Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

История одного фейка (16 фото)

SvetaValent
27 мая 2015 23:14
"В СССР секса нет!" - эта фраза прозвучала в одной телепередаче во времена перестройки и стала знаменитой! Но не смотря на абсурдность этого заявления, в нем было много правды - тема секса в СССР была запрещена. Брошюрки "Молодым супругам", медицинские атласы, черно-белые миниатюрные порнографические фотографии или карты, продававшиеся в поездах, да рассказы Толстого с Куприным - вот и всё, что было доступно среднестатистическому жителю страны Советов. гражданину в последние годы существования империи. Но так было не всегда.

В начале марта 1918 года в городе Саратове произошло событие, о котором написали в местных газетах: группа бандитов разграбила чайную Михаила Уварова и убила ее хозяина. Потом выяснилось, что расправа над Уваровым осуществлена не бандитами, а отрядом анархистов в 20 человек. Отряду было поручено произвести обыск в чайной и арестовать ее владельца. Члены отряда «по собственному почину» убили Уварова, сочтя «опасным и бесполезным» держать в тюрьме члена «Союза русского народа» и ярого контрреволюционера. Анархисты заявили, что убийство Уварова — это «акт мести и справедливого протеста» за разгромленный накануне анархистский клуб и за издание от имени анархистов пасквильного, сексистского и порнографического «Декрета о социализации женщин». «Декрет» от 28 февраля 1918 года по форме напоминал другие декреты Советской власти. Он включал в себя преамбулу и 19 параграфов. Согласно «декрету», с 1 мая 1918 года все женщины в возрасте от 17 до 32 лет (кроме имеющих более пяти детей) изымаются из частного владения и объявляются «достоянием (собственностью) народа».

Но убийство Уварова историю с «Декретом» не остановила. Можно сказать, что ситуация вышла из-под контроля. «Декрет» был перепечатан многими буржуазными и мелкобуржуазными газетами. Публикации такого рода вызвали широкий общественный резонанс. Так, в Вятке правый эсер Виноградов, переписав текст «декрета» из газеты «Уфимская жизнь», напечатал его под названием «Бессмертный документ» в газете «Вятский край». 18 апреля Вятский губисполком постановил закрыть газету, а всех лиц, причастных к этой публикации, предать суду революционного трибунала. Правда потом губернский съезд Советов отменил это решение, посчитав его чересчур суровым.

К маю 1918 г. На фоне голода и разрухи, обстановка в стране обострилась. А тут еще публикации в различных газетах «Декрета» о национализации женщин в различных вариантах подливали масло в огонь. Например, во Владимире женщин решили национализировать начиная с 18 лет: «Всякая девица, достигшая 18 лет и не вышедшая замуж, обязана под страхом наказания зарегистрироваться в бюро свободной любви. Зарегистрированной предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители-супруги...»

Советское государство стало принимать более жестокие меры по отношению к газетам, публиковавшим «декрет». В феврале 1919 года В. И. Ленин получил жалобу комбеда деревни Медяны Чимбелевской волости, Курмышевского уезда о том, что комбед распоряжается судьбой молодых женщин, «отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованием здравого смысла». Ленин сразу же направил телеграмму Симбирскому губисполкому и губернской ЧК: «Немедленно проверьте строжайше, если подтвердится, арестуйте виновных, надо наказать мерзавцев сурово и быстро и оповестить все население. Телеграфируйте исполнение» (В. И. Ленин и ВЧК, 1987. с. 121 — 122). Было проведено расследование и установлено, что национализация женщин в Медянах не вводилась. Мало того, людей, написавших жалобы, в данной местности никогда не было. (О, великий фейк!)

В годы гражданской войны «Декрет об отмене частного владения женщинами» взяли на вооружение белогвардейцы. Приписав авторство этого документа большевикам, они начали широко использовать его в агитации против Советской власти. Его отголоски мы встречаем в период коллективизации, когда ходили слухи о том, что крестьяне, вступающие в колхоз, «будут спать под одним общим одеялом». «Декрет об отмене частного владения женщинами» получил широкую известность и за рубежом. В сознание западного обывателя усиленно внедрялся стереотип большевиков — разрушителей семьи и брака, сторонников национализации женщин.

на фото Александра Коллонтай

В начале 20-х годов в новом обществе продолжались бурные дискуссии по половым вопросам, активнейшее участие в которых приняли многие большевистские теоретики. Тогда и появилась т.н. «Теория стакана воды» (или теория «бескрылого эроса») гласила: в коммунистическом обществе удовлетворить половые стремления и любовную потребность так же просто и незначительно, как выпить стакан воды. Поклонники этой теории отрицали любовь и пропагандировали свободный секс, предвосхитив хиппи. Авторство этой теории приписывают Александре Коллонтай, которая отличалась «прогрессивностью» в межполовых вопросах. Данную теорию поддержали и Инесса Арманд и Лиля Брик. Общество откликнулось охотно, особенно молодежь.

В.Маяковский и Л.Брик

Инесса Арманд

Также начало 20-х годов было отмечено и небывалым ростом количества изнасилований и убийств женщин, отказывавшихся удовлетворить потребности мужчин в "свободной комсомольской любви". Такие случаи попадали на страницы уголовной хроники, однако многие журналисты и литераторы с явной симпатией относились к идее свободной любви и пропагандировали превосходство физического влечения полов над духовным, а иногда и вовсе отрицали духовную близость, считая ее пережитком буржуазной морали.

В 1922 г. были проведены, которые показали, что выросло количество внебрачных детей и, поистине, вал венерических заболеваний. В 1922 году в Московском Коммунистическом университете 40% студентов болели триппером, а 21%-одновременно и триппером, и сифилисом.

Летом 1925 года в Москве появилось общество «Долой стыд!». Его участники решили бороться со стыдом как с буржуазным предрассудком. Группы людей по шесть-десять человек совершенно голыми маршировали по улицам, а на лентах, надетых поперек обнаженного тела, было написано: «Долой стыд - это буржуазный предрассудок». На дамах не было ничего, кроме обуви и сумочек для документов. Причем они ходили в таком виде в кино, в столовую для рабочих и даже ездили в трамвае. Правда, затея не вызвала понимания в обществе: говорят, бабушки, видя их, крестились, дети бросали в них камнями и гнилыми овощами.

Народный комиссар здравоохранения Семашко от имени правительства осудил попытки ходить голыми «по московским изогнутым улицам». При этом он выдвигал главным аргументом следующий: «неподходящий климат, слишком низкая температура Москвы, грозящая здоровью населения, если оно увлечется идеями общества «Долой стыд!». Далее говорилось, что наркомат здравоохранения выяснил, что воздух городских улиц перенасыщен пылью и бактериями, вредными для человеческой кожи. Поэтому Наркомздрав рекомендовал не появляться на городских улицах без одежды, а полезный свежий воздух и солнечный свет искать на окраинах города и берегах водоемов...

Сильный удар по семье нанесла и пропаганда жизни в бытовых коммунах. В 1927 году в Советском Союзе непрерывной рабочей недели со скользящими выходными. На строительстве Сталинградского тракторного завода ввели в действие проект семейной коммуны. Коммунары должны были спать по шесть человек в комнате, мужчины и женщины отдельно. На две шестиместные комнаты полагался один двуспальный номер, куда пара могла удалиться в согласованное с коллективом время. Однако, если один из супругов (например, муж) получал на работе взыскание, либо плохо относился к своим комсомольским обязанностям, трудовой коллектив имел полное право лишить его близости с женой на сутки, трое, или даже на месяц.

Запущенный процесс стал пугать своим размахом; да и выглядело это, признаться, неважно. ”Хотя, — писал Ленин, — я меньше всего мрачный аскет, но мне так называемая новая половая жизнь кажется разновидностью доброго буржуазного дома терпимости”. Клара Цеткин огорченно цитирует его же в своем дневнике: ”От этой теории „стакана воды“ наша молодежь взбесилась, прямо взбесилась. Она стала злым роком многих юношей и девушек. Приверженцы ее утверждают, что это теория марксистская. Спасибо за такой марксизм”. И маятник качнулся в другую сторону. В 1924 г. А. Залкинд публикует ”12 половых заповедей революционного пролетариата”. Это кодекс, призванный упорядочить и усмирить волну народной сексуальной свободы.

И началось! В 1929 г. был ”закрыт” жанр советского ню в фотографии и живописи. Вот и первые репрессии: один фотограф — в тюрьме ”за распространение порнографии”, другой выслан в ссылку, несколько лишены права профессиональной деятельности. Контроль ужесточался, свободы сужались. Это не было только идеологическим волевым решением, к этому вел простой здравый смысл. Понятно было, что грандиозный эксперимент провалился; процесс обернулся против себя. В 1934 г. вновь введено уголовное наказание за гомосексуализм. В 1936 г. запрещены аборты. Государство прибирало к рукам распоясавшихся граждан.

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
6974
11
57
7
А что вы думаете об этом?
Показать 12 комментариев
Самые фишки на Фишках