этот рай, потому что, когда ты ложишься спать, он подойдёт, сначала тебя обнюхает, а потом пройдёт за кровать, ляжет в своём отнорочке, — и всё, значит, земная ось на месте, мир свободен, устойчив и победа будет за нами.



Про детство



– Говорят, если ребёнку купить собаку, то он вырастет хорошим человеком. Вы согласны?

– Это совсем не факт, тут ведь всё зависит от того, как ребёнок будет относиться к собаке. Если он начнёт различать в ней личность и сможет понять её поведение, тогда ребёнок вырастет нормальным человеком. Ведь норма — это что? Это умение быть внимательным к миру и себя помещать в этот мир. Это когда между тобой и миром нет жёстких противоречий, и у тебя шерсть не вылезает, и в этом смысле собака своей органичностью — полностью соединительное звено.

Про жену



– Но ведь, когда вы стали взрослым, у вас появилась своя собака…

– У нас было три пуделя, три девочки. Одна прожила год, у неё была эпилепсия, психически она была неустойчивая — тот случай, когда не жилец. А вторая собака прожила 14 лет — и это было счастье, она была абсолютно наша, собака для семьи, для детей.



– Как её звали?

– Йюнечка. Клубная собака должна называться с определённой буквы, нам выпала буква Й. А последняя наша питомица, Марфа, была фактически собакой Франчески (Франческа Ярбусова, жена Ю.Б. — Прим. ред.). Жена говорила про неё: «Вот это моя собака!» Марфа прожила 13 лет. Она не отходила от Франчески дальше, чем на полтора метра. Бегала за ней по саду. Брала в зубы одеяло и спала рядом, а когда хозяйка уходила в магазин, то стоял вой: на кого ты меня покинула, бедная я… Вся обувь была собрана у дверей. Марфа смотрела в окно с кровати и ждала Франческу, которая, вернувшись, говорила: «Марфочка, а кто на кровать прыгал?» Марфа заворачивалась в свою подстилку и закрывала лапами нос, как белый медведь. Удивительная и редкая собака… Жена тогда практически переехала на дачу и в Москве уже почти не появлялась. Мне вообще кажется, что рядом с Франческой не может жить злобное существо…

Про мультфильмы



– А из современных мультфильмов вам что-то нравится?

– Конечно, есть сегодня фильмы хорошие, действительно тонко сделанные, но понимаете, какая история, — в этом нет общего движения. Была киностудия «Союзмультфильм», она была наполнена общим движением, там выпускалось, допустим, 40 фильмов в год. Как правило, обязательно фильмов 5–6 из них — высокого уровня, один — уникальный на пятилетие, дающий прививку мультипликации как кинематографу, а сегодня я не могу назвать ни одной такой работы, хотя талантливые режиссёры, безусловно, есть. И объективно вряд ли сейчас может появиться такой фильм, следствием которого будет целое движение в мультипликации. Для этого необходимо определённое сложение жизни, философии, любви, понимания, которое выходит за пределы конкретно этого времени и накрывает обширным куполом и искусство, и обыденную жизнь. Нужны другие биографии, я обычно говорю: нужно, чтобы трамвай переехал. Такого сейчас нет.

Мультфильмы: Сказка сказок

Про счастье



– Ну а ваша биография… вас можно назвать счастливым человеком?

– Если мы говорим о счастье, то что мы вкладываем в это понятие?



– Хорошо, другими словами: вы в гармонии с собой живёте?

– Нет, не в гармонии. 

– Глядя на вас, трудно в это поверить...

– Я бы жил в гармонии, если бы не надо было всем этим кошмаром заниматься. Когда я сам по себе, один, когда я начинаю размышлять об искусстве или как строится фильм — приходит осознание, что я, кажется, понимаю… В этот момент я чувствую счастье, необыкновенный прилив сил. Но когда это выливается в колоссальную систему движения к цели и когда ты понимаешь, что на этом пути вот то и вот это перечёркивают твоё гармоничное существование, то я не могу сказать, что я счастлив. Одно дело, когда идёт война с собой — это совсем другая война, это испытывает любой человек, — никаких идеальных условий для художника никогда не было и быть не может. Но есть условия — и есть УСЛОВИЯ, когда они тебя просто придавливают, и нет никакой возможности сопротивляться. Как сказал Гоген, страдания обостряют талант, но когда их слишком много, они его убивают.



Саша Жуковский — оператор, с которым мы «Ёжика» сняли, «Цаплю и журавля», «Шинель», говорил: «Если Юре хорошо, значит, не очень плохо». Кстати, у меня с ним была абсолютная гармония, даже с Франческой такого не было. Если говорить о счастье, счастье — это был Жуковский и наше с ним общение, я не чувствовал никаких противоречий, была полная гармония, будто вышел — а перед тобой река, она сверкает на солнце, ничто не сдерживает твоего движения в этом пространстве, ты абсолютно наполнен этим пространством, и оно входит в тебя, и в этот момент ты чувствуешь полную гармонию с миром. Но это слишком редкие обстоятельства, хотя, с другой стороны, я был бы ханжой, если бы сказал, что несчастлив. Почему в фильме «Сказка сказок» был сделан этот эпизод — «Светлый лик», потому что это моё понимание счастья. Не конкретное действие, а именно моё понимание счастья, когда каждый жест, и сумма жестов, и соотношение жестов одного человека с другим входят в полную гармонию с окружающим миром, с этим пространством, когда твой жест рождает музыку.

Будем с нетерпением ждать новую работу Юрия Борисовича мультфильм, над которым он работает с 1981 года "Шинель". 

Источник: zooinform.ru

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1637
18
81
1
А что вы думаете об этом?
Показать 18 комментариев
Самые фишки на Фишках