Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO Реклама на фишках

Колыбель космонавтики отмечает юбилей (6 фото)

alex
11 января 2015 19:56
11 января 1960 года приказом Главкома ВВС К.А. Вершинина была организована специальная воинская часть 26266. Для чего, знали только самые посвященные: задача - подготовка космонавтов. Так родился Центр подготовки космонавтов.
ЦПК по праву называют колыбелью космонавтики. Именно отсюда повела дорога к звездам и первых космонавтов, и тех, кто последовал за ними. Ведет она и сегодня. А как все начиналось?

По предложению Главного конструктора Сергея Королева, в первый отряд космонавтов набрали летчиков-истребителей. Ставка на военных была не случайной. Королев говорил: "Летчик-истребитель - это и есть требуемый универсал. Он летает в стратосфере на одноместном скоростном самолете. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер..."

Отбор будущих космонавтов был жесточайший. Цифры тут нагляднее любых слов: были рассмотрены документы на 3461 летчика истребительной авиации в возрасте до 35 лет. Для первичной беседы пригласили только 347 человек, а к медицинскому обследованию допустили еще меньше - 206. По здоровью отчислили 105 человек, еще 72 сами отказались от обследования. Через "сито" прошли 29 летчиков, и лишь 20 из них были зачислены первыми слушателями-космонавтами.

В штате ЦПК, который возглавил видный специалист в области авиационной медицины полковник медицинской службы Евгений Карпов (самый первый начальник Центра), были предусмотрены управление, отдел подготовки космонавтов, учебно-тренировочный отдел, отдел материально-технического обеспечения, взвод охраны и даже клуб. Но поначалу, когда в Москву прибыла первая группа кандидатов на космический полет, весь он помещался в крошечном здании спортивной базы ЦСКА.

Вот как рассказывал о том времени в интервью корреспонденту "РГ" дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Борис Волынов: "Мы пришли в отряд в один день с Юрием Гагариным, 7 марта 1960 года. Сначала нас было 12 слушателей, к июню стало 20. Мы прибыли в Москву. Там часть небольшого 2-этажного здания в районе метро "Динамо" была отдана под классы. Холостяков поместили здесь же. У меня уже была семья, сыну 2 годика. Но жену на всякий случай отправил домой. Потому что не знал, какие будут условия, где будем работать. Все же секретно. Мы знали одно: предстоит испытательная работа на летательных аппаратах, которые "ходят" на больших скоростях. Но не знали, что в космонавтике.

Режим был строгий. В 7 утра - зарядка, занятия заканчивались в 18 часов 12 минут. Но многие задерживались: надо было еще почитать материалы. А они все закрытые, секретные. Поэтому только на служебной территории. Вот тебе папочка, сидишь в классе и читаешь. Если конспектируешь, то тоже только в секретной тетрадочке…"
Кстати, рост летчиков-кандидатов в космонавты должен был быть не более 170 сантиметров, вес - до 70 килограммов. Когда готовили самых первых "звездолетов", было совершенно неизвестно, как поведет себя человеческий организм в космосе. Поэтому на испытаниях гоняли, что называется, и в хвост и в гриву. Предельные уровни воздействия на организм по перегрузкам, вибрации, по температуре были очень высокими.

"В той же термокамере сидели и час, и больше. Это было уже на грани", - признавался Борис Волынов. Страшные вещи приходилось читать и про сурдокамеру, где будущие космонавты сутками находились в полной изоляции. Тот же Волынов вошел туда вторым.

"Это было в 1960 году после парашютной подготовки, - вспоминает Борис Валентинович. - Позади 35 прыжков. Всем дали отдышаться, 2-3 дня отпуска. А меня раз - и в сурдокамеру, вслед за Быковским. Представьте: небольшая металлическая барокамера. Все заставлено банками, склянками, едой... Стоит кресло авиационное. Спинку отбрасываешь для сна - и встать уже невозможно, нет места для ног. Когда спинка вертикально, можно "развлекаться" - зарядку делать, бегать, прыгать. Но на одном месте. Я сидел десять суток. Валерий тоже".

Вот так готовились первые космонавты, так все начиналось. С годами менялся центр, становилась все более мощной его тренажерная база, увеличивалась не только подготовка космонавтов, но и проведение на базе ЦПК серьезных научных исследований.

С 2009 года статус Центра изменился: было создано федеральное государственное бюджетное учреждение "Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина". В связи с решением международных партнеров об увеличении членов экипажа Международной космической станции с трех до шести человек, резко возрос объем работ по обеспечению и проведению подготовки российских и иностранных космонавтов (астронавтов).

Тренажерная база ЦПК поистине уникальная: вся подготовка ведется на реальных аппаратах, которые или уже были в космосе, или готовились к полету. Корреспонденту "РГ" довелось "примерить на себя" некоторые тренажеры, в том числе российского служебного модуля МКС - "Звезда". Кстати, тут действует жесткое правило: на тренажеры можно заходить только в тапочках. Стерильность - почти как на орбите.

Станция чем-то напоминает длинную трубу. Просматривается все. А еще удивила теснота. Обеденный и рабочий стол - один. Здесь же так называемый медицинский ящик. Здесь же подогревается еда. И тут же, рядышком, - туалет.

Пожалуй, одна из самых серьезных "инстанций" подготовки космонавтов - это центрифуга. Прошел? Считай, одной ногой уже на орбите. В Центре их две - с "плечом" в семь метров и восемнадцать. Последняя, массой в триста тонн, - самая большая в Европе. В течение нескольких секунд они развивают перегрузку до 8 единиц. Предельная - тридцать. Но это уже, правда, для испытаний техники.

Центрифуга движется не только по кругу, но и вращается в трех плоскостях. Скорость под 250 километров в час, 36 с половиной оборотов в минуту! Рассказывают, что во время ее испытаний деревянный потолок сдуло напрочь.

Какие реальные перегрузки испытывают космонавты в полете? На этапах выведения "Союза" на орбиту - примерно 4 единицы, при спуске - около шести. Но при нештатных ситуациях эти цифры могут перекрываться. Например, у экипажа Николая Бударина, когда их корабль неожиданно сорвался на баллистическую траекторию, посадка получилась очень жесткой - до 8 единиц. Еще сложнее пришлось Василию Лазареву и Олегу Макарову в 1975 году: из-за аварии 2-й ступени ракеты-носителя "Союз" упал в Алтайские горы, а на космонавтов свалились все 20 единиц.

Не так давно закрылась на реконструкцию гидролаборатория ЦПК, где отрабатываются все действия в открытом космосе. Гидролаборатория была открыта еще в начале 1980-х годов: за минувшие годы там проведено 5 тысяч погружений в скафандрах "Орлан", под водой отработано 70 тысяч часов, подготовлены 180 экипажей для работы в открытом космосе! Это сложнейшее инженерно-техническое сооружение, оснащенное макетами космических объектов, специальными системами телевидения, связи, освещения и т.д.
Как говорят космонавты, именно благодаря тренировкам в гидролаборатории, выход в открытый космос если и не превращается в приятную прогулку, то не становится чем-то экстремальным. Если, конечно, не считать мозолей на руках. Ведь чем только не приходится заниматься космонавтам вне станции от плановых ремонтно-профилактических работ до монтажа или демонтажа крупных космических конструкций. В открытом космосе сегодня и варят, и режут, и паяют.

Корреспондента "РГ" знакомил с бассейном летчик-космонавт Герой Советского Союза Виктор Афанасьев, в "звездном багаже" которого четыре полета, 555 суток, проведенных на орбите, и семь выходов в открытый космос. Почему именно в воде имитируется выход в открытый космос? "Основной принцип имитации работ в невесомости - нейтрализация силы земного притяжения, - объяснял Афанасьев. - Идеальная невесомость достигается во время полетов по параболической траектории в специально оборудованном самолете Ил-76 - так называемой "летающей лаборатории". Но - лишь на 20-25 секунд. Космонавт вращается на 360 градусов, "плавает" по салону… За полтора часа полета выполняется примерно десять-пятнадцать "горок" - так набегает до восьми минут невесомости. Вполне достаточно, чтобы, скажем, научиться надевать скафандр. Однако, чтобы отработать многие механические операции, времени нужно куда как больше".
Для тренировки используются скафандры "Орлан-М" - те же самые, в которых космонавты работают на орбите. Сам скафандр весит 114 килограммов, плюс к нему подвешивают свинцовые грузики. Килограммов эдак на восемьдесят. На языке специалистов это называется обезвешивание. А если совсем просто, то космонавт получает "нулевую плавучесть" - и не всплывает, и не опускается на дно.

Гидролаботорию часто использовали в реальном режиме, когда на самой станции что-то случалось. Вниз спускался исследователь, который точно повторял движения космонавта, находящегося на орбите, и поддерживал постоянную связь с орбитой - так отыскивалось повреждение и способ его устранения.

Реконструкция гидролаборатории предстоит большая: обновится подвижная платформа уникального бассейна, будет новый интерьер, поменяют балки и крышу. Предполагается, что работы продлятся около года. Как рассказывают сотрудники ЦПК, планы вообще большие. И по модернизации центрифуги, и по созданию единого полигона для подготовки космонавтов к выживанию в разных климатических условиях, и по модернизации реабилитационной базы…

Важной вехой в истории Центра стало завершение в июне прошлого года общекосмической подготовки группой кандидатов в космонавты-испытатели набора 2012-го года. Заметим, это был первый в истории отечественной космонавтики открытый набор в отряд космонавтов. Любопытно сравнить, какие же антропометрические требования предъявляются к кандидатам в космонавты сегодня: рост в положении стоя 150-190 см; рост в положении сидя - 80-99 см; масса тела 50-90 кг; максимальная длина ступни - 29,5 см.

Всем кандидатам в космонавты была присвоена квалификация "космонавт-испытатель". Как подчеркнул нынешний начальник ЦПК Юрий Лончаков, правительственная комиссия отметила высокий уровень знаний молодых космонавтов. И еще замечательный факт. Среди тех, кто влился в ряды космонавтов-испытателей, - Анна Кикина. Она стала второй женщиной в российском отряде космонавтов. Напомним: в настоящее время на орбите работает Елена Серова, первая россиянка на Международной космической станции и четвертая наша соотечественница, которая полетела в космос.

Сегодня в отряде космонавтов 39 "действующих штыков". Семнадцать из них еще не летали в космос. Их дорога к звездам тоже будет проложена отсюда, из Центра подготовки космонавтов.

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
463
3
30
5
А что вы думаете об этом?
Показать 3 комментария
Самые фишки на Фишках