Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

По Крыму с дозиметром (8 фото)

Mamin Sibiriak
07 июня 2015 20:24
Всесоюзная здравница была еще и «непотопляемым авианосцем», причем основательно вооруженным.

Вернувшийся в лоно России Крым – воистину край исторических тайн и чудес. И хотя каждому известно, что полуостров издавна славился как всесоюзная здравница, отдыхавшие здесь туристы – и «организованные», и «дикари» – в абсолютном большинстве и представить не могли, что находится рядом с сердоликовыми бухтами древнего Карадага или, допустим, Байдарскими воротами. А между тем здесь немало мест, связанных не только с биографиями людей, создававших отечественную атомную науку и технику, но и, так сказать, с плодами их творческих дерзаний. По большей части совершенно в те времена секретными. Возможно, и для нынешних путешественников представит интерес краткий путеводитель по «атомным» достопримечательностям Тавриды.

Багерово – поселок городского типа в восточном Крыму на железнодорожной ветке Джанкой – Керчь, в 15 километрах западнее Керчи. Рядом с поселком на одноименном аэродроме располагался 71-й полигон ВВС (создан приказом министра обороны СССР от 27 августа 1947 года) – особое авиационное соединение, предназначенное для обеспечения испытаний ядерного оружия. В его состав входили 35-й бомбардировочный, 513-й истребительный авиаполки и 647-й смешанный авиаполк специального обеспечения. Самолеты вылетали на Семипалатинский и Новоземельский ядерные полигоны на испытания первых советских атомных и водородных бомб. Например, 60 лет назад, в сентябре 1954 года, багеровский Ту-4А сбросил 40-килотонную плутониевую бомбу РДС-2 на знаменитых Тоцких учениях.

Балаклава – до 1957 года город, ныне в административном плане часть Севастополя (фактически город-спутник). В послевоенное время этот населенный пункт на берегу удобнейшей Балаклавской бухты, известной с незапамятных времен как Сюмболон-лимен (Гавань Символов по-древнегречески) и удостоившейся упоминания в «Одиссее» Гомера, на туристических картах Крыма попросту отсутствовал. Причиной было наличие здесь закрытой для посторонних глаз базы подводных лодок, а также арсенала ядерного оружия, конспирации ради названного ремонтно-технической базой. Арсенал обосновался в уникальном скальном укрытии «объекта 825», способном выдержать ядерный удар и представляющем собой штольню, вырубленную метростроевцами в горе Таврос. Название горы восходит к древнему племени тавров, обитавшему на здешних берегах. Племя было кровожадным: заманивали заблудившихся мореходов разведенными на горе кострищами, а затем грабили их и приносили в жертву своим хищным богам.

«Объект 825» включал не только хранилище ядерных боеприпасов, которыми снаряжались торпеды и корабельные ракеты, но и подземный завод по ремонту подводных лодок. Строилась эта уникальная подземная гавань в 1957–1961 годах. В канал «объекта 825» входили сразу семь средних дизельных подлодок проекта 613, а при необходимости здесь могли укрыться несколько тысяч человек. Субмарины с середины 60-х начали нести боевое дежурство, имея на борту торпеды с автономными специальными (ядерными) боевыми зарядными отделениями (АСБЗО). Снаряжение торпед АСБЗО как раз и происходило в толще скалы Таврос.

В дальнейшем в составе базировавшейся в Балаклаве 155-й бригады подводных лодок появились четыре ракетные субмарины проекта 644, одна – проекта 665 и две – проекта 651. Все с крылатыми ракетами надводного старта. Каждый «утюг» – так прозвали флотские остряки лодки проекта 651 – нес четыре крылатые ракеты П-6 (противокорабельные), «молоковозка» (проект 644) – две ракеты П-5 («корабль-земля»), «лягушка» (проект 665) – четыре П-5. Их «ядерную» эксплуатацию также обеспечивали специалисты арсенала. Для замкнутого Черного моря это была грозная сила, ведь по своей ударной мощи они превосходили весь турецкий флот. Ныне этих лодок в боевом составе ВМФ России уже нет, а когда-то наглухо закрытая для посторонних Балаклава с теперешними ее веселенькими яхтами и стайками туристов живо напоминает гриновский Зурбаган, причем «объект 825» превращен в уникальный музей.

Недалеко от Балаклавы, у мыса Айя (от греческого Святая) находилась еще одна секретная ракетно-ядерная точка – «объект 100». В своей последней ипостаси он представлял собой береговой ракетный комплекс «Утес» с убирающимися под землю пусковыми установками, с которых запускались крылатые ракеты типа «Прогресс» как в обычном, так и (на случай большой войны) в ядерном снаряжении. После передачи в середине 90-х годов (разумеется, без ядерных зарядов) Украине «объект 100» постигла незавидная участь – об этой страничке «атомной» истории Крыма теперь напоминают лишь его основательно раскуроченные фрагменты.

Белогорск (до 1944 года Карасубазар) – районный центр в 42 километрах восточнее Симферополя, на берегу реки Биюк-Карасу. В 1924–1928 годах в Карасубазаре жил и учился в школе будущий научный руководитель и главный конструктор ядерно-оружейного НИИ-1011 (ныне РФЯЦ-ВНИИТФ) Кирилл Щелкин. В его честь здесь создан мемориал.

Веселое, Гвардейское, Октябрьское – населенные пункты, вблизи которых действовали одноименные аэродромы 2-й гвардейской морской ракетоносной авиационной дивизии Черноморского флота и базы хранения ядерного оружия для ее самолетов. Дивизия, оснащенная дальними бомбардировщиками-ракетоносцами Ту-16К и Ту-22М, вылетев для нанесения ударов по надводным целям в Средиземном море, могла одновременно выпустить 60 крылатых ракет КСР-5 и Х-22 – это была бы настоящая стена атомного огня. В первую очередь ее целями являлись авианосцы вероятного противника.

Керчь – город-герой на берегу Керченского пролива. В 1988 году здесь по проекту 10081 на судостроительном заводе «Залив» был построен единственный в мире атомный лихтеровоз ледового класса «Севморпуть» полным водоизмещением почти 62 тысячи тонн – это в 2,5 раза больше, чем у тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий». Экономическая целесообразность эксплуатации «Севморпути» определяется интенсивностью и объемом грузопотока, и возвращение находящегося на севере атомохода в строй, намеченное на 2016 год, связано с тем вниманием, которое Россия уделяет освоению Арктики. Перед уникальным судном будут стоять задачи как мирного (северный завоз, обеспечение освоения природных богатств), так и оборонного плана. Ведь развертывание военной инфраструктуры на архипелагах Северного Ледовитого океана требует переброски соответствующих грузов, и здесь имеющий хорошую ледопроходимость «Севморпуть» придется очень кстати. А вообще сам факт строительства в Керчи столь крупного судна да еще на ядерной энергетике в принципе позволяет говорить о южном векторе замещения для отечественного военного кораблестроения потерянных русским флотом николаевских верфей, где строились тяжелые авианесущие крейсеры.

Краснокаменка (до 1948 года Кизилташ) – населенный пункт в составе Феодосийского горсовета в районе живописного горного урочища. В 1955 году рядом с Краснокаменкой было завершено строительство одной из первых центральных баз хранения ядерных боеприпасов СССР с хорошо защищенным автономным подземным комплексом, представлявшим собой более чем двухкилометровый туннель, пробитый в горе Кизилташ.

Перевальное (до 1945 года Ангара) – село в 23 километрах юго-восточнее Симферополя, у шоссе Симферополь – Ялта. В мае 1959 года рядом с этим селом встала на боевое дежурство первая отечественная воинская часть, оснащенная стратегическим ракетно-ядерным оружием – 84-й ракетный полк, имевший баллистические ракеты средней дальности Р-5М конструкции Сергея Королева. Каждая из восьми ракет полка, запускавшаяся на 1200 километров, несла ядерную боеголовку мощностью 40–80 килотонн, затем – термоядерную в одну мегатонну. Ракетчики стояли здесь до середины 60-х годов.

Севастополь – город-герой, главная база Черноморского флота России. В 1941-м, с началом Великой Отечественной войны, группа ученых Ленинградского физико-технического института под руководством Анатолия Александрова и Игоря Курчатова выполняла здесь специальное задание по внедрению новейших методов размагничивания боевых кораблей. А с 1964 года в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище готовились офицерские кадры специалистов по эксплуатации ядерных энергетических установок атомных подводных лодок. В 1996-м училище было преобразовано в гражданское учебное заведение – Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности (ныне под российской юрисдикцией).

В 60-е годы в составе Черноморского флота появились надводные боевые корабли – носители ядерного оружия, которые часто могли видеть в Севастопольской бухте жители и гости города. То были, например, ракетные крейсеры «Грозный» и «Адмирал Головко» с крылатыми ракетами П-35 (ядерный заряд ТК-25), противолодочные крейсеры-вертолетоносцы «Москва» и «Ленинград» с ракетным комплексом «Вихрь», имевшим ракету 82Р, снаряженную глубинным ядерным зарядом ТА-3 (эдакий «атомный кипятильник»). Они уже ушли в историю (имя «Москва» носит теперь другой ракетный крейсер – нынешний флагман флота), но по своей ядерной мощи российский Черноморский флот, хотя и сократившийся в разы по сравнению с советским периодом, по-прежнему господствует в Понте Эвксинском.

Симферополь – административная столица Крыма. Сюда в 1912 году переехала семья Игоря Курчатова – будущего научного отца советского атомного проекта. Здесь Игорь Васильевич в 1920-м окончил с золотой медалью Симферопольскую казенную гимназию, а в 1923-м – физико-математический факультет Таврического университета. В 1928–1932 годах в Симферополе на физико-технологическом отделении Крымского педагогического института учился его будущий коллега по созданию отечественного ядерного щита Кирилл Щелкин.

Феодосия – портово-промышленный город на юго-восточном берегу Крыма. Здесь в 1919–1920 годах располагалось Киевское пехотное великого князя Константина Константиновича военное училище, среди юнкеров которого числился будущий корифей отечественной атомной науки, академик и трижды Герой Социалистического Труда Анатолий Александров. В 1924-м в Феодосии в гидрометеорологическом центре работал молодой Игорь Курчатов, изучавший черноморские приливы и отливы.

В районе Феодосии был развернут 1014-й гвардейский зенитный ракетный полк, оснащенный комплексами большой (С-200) и средней (С-75) дальности. Кроме того, такими же комплексами были оснащены 174-я (Севастополь) и 206-я (Евпатория) зенитные ракетные бригады. Часть зенитных управляемых ракет этих комплексов могла применяться в ядерном снаряжении (например ракета В-880 комплекса С-200 оснащалась ядерным блоком ТА-18).

Щелкино – самый молодой город Крыма, расположенный в его восточной части, на берегу Азовского моря, у знаменитого ныне среди представителей молодежной субкультуры мыса Казантип. Был основан в 1978 году как поселок строителей Крымской АЭС и ее будущий город-спутник, названный в честь ученого-ядерщика Кирилла Щелкина. Пуск первого (из запланированных двух) энергоблока Крымской АЭС с водо-водяным реактором ВВЭР-1000 намечался на 1989 год. Но Чернобыль и начавшийся развал советской экономики привели к приостановке, а затем и полному прекращению строительства этой атомной станции. Готовность ее первого энергоблока к тому моменту составляла 80 процентов, а на площадке второго шли фундаментные работы. Дальше началось банальное растаскивание недостроенного объекта на металлолом.

Зато громадина несостоявшегося первого энергоблока Крымской АЭС привлекла раскованных граждан «международной республики Казантип», устраивавших в машинном зале свои дискотеки, а также экстремалов, сигавших с парашютом с высоченного датского крана «Кролл», использовавшегося на стройке. Потом «Кролл» вроде как продали, так что парашютировать оказалось не с чего.

Картина разрухи на Крымской АЭС приглянулась кинематографистам. Федор Бондарчук снимал здесь «Обитаемый остров» по одноименному произведению братьев Стругацких, кое в чем, увы, слишком перекликающемуся с некоторыми отечественными и украинскими реалиями.

Не лучшая судьба для атомной станции, своевременный ввод которой в строй благоприятно отразился бы на развитии полуострова.

Но можно с некоторым основанием предположить, что в атомную летопись Крыма, который снова стал российским «непотопляемым авианосцем», еще будут вписаны новые главы. И подробно говорить о них пока преждевременно.

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1121
25
25
17
А что вы думаете об этом?
Показать 25 комментариев
Самые фишки на Фишках