Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Дружили два Таланта. Высоцкий и Шемякин (23 фото)

Дмитрий
10 июня 2015 20:31
Высоцкий посвящал Шемякину свои песни, тот, в свою очередь, рисовал иллюстрации к произведениям Владимира Семёновича, а после его смерти создал памятник поэту, установленный в Самаре.

Здесь и далее- Владимир Высоцкий и Михаил Шемякин в парижской мастерской художника. Фото Пьера Бернара. 1977 год.

Познакомились Владимир и Михаил в Париже, устроил это знакомство сам М. Барышников. Случилось это в 1974-м, в чудесном старинном особняке актрисы Одиль Версуа (Odile Versois) – родной сестры Марины Влади.

Далее выдержки из различных интервью М. Шемякина.

«Наша дружба родилась действительно внезапно, но было ясно, что это — навсегда. Ангелы наши творящие и любящие Свет, Красоту и Справедливость, узнали друг друга, а духи бесшабашности, буйного отчаянного веселья и разгула, сидящие в каждом из нас, узнали друг друга тоже».

«Я в 70-х узнал многих шестидесятников, эмигрировавших из России. Это были и писатели – Максимов, Некрасов, Галич, Синявский, и люди театра – Нуреев, Барышников. Но сдружился навсегда – с Высоцким».

Письмо В. Высоцкого М. Шемякину под впечатлением от серии «Чрево». Париж, 1977 год.

«Меня с Володей связывала глубокая и длительная дружба. У нас было много общего как в биографии, так и в мироощущении. Отцы прошли войну, оба служили в Германии, где порознь проходило наше детство, дослужились до полковников. Оба мы впитали ужас руин побеждённой великой страны. Потом был неуют и теснота коммуналок на родине, где воочию предстала нам чудовищность режима Совдепии. Сближало и сходство характеров – устремлённость в сферу искусства, а главное – желание найти правду, непримиримость и даже радикализм в поисках справедливости».

Письмо В. Высоцкого М. Шемякину. Париж 1 ноября 1978 года.

«Иногда Володя приезжал ко мне прямо из аэропорта, чтобы показать новые песни. Нас объединяло страстное желание обрести красоту и справедливость существования, возбудить это чувство в людях. Обоих била судьба, и потому особенно хотелось прорваться и найти всё-таки свет истины. Не скрою, нередко формой нашего протеста становился алкоголь. Он обостряет чувства, и восприятие мира становится ярче, образнее, что сказалось, наверное, в песнях Володи и в моих графических листах».

«Марина Влади Высоцкого ревновала, и записям нашим мешала. Не случайно в своей дурацкой книжке «Владимир, или Прерванный полет» она написала: «Твои отношения с Мишей окрашены тайной. Вы запираетесь у него в мастерской и часами сидите там. Он верующий, даже мистик, а за тобой я не замечала склонности к религии. Он задумчив и часами может рассматривать свои многочисленные коллекции, он фанатичен и скрытен, ты - полная ему противоположность. Единственная ваша точка соприкосновения, за исключением таланта, - это любовь к диким попойкам».

«Вскрывались какие-то новые пласты духовности, которые мы находили друг в друге. В моей графике во второй половине 70-х стало, пожалуй, больше динамики, экспрессии, импровизации, чувствуется пульс прерывистого дыхания. Темы песен Володи становятся как-то глубже в смысле философского понимания жизни и смерти, возникает тема небытия, так любимая и мной».

«Он посвятил мне около десятка песен. С моей подачи написана песенка «Ошибка вышла», где в сатирическом ключе речь идет об издевательствах в психушке. Он очень сочувственно, с переживанием, относился к моим рассказам о буйной, полной мытарств жизни, которую я вёл в юности. Вообще мы друг друга старались беречь. Если запивали, то по очереди – один охранял другого. Раз только загуляли вместе. Этот случай Высоцкий красочно описал в песне «Французские бесы». Одной из самых серьёзных своих песен Володя считал «Я был и слаб, и уязвим...». В одном из последних писем он благодарит за её идею».

«Самое сильное впечатление от песни- «Охота на волков», я услышал её у Галича и был потрясён. В песне не было ни одной фальшивой ноты, в ней было все – ритм, цвет, композиция, гармония. А какой духовный напор! Речь шла об облаве на наше поколение бунтарей, инакомыслящих. Гениальная вещь!»

«Я вот страдаю клаустрофобией - ненавижу маленькие замкнутые помещения, а он больших терпеть не мог, поэтому, когда останавливался у меня, ему отдавали крохотную комнату моей дочери (Доротея переходила в комнату мамы). Гость огораживал себе угол диваном, обкладывал всё это книгами, которые я для него выписывал или доставал, надевал очки и сидел, уткнувшись в страницы - он читал у меня всё, что было запрещено в России, знакомился с мастерами, которых там не знали».

«Мы делали записи у меня в мастерской. Я купил студийную аппаратуру, и мы несколько месяцев работали вместе. И так записали семь пластинок. Они были потом тиражированы в Америке в 1988 году, уже после его кончины. Копии с них, пиратские, гуляют по всему миру, особенно в России, в форме дисков. Ещё вышел четырёхтомник стихов Владимира Высоцкого, который я проиллюстрировал».

«В последний раз мы виделись с ним незадолго до его смерти, в 1980 году. Я улетал в Грецию, а он - обратно в Москву. Володя понимал, что это наша последняя встреча, отчётливее, чем я: заехал ко мне попрощаться, был очень печален... Я выходил куда-то, а он сидел у меня в мастерской за моим столом, перебирал какие-то мои рисунки... Потом мы вышли на улицу, на рю Риволи - я как раз жил там в просторной квартире. В Париже стояла приятная прохладная погода. По небу плыли смешные облака, а по Сене – небольшие кораблики. Этот пейзаж очень напомнил мне Петербург шестидесятых.

На нем были светло-синие джинсы, жёлтая кожаная куртка... Он все время просил меня нарисовать ему для выступлений костюм, а я всё понять не мог, в чем же он должен петь. Долгие годы над этим мы размышляли, Володя то одну куртку покупал, то вторую, и вот он стоял, лицо было грустное-грустное... Я подошёл к Володе и сказал: «Постараемся жить назло всем!» «Постараюсь», – ответил он. Подошло такси, увозившее его в никуда. В жёлтой кожаной куртке он сел в жёлтое парижское такси, помахал мне рукой - вот и всё...

Когда я вернулся и стал разбирать бумаги, среди моих рисунков обнаружил его смешной автопортрет - Володя любил делать такие одним штрихом, и было стихотворение, в котором он со мной попрощался. Там были такие строчки: «Как хороши, как свежи были маки, из коих смерть схимичили врачи».

Маки - для наркоманов символ: он понимал, от чего умрёт, ну а заканчивались его стихи так:

Мишка! Милый! Брат мой Мишка!
Разрази нас гром! -
Поживём еще, братишка,
По жи вьём
Po-ji-viom!

Так что он прекрасно понимал, КТО и ЧТО уведёт его из этой жизни. На правой стороне листка было написано: «Михаилу Шемякину, чьим другом посчастливилось быть мне!»

«У меня с Мариной Влади всегда были натянутые отношения. А её книга «Владимир, или Прерванный полёт», в которой много лживых моментов, заставила отвернуться от неё не только меня, но и многих других людей. Хотя, если бы не Марина, Володя ушёл бы раньше. Она делала всё, чтобы спасти его от алкоголизма. И от наркотиков, когда он за два года до смерти «сел на иглу». Вернее, его посадили, как он мне потом признался. Тогда она, да и все мы, понимала, что это - начало конца. И он сам это понимал».

«В 2010 году я закончил шестилетний труд - 42 иллюстрации к книге, которая называется «Две судьбы». В неё включены 12 песен и поэм, которые он посвятил мне, но одно дело - посвящение и совершенно другое - когда он писал о моей жизни или о нашем совместном загуле, поэтому я обязан был расшифровать эти песни, как-то показать, о чём же Высоцкий пел. В принципе, он мне их просто дарил - мы никогда не думали, что это будет когда-нибудь издаваться.

Фото для грампластинки В. Высоцкого, выпущенной во Франции 1977 года.

Я иллюстрировал их и выпустил, как известно, пластинки - семь лет просидел в наушниках, записывал, поэтому делить: это мне более близко, а то менее - очень сложно. С другой стороны, спортивные его песни я меньше воспринимаю, а такие, как «Конец охоты на волков» или «Купола», которые он посвятил мне, больше. Сложно было работать над иллюстрациями к песням о гражданской и Великой Отечественной войнах. Одна из песен, «Пожары», была посвящена моему отцу. Володя его очень уважал. Он старый рубака, много повоевавший и на фронтах гражданской, и в Отечественную войну, кавалер шести боевых орденов Красного Знамени. Володя перед ним несколько трепетал, и так и не осмелился ему пропеть свою песню.

Памятник Владимиру Высоцкому по проекту Михаила Шемякина в Самаре. 2008г.

Вообще всё о нас с Володей Высоцким было сложно делать… Иллюстрации порой носят гротесково-комический характер, ибо серьёзно к себе относиться довольно глупо. И сам Володя зачастую к себе самому относился с большим юмором. ...Думаю, судьба облагодетельствовала и меня – дружба с гением выпадает не всякому».

Имя Шемякина известно в среде поклонников Высоцкого ещё и потому, что Михаил Михайлович является счастливым обладателем уникальной коллекции записей барда. По мнению многих ценителей, ни одна из существующих подборок песен Высоцкого даже близко не может сравниться с коллекцией Шемякина. Во многом невероятную мощь этой подборки можно объяснить тем, что записывал эти песни Владимир не на продажу и не для выходящей в массовый тираж пластинки – он пел для своего лучшего друга. Записи сделаны в Париже в 1975—1980 годы в студии Михаила Шемякина. Аккомпанировал Высоцкому на второй гитаре Константин Казанский. Записи были изданы только в 1987 году, после обработки в Нью-Йорке Михаилом Либерманом. Серия включает в себя 7 пластинок. Владимир Высоцкий и по сей день занимает важное место в жизни Михаила Шемякина.

Источник: www.playcast.ru

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1248
1
22
8
А что вы думаете об этом?
Показать 2 комментария
Самые фишки на Фишках