Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Еще раз к вопросу эффективности авиации против танков (6 фото)

Иван Кемеров
12 января 2018 19:52
В ходе Харьковского сражения в марте 1943 г. известен эпизод погрома 2-го, 3-го и 5-го гвардейских танковых корпусов у Борисовки. Погромщиком выступала танковая дивизия "Гроссдойчланд". Набили там к 200 Т-34 и Т-70.
С 13по 21 марта корпус потерял 903 человека убитыми и ранеными,110 Т-34 и 46 Т-70. УНичтожено танков 119 и 9 САУ. Заинтересовала меня следущая страничка:

35 танков за один день от авиации!? Кто это мог так порезвиться?

Эпизод подтверждается с двух сторон: две эскадрильи Hs 129, поддежанные пикировщиками Ju 87, вывели из строя порядка 30 танков в боях за Томаровку 19 марта 1943 г. Необычность эпизода в том, что в целом статистика потерь наших танков за войну показывает незначительный вклад немецкой авиации в борьбе с советскими танковыми войсками. Например, смотрим Широкорада: «В 1943-1945 от огня артиллерии (включая танки и САУ) выводила из строя 88-91% наших танков, от мин и фугасов 4-8% и от авиации 4-5%. В ходе войны СА потеряла 83,5 тысячи танков доля авиации - 5%, это 4175 танков».

Более того, если посмотреть, пожалуй, нашего главного сейчас специалиста по штурмовой авиации Великой Отечественной – Олега Растренина, то оказывается: «Анализ возможностей "Хеншеля" с пушкой МК101 убийственен – стрельба по надмоторной броне и крыше башен советских "тридцатьчетверок" подкалиберным снарядом к пушке МК101 при углах пикирования "хеншеля" до 30 гр. была неэффективной, так как давала сплошные рикошеты...»

Почему же статистика и настрелы на полигоне вошли в противоречие с конкретным боевым эпизодом?
Подсказку могут дать известные мемуары танкиста Кулешова П.П.: «Попали под налет авиации... Самолеты из 37-миллиметровых пушек подожгли одну машину и подбили вторую — ...жалюзи не были закрыты, машины шли, греются, поэтому мы, наоборот, жалюзи раскрыли для того, чтобы воздуха больше было. Там ещё две машины стояло, одна подбита была, одна загорелась».

Что за жалюзи имеются ввиду? Бронежалюзи над трансмиссионным отделением танка – наследие еще танка Кристи. Их обычно не видно – они закрыты сеткой над моторным отсеком, хотя на первых БТ обходились и без нее:

В случае опасности поражения, например, бутылкой с зажигательной смесью, или на остановке жалюзи следовало закрыть. Собственно на полигоне при обстреле Т-34 жалюзи были закрыты – вот и сплошные рикошеты. При движении жалюзи открыты – причем отклонены назад на угол порядка 45 гр. Соответственно, при атаке сзади под углом 25-35 гр. была возможность «закинуть» снаряд в моторное отделение прямо между створками жалюзи. Собственно такой способ атаки на Т-34 и демонстрирует Рудель на известном снимке:

Правда, тут возникает еще одна проблема: жалюзи то сравнительно небольшие по площади – можно ли туда вообще попасть? Реальная скорострельность 30-мм и 37-мм «противотанковых» авиационных пушек была очень низкая, а отдача высокая, что не позволяло, согласно полигонным испытаниям, добиваться высокой вероятности попадания в танк, не то, что в его отдельные части. Как писал один немецкий пилот: «Танк Т-34 – очень маленькая наземная цель, даже не представляете насколько маленькая!»

Как ни странно успех немецких противотанкистов в данном случае объясняется не специальными «противотанковыми пушками», а штатным вооружением штурмовиков – пушками MG 151/15. Первоначально две 15-мм пушки (по немецкий классификации – пулемета) MG 151/15 рассматривались главным противотанковым средством Hs 129 – снаряд представлял собой болванку из вольфрамового сплава и обеспечивал неплохую пробиваемость по легким танкам. Но к моменту дебюта Hs 129 на Восточном фронте, быстро выяснилось, что против КВ и Т-34 снаряды MG 151/15 бесполезны.


«Однако» (с) при атаке по моторному отделению ситуация менялась – скорострельность MG 151 была не в пример выше MK101 или ВК3,7, а запас патронов – 500 шт (это не 30 снарядов для МК101!) давали высокую вероятность попадания хотя бы несколькими 15-мм снарядами в танк. Если вольфрамовый сердечник попадал в моторное отделение мимо бронежалюзи, то это практически гарантировано приводило серьезному повреждению мотора или элементов трансмиссии, а при удачном попадании – к пожару.

Снаряжение пушки MG151/15 на Hs 129

Понятно, что сие «открытие» не осталось без внимания советских танкистов: то, что жалюзи должны быть закрыты в пиковой ситуации недвусмысленно намекает Кулешов.

Почему же в бою 19 марта 1943 г. ситуация сложилась так неблагоприятно для нас и удачно для «панцерягеров»? В данном случае просто все оказалось против танкистов: массированный воздушный налет люфтваффе, включая две штурмовые эскадрильи, одновременно с лобовой атакой немецкой пехоты просто не позволяли нашим танкистам заглушать моторы и, прекратив бой, пережидать налет. Одновременно бомбежка пикировщиков Ju 87 не позволяла зенитчиками и пехоте поднять головы (как собственно и советовал применять штурмовую авиацию Рудель). К тому же поле боя осталось за немцами и в результате даже относительно легко поврежденные танки (прострел пушки и разбитый двигатель) автоматически перешли в категории «безвозвратно потерянные». В сумме это и дало «впечатляющий успех люфтваффе» - немцы вообще за 18-19 марта заявили об уничтожении авиацией на этом участке фронта в сумме 110 советских танков!

Решетка над жалюзи снесена, виден пожар в двигательном отсеке

Однако в дальнейшем, как и следовало ожидать, простой рецепт – «закрой жалюзи» в купе с другими мероприятиями привели к тому, что и показывала статистика – доля потерь танков от авиации противника не превышала 5% и была меньше, чем число танков, утерянных «военно-морским способом».

«К лету 1943 г. русские выработали меры противодействия к атакам Hs 129. Вот так об этом рассказывал Бруно Мейер (бывший командир эскадрильи Hs 129): «Наше вооружение позволяло выполнять атаки только в узком диапазоне углов пикирования – между 30 и 40 гр. Ни больше, ни меньше, в противном случае загнать цель в прицел, не врезавшись потом в землю, было не возможно. Мы всегда выполняли заход именно так, и в этом была главная опасность: русские быстро приняли соответствующие меры. Так как других двухмоторных штурмовиков на фронте не было, русские танкисты легко узнавали Hs 129 в момент атаки, которая выполнялась строго по шаблону. Русские танкисты выбирались из танка, прятались за ним и не спеша выцеливали самолет из пулемета. После открытия огня пилот выводил свой самолет из пикирования на высоте всего 3-6 метров, и именно в этот момент самолет представлял собой идеальную цель. Русские открывали огонь, пользуясь тем, что никакого вооружения для стрельбы назад у нас не было... Фактически все русские солдаты были подготовлены к стрельбе из своего оружия по штурмующим самолетам, а концентрация огня множества ружей и пулеметов часто приводила к поражению цели. В данном случае, хотя Hs 129 был бронирован, защита двигателей была недостаточна... и многие самолеты сбивались огнем пехоты. Еще большую, поистине смертельную опасность представляла собой русская зенитная артиллерия, что отмечали все немецкие пилоты... Когда немцы стали концентрировать свои атаки на танки на марше, русские быстро обеспечили подвижные части специальными зенитными подразделениями. Иногда зенитные орудия буксировались прямо танками, и при появлении авиации зенитчики очень быстро приводили их в боевое положение».

Наверное, самым характерным отражением эффективности "панцерягеров" в дальнейшем стало их участие в Прохоровской битве: порядка 50 Hs 129 в течение 12 июля 1943 г. потеряли 6 самолетов и не заявили ни одного подбитого танка!

Источник: birserg-1977.livejournal.com

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
4197
41
134
19
А что вы думаете об этом?
Показать 41 комментарий
Самые фишки на Фишках