Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Калуга. Часть 6: Колыбель Космонавтики (67 фото)

Сергей
14 февраля 2018 18:20
Калуга, по которой мы гуляли в прошлых 5 частях (последняя - о малоизвестных районах) в мировую историю вошла как Колыбель Космонавтики: здесь прожил большую часть жизни и создал большую часть своих научных трудов Константин Эдуардович Циолковский.

Часть 1 тут: https://fishki.net/2505950-kaluga-chasty-1-haos-i-kosmos.html
Часть 2 тут: https://fishki.net/2506932-kaluga-chasty-2-staryj-torg-i-okrestnosti.html
Часть 3 тут: https://fishki.net/2508689-kaluga-chasty-3-doma-i-ulicy.html
Часть 4 тут: https://fishki.net/2509303-kaluga-chasty-4-cerkvi-palaty-i-teremki.html
Часть 5 тут: https://fishki.net/2511322-kaluga-chasty-5-levaja-shtanina-goroda.html

Впрочем, помимо Калуги, в этом посте будет полтора десятка кадров из Москвы и Боровска, через которые летела в космос человеческая мысль.

Потому что с тем же успехом колыбелью космонавтики можно назвать и вот это здание - особняк в Москве, на улице Мясницкой, 7. История усадьбы на этом месте уходит корнями куда-то в средние века, а среди её владельцев были даже такие экзотические, как род касимовских ханов, пресёкшийся в 1729 году. Нынешний особняк построили в середине 18 века дворяне Салтыковы, а в 1831 году его купил Александр Чертков, страстно увлекавшийся коллекционированием всего, что имело отношение к русской истории. Дом наполнили портреты, грамоты, монеты, но в первую очередь - книги. Над этими книгами корпели Пушкин, Гоголь, Толстой, собирая материалы для своих произведений, а сын коллекционера Григорий Чертков в 1863 году решил сделать библиотеку отца общедоступной и, впервые в России, бесплатной. Располагалась она в дальнем (относительно фото) крыле, в несгораемой пристройке на Фуркасов переулок, а за этим крылом знакомое любому москвичу здание с книжным магазином "Библио-Глобус".

В 1869 году в библиотеке объявился таинственный бородатый бессребренник Николай Фёдорович Фёдоров. Уроженец тех уездов Тамбовской губернии, что входят теперь в Рязанскую область, он мог бы зваться Николай Павлович Гагарин, но был внебрачным сыном помещика и имя получил по крёстному отцу. Одни считали Фёдорова наивным чудаком, а другие величали Московским Сократом: в историю он вошёл как основоположник философии "русского космизма" - ведь в те времена слово "космос" ещё не значило пространства за пределами нашей планеты, а было скорее синонимом мироздания и вселенского единства, антонимом слова "хаос". Своё учение Николай Фёдорович называл "философией общего дела", и по сути говоря пытался соединить науку как средство с религией как путём. Общим делом человечества он считал окончательную победу над Смертью, которая будет заключаться даже не в бессмертии живущих, а в воскрешении всех людей, когда-либо живших на свете. Как географ по образованию он понимал, что Земля будет для такого дела тесна. А значит, - думал Фёдоров примерно в те времена, когда опороченная Катюша Маслова пошла по рукам, а студент Раскольников убил топором старушку, - Человечество обязано выйти за пределы Земли и заселить другие планеты.Так, задолго до понимания, что такое космос, Фёдоров впервые дал хоть какой-то ответ - ЗАЧЕМ нам его достигать.

В 1871 (по другим данным в 1874) году Григорий Чертков подарил свою библиотеку городу, а особняк перешёл к его дальней родственнице Наталье Гагариной. В библиотечном крыле разместился магазин семян, а сама библиотека переехала в знаменитый Пашков дом (1784-86) на Воздвиженке, своим итальянским фасадом глядящий на кремлёвские башни. Мне он, откровенно говоря, никогда не нравился, но всё же принято считать его красивейшим особняком Москвы. С его крыши можно было глядеть в кремль, и именно на этой крыше с незваным Левием Матвеем беседовал Воланд. Пашковы владели дворцом недолго, в 19 веке его передали Московскому университету, а в 1861 году сюда переехал из Петербурга Румянцевский музей, образованный в 1828 году из коллекций русского дипломата Сергея Румянцева. В его-то собрание и влилась в 1871 году Чертковская библиотека.

А в 1873 сюда зачастил 16-летний Константин Циолковский, который был тогда, согласно собственным мемуарам, "дик и убог". Его польская фамилия не случайна: Циолковские были шляхетским родом из под Житомира (где позже, в семье учителя русского языка, родится Сергей Королёв), по семейном легенде - роднёй гайдамака Северина Наливайко.. Но к 1857 году, когда у назначенного лесничьим в село Ижевское на Рязанщине Эдуарда Циолковского родился сын Константин, всякая связь с Польшей и Украиной давно прервалась. В 1863 году семья переехала из Ижевского в губернскую Рязань, а пару лет спустя, перекатавшись на санках, 9-летней Костя заболел скарлатиной, и после осложнения практически оглох - на одно ухо не слышал вовсе, на другое - лишь на 40%. Так Циолковский оказался в своеобразной капсуле, отделявшей его от реальности, от игр со сверстниками, от нормальной учёбы (педагогов он просто не слышал). В 1869 году Циолковские переехали в Вятку (ныне Киров), где на семью одно за другим посыпались несчастья - с разницей в полгода умер старший брат будущего учёного Дмитрий, а следом и мать, не пережившая потери сына. Из училища Константина отчислили, но как за последнюю соломинку его отец ухватился за постоянное техническое творчество сына: в раннем детстве Костя строил бумажные домики, а в отрочестве конструировал самодвижущиеся коляски, ящики-обманки для фокусов и даже аэростаты, которые так и не удавалось запустить. Домашнее обучение дало эффект: в 1873 году Константин сдал экстерном экзамены в Рязанской мужской гимназии да поехал в Москву поступать в Бауманку (тогда она называлась Высшим техническим училищем). Однако - не поступил, и решил получать образование в библиотеке.

Здесь странный юноша показывал чудеса самодисциплины - свои дни он разбил по графику, как институтские лекции, но только вместо лектора над головой у него была книга в руках. В библиотеке Циолковский познакомился и с Фёдоровым, и бородатый аскет сделался его покровителем, наводя Константина на необычные знания и книги. Напрашивается мысль, что именно Фёдоров заронил Циолковскому мысли о космосе, рассказав молодому человеку о других планетах и необходимости человечества расселяться на них. Но нет - о космосе они не говорили за время личного знакомства ни разу, и с философией Фёдорова Циолковский познакомился спустя годы из третьих рук. Учёба продлилась до 1876 года, и за это время по своим познаниям в точных науках Циолковский дошёл до уровня студента-среднекурсника.

Фёдоров работал в библиотеке до конца жизни, дружил с Львом Толстым, вдохновлял Достоевского... Он умер в 1903 году от воспаления лёгких, а "Философия общего дела" была систематизирована и опубликована учениками посмертно. Библиотека в 1924 году легла в основу Ленинки, ныне третьей по величине библиотеки мира, и её главное здание стоит с 1930-х годов по соседству с домом Пашкова. Другие экспонаты разошлись по музеям - Третьяковке и Пушкинскому в Москве, этнографическому в Петербурге. А дом Пашкова, когда-то довлевший над двухэтажной Москвой, потонул в вертикалях ХХ века.

Вернувшись в Вятку, Циолковский занялся частным репетиторством, и на эти деньги смог снять мастерскую для опытов и выписать важнейшие русские литературные журналы за все годы их издания. В 1875-76 годах умерли младшие брат и сестра Циолковского, отец тяжело заболел и вышел в отставку, и в 1878 году остаток семьи вновь переехал в Рязань. Там Константин ещё и поругался с отцом, и полагаться в мире ему было более не на кого. В 1879 году он вновь сдал в экзамены Первой гимназии - теперь на должность уездного учителя. И где-то там, то ли на Вятке, то ли в Рязани в 1878 году им был создан первый космический чертёж, в калужском Музее Космонавтики представленный как первое в мировой науке изображение невесомости.

В 1880 году Константин Эдуардович получил назначение на должность учителя математики и физики в Боровск - уездный городок Калужской губернии, где 2/3 населения приходилось на староверов. Придя в училище, Циолковский с удивлением узнал, что здесь же в 1866-69 годах преподавал географию Николай Фёдоров

Постоянные переезды и смены работы сделали геобиографию Циолковского необычайно богатой. Только в Боровске за 12 лет он сменил 5 домов и гостиницу, где остановился для поисков жилья. Первый найденный дом принадлежал священнику-вдовцу Евграфу Соколову, и вскоре Константин женился на его дочери Варя. Обвенчались они за городом в церкви Рождества Богородицы (1708) села Роща у древнего Пафнутьево-Боровского монастыря.

В доме Соколова Циолковский писал свои первые работы - философское "Графическое изображение ощущений", где он пытался матетически доказать бессмысленность человеческой жизни (об этих идеях он позже жалел), и, в 1881 году - уже вполне научная "Теория газов", в которой обосновывались принципы реактивного движения. Хочется сказать "впервые в мире", но нет - из Петербурга, от самого Менделеева, пришёл ответ, что всё это уже открыто 25 лет назад. Циолковский был, кончено, этим огорчён, но может в том и дело: чтобы понять свои вопросы настолько глубоко, мало было изучить опыт предшественников, а нужно было самому пройти их путь.
С 1882 года чета Циолковских жила на Калужской улице, снимая квартиры у Барановых (1882-83) и Ковалёвых (1883-87). Считается, что эти два дома не сохранились, как и церкви, в которых Циолковские крестили своих детей. На Калужской жили и ближайшие друзья Циолковского в Боровске - следователь Николай Феттер, собравший у себя дома отличную для уезда библиотеку, и краевед Николай Глухарёв. На Калужской Циолковский работал над статьями, полухудожественными произведениями "Свободное пространство" и "На Луне" (оказавшиеся удивительно точными описания невесомости и безвоздушных лунных пейзажей), и проектом "управляемого аэростата". Здесь же он впервые виделся с московскими учёными, отсюда ездил в Москву с докладом о дирижаблях. Пейзаж Калужской сохранился прекрасно, и дом Барановых скорее всего тут ещё стоит, только адрес его позабыт. А вот дом Ковалёвых в 1887 году сгорел - вместе с рукописями и моделями Циолковского.

После этого порядком разросшаяся семья Циолковских сняла верхний этаж дома мещанки Полухиной на Круглой улице (ныне ул. Циолковского), в низине за Протвой, в самом сердце староверческих слобод. Здесь они жили в 1887-89 годах, ничего выдающегося в этих стенах создано не было, однако как самый сохранившийся из боровских домов Циолковского, с 1997 года особняк Полухиной занят музеем. Мы туда, впрочем, не попали из-за санитарного дня, да и подлинников здесь нет, а реплики аналогичны калужским.

Последним адресом Циолковского в Боровске стал дом Молчановых на Молчановской улице - в Калужской губернии улицы часто называли по фамилиям богатейших жителей. Здесь семья жила в 1889-92 годах, переехав после затопившего дом Полухиной наводнения. Но в наши дни из двух зданий усадьбы одно утрачено, другое зановоделено, и выделяется лишь благодаря фрескам Владимира Овчинникова на торце, окнах и дверях.

Над местом работы и Циолковского, и Фёдорова же боровское краеведение билось долго - уездное училище, где первый преподавал математику и физику, а второй - географию, не имело своего здания и кочевало по городу. Установлено лишь, что в 1887-91 годах оно занимало дом причта Преображенской церкви на Взгорье (1804). Ученики Циолковского любили - строгий и глухой, но ведь самый настоящий Волшебник с бородой и чудесами вроде аэростата, взлетавшего на гондоле с лучиной! А вот коллеги прозвали Циолковского Желябкой, видя в нём вольнодумца вроде недавно казнённого цареубийцы Желябова. Шарахались от странного жителя и мужики, которых он отпугивал своей эксцентричностью: например, сделал самый настоящий кайт и ездил с ним по Протве на лыжах, по глухоте не зная, что пугает этим лошадей в чужих упряжках.

Некоторые даже писали жалобы в губернскую Калугу ответственному за училища Дмитрию Унковскому, сыну морехода Семёна Унковского, дружившего с первооткрывателем Антарктиды адмиралом Лазаревым. Ознакомившись с жалобой, Дмитрий Семёнович вызвал Циолковского к себе дать объяснения, но вместо наказания Константин Эдуардович нашёл в Калуге покровителя. Именно Унковскому Калуга обязана своим статусом Колыбели Космонавтики - живший немного вне реальности Циолковский мог бы всё то же самое создать в Чите, Архангельске, Оренбурге, Гродно, Закаталах или Полтаве, словом любом городе необъятной страны. Но именно Дмитрий Унковский пригласил Констнатина Эдуардовича в Калугу в 1892 году. Вот усадьба Унковских на короткой улице Космонавта Пацаева, где они жили с 1869 года:

Первым же домом Циолковского в Калуге стала избушка на Георгиевской улице, 19. Но прожила там семья чуть больше года - здесь у них родился пятый ребёнок, да умер от коклюша прямо в свой первый день рождения.

После чего Циолковские переехали в почти такой же дом буквально напротив, где и жили в 1893-1902 годах. Здесь Константин Эдуардович продолжал работать над аэростатами, теорией реактивного движения, физикой планет и космоса. В 1895 году всё это вылилось в публикацию цикла очерков "Грёзы о земле и небе"... и в проект космического корабля.

Чудо большинства домов Циолковского в том, что Калуга и Боровск прекрасно сохранили те пейзажи, что видел учёный при жизни. На доме - самая убогая мемориальная доска, что я когда-либо видел.

Ещё чаще, чем дом, Циолковский менял работу. В 1892-1900 годах он преподавал в Калужском уездном училище (1782-83) на заповедной Воскресенской улице:

В 1896-97 параллельно и может быть неофициально работал также в реальном училище (1878) в Воскресенском переулке, буквально в двух минутах ходьбы.

Но самым долгим местом его работы стало Епархиальное женское училище (1878), где он преподавал в 1899-1918 годах - на нынешней улице Кутузова, напротив Богоявленской церкви:

А за церковью через двор сверкало новизной железнодорожное училище, словно привезённое в Калугу поездом ни то из Парижа, ни то из Львова.

В его подвале была мастерская, где Циолковский создавал крупные образцы для экспериментов. В таких устройствах он получал гофрированные металлические обочки своих дирижаблей:

А их уменьшенные образцы испытывал в самодельных "воздуходувках" (аэродинамическая труба). К тому времени его уже знали в научных кругах, а физико-химическое общество даже выделило на обустройство мастерской внушительную по тем временам сумму в 470 рублей - половина стоимости дома.

В 1902 году покончил жизнь самоубийством сын Циолковского Игнатий. Семья вновь переехала подальше от горя. Дом, где они прожили следующие два года, вроде бы не известен, а в 1904 году Циолковские обосновались на крутой Коровьей улице, в самом низу у приокских лугов. В 1908 году Ока разлилась, погубив архивы и машины, после чего для кабинета и мастерской был надстроен второй этаж. В этом доме Циолковский прожил самый долгий отрезок своей жизни, без малого 30 лет, и старые ёлки во дворе похожи теперь на ракеты.

Музей здесь открылся в 1936 году, в годовщину смерти учёного, и хотя в войну домик заняли на постой немцы, работники успели спасти экспонаты.

Во дворе - памятник учёному, в Калуге не единственный:

Дом-музей - филиал Музея Космонавтики, а те себе цену знают - 200 рублей за вход, 230 за фотосъёмку. Работники, впрочем, очень дружелюбные и понимающие, и благодаря им здесь остался какой-то особый домашний уют. Первый от входа - мемориальный зал, где есть например мемуары Гагарина с автографом первокосмонавта:

Сени с крутой лестницей на второй этаж. На стенах - витрины с биографической информацией, цитатами... и велосипедом. Если в Боровске Циолковский "изобретал велосипед" со своей "Теорией газов", то по Калуге на нём ездил.

Гостиная. Обратите внимание на жестяную воронку - это слухач, неизменный атрибут слабослышащего Циолковского, как у слабовидящего - очки. Слуховых трубок он сделал много, самые крупные были почти в человеческий рост. Там же, на столе - его любимая кружка с надписью "Бедность учит, а счастье портит", которую я забыл заснять вблизи.

До перестройки дома 1908 году соседняя комната была жильём всей семьи и кабинетом Циолковского, позже её занимала Варвара Евграфовна, и наконец - красавица-дочь Мария Костина с супругом.

О происхождении планеров на немецком рояле, увы, тут ничего не написано, но если воздушных змеев Константин Эдуардович мастерил, то почему бы не смастерить и планер? Не в космос, но в земное небо люди поднялись уже на его глазах.

В соседней комнате жила другая, старшая дочь Любовь Константиновна. Она была сельской учительницей, в известные времена революционеркой, а при Советах - секретарём и первым биографом отца. Музей создавался также по её инициативе:

На маленькой кухне часть утвари сделана руками Циолковского - бывают такие люди с физической потребностью что-нибудь мастерить:

Смотрительница и мужчина-сотрудник, что-то чинивший, обсуждали, куда лучше пойти на лыжах, и мне казалось, что я в доме у живых хозяев. На втором этаже - комната Варвары Евграфовны:

Её вещи под стеклом - в моём посте как дань уважения верной жене гения. Здесь же - фотография дома до надстройки, беззащитного перед рекой:

Детские рисунки Анны, младшей дочери Циолковских. В целом, хотя учёный и писал в своих мемуарах, что благополучие семьи ставил на последнее место, думая больше над благом всего Человечества, жили Циолковские для своей эпохи не так уж и плохо. Кажется, примерно так, как в наше время живёт большая часть страны - без роскоши и заграничных турне, но и без заплат на одежде и голода.

За стенкой от супруги - кабинет и спальня самого Константина Эдуардовича. Под стеклом - его пальто, шляпа и алюминиевая трость, на столе - слуховые трубки:

На другом столе - приборы, с которыми Константин Эдуардович работал. В этом кабинете были созданы его важнейшие научные работы, здесь он встретил советскую власть и признание

На веранде второго этажа - мастерская: станки для изготовления приборов, аутентичные модели дирижаблей и крутая "лестница в мировое пространство": на крышу, где стоял телескоп.

Над дирижаблями Циолковский бился с 1885 года, и по его задумке, "управляемые аэростаты" (слово "дирижабль" к началу его разработок ещё не знали) вместо полотна покрывались жёсткой оболочкой из тонкого гофрированного металла, делавшей их более послушными и надёжными. Циолковский проектировал управляемые грузовые дирижабли объёмом до полумиллиона (!) кубометров, а при Советах их проекты даже начинали воплощать, но всё очевиднее наступала эра самолётов. Этот проект, которому учёный посвятил десятилетия, оказался тупиком - но именно работа над дирижаблями и навела Циолковского на ракету.
Макет дирижабля Циолковского есть в боровском музее, а это фото - из Музея авиации и космонавтики в Москве (на "Динамо").

В 1916-17 годах Циолковский преподавал в Высшем начальном училище - на этом фото оно слева, буквально придавленной огромной Николаевской гимназией, для работы в которой Константин Эдуардович не вышел дипломом. Зато теперь в ней Калужский университет имени Циолковского. Но памятник у фасада - Чижевскому (см. прошлую часть), в жизни которого Циолковский сыграл примерно ту же роль, что и в его жизни - Фёдоров:

Последним местом преподавания Циолковского было Пушкинское училище (1914) на углу улиц Гагарина и Королёва (красное слева). Здесь он работал на заре советской эпохи:

А последним местом работы вообще был Совнархоз в бывшем здании Земской управы на нынешней главной улице Кирова, у высокой церкви Жён Мироносиц, за памятником военным медикам. Здесь Консннтин Эдуардович работал в 1921-23 годах над воплощением своего дирижабля. Потом к нему в дверь постучались, увезли в Москву на допрос, однако вскоре отпустили с миром по окрику из высших партийных кругов. Ещё в 1918 году пожилому учёному была назначена пенсия, и вернувшись в Калугу, он вышел на покой.

Циолковский был обеими руками за советскую власть. Он не верил в Бога, а царская Россия не верила в ракеты и внеземные полёты. Новая власть же принесла учёному главное, о чём он может мечтать - воплощение его идей. В Москве и Ленинграде с 1920-х годов работали Газодинамическая лаборатория и Группа изучения реактивного движения, в 1933 году, при жизни Константина Эдуардовича, запускавшая в Подмосковье первые экспериментальные ракеты. На углу калужских улиц Циолковского и Королёва - памятник (2011) встрече двух гениев космоса, великому теоретику и великому практику. И хотя не известно точно, виделись ли Циолковский с Королёвым хоть раз, друг о друге они всё-таки знали.

В 1933 году "последние стали первыми" - из самого нижнего дома на Коровинской, последнего по нумерации, Циолковский переехал в подарённый ему горсоветом дом №1 на самом верху. Стоит ли говорить, что Коровинская ныне называется улицей Циолковского? В этом доме по сей день живут его потомки, и в гости к ним порой захаживают космонавты. А вот кому попало стучаться не стоит - о хозяевах от других туристов я читал нелестные отзывы, но скорее всего хозяева просто устали от праздных любопытных визитёров.

Циолковский умер человеком уважаемым, и скорее всего счастливым - он успел дожить до начала эпохи своих идей, и в то же время - не узнать, что путь к звездам куда более тернистый, чем казалось. В 1929-32 годах польский еврей Ари Штернфельд, профессор из Сорбонны, выучил русский язык только ради ознакомления с трудами Циолковского и уехал в Советский Союз, сменив Константина Эдуардовича в роли главного теоретика - так, это ему принадлежат термины "космонавтика", "космическая скорость" и другие. Своё "Введение в космонавтику" Штернфельд опубликовал в 1934 году, а год спустя Циолковский навсегда покинул Землю.

Место его смерти известно, но в Калуге особо не афишируется - в его времена в этом здании, затерянном в мрачнейшей промзоне у вокзала, меж пассажирской и товарной станциями, была железнодорожная больница, тогда видимо лучшая в городе. Однако нескольким поколениям калужан оно известно как Вытрезвитель, и кто стал бы вникать в историю, узнав, что эксцентричный нелюдимый учёный умер там? Ныне здесь и вовсе не медицина, а какая-то бюрократия. Прогнившие деревянные пристройки, в которых и прошли последние минуты учёного, снесены, заменившись кирпичными.

На восточном конце улицы Кирова (см. 4-ю часть) - сквер Победы с памятником маршалу Жукову. На западном конце - Сквер Мира, где в 1957-58 годах, к 100-летию рождения учёного, поставлен памятник Циолковскому с обелиском-ракетой. Именно в тот год с Байконура отправился вверх Первый спутник:

В круглом фасаде сквера есть что-то орбитальное:

Как и в космических мозаиках бизнес-центра "Гагаринский". Всё бы хорошо, но здание - угробленный НИИ материалов электронной техники, и в таком названии есть явное кощунство. Помню, как на "Ленте.ру" попалась мне статья о тяжёлых проблемах нынешней российской космонавтики, и из четырёх её параграфов второй назывался "Нет электроники", а четвёртый - "Электроники нет".

Улица Королёва приводит в Парк Циолковского, заложенный в 1782 году как Загородный сад. С 1899 года он был парком Пушкина, а Циолковский просто любил в нём гулять. В 1935 году учёного здесь и похоронили, а год спустя воздвигли над могилой устремлённый к небу трёхгранный обелиск:

Барельефы на гранях, в том числе космическая ракета, какой она виделась из 1930-х годов:

Рядом выставка работ нашего орбитального фотографа, космонавта Сергея Рязанского:

Ещё в парке есть памятник Гоголю (2014) на месте губернаторской дачи, где он останавливался в 1849 году:

А за парком - самая известная достопримечательность Калуги, первый в мире Музей Космонавтики (1967), создававшийся при участии Королёва, а открытый Гагариным. Тогда же было закончено здание, хотя на мой взгляд, среди конкурсных проектов были варианты и поинтереснее. Под куполом - планетарий с интерактивным залом (где можно, например, полевитировать в магнитных сапогах над металлическим листом). Рядом мрачная глухая ракета Р-12 "Двина": такие стояли на вооружении в 1959-89 годах. запускались не из шахт, а со "столов", и именно их СССР разместил на Кубе в Карибский кризис, когда мир оказался как никогда близок к ядерной войне. Это называется, кажется, парадокс Дрейка-Ферми - один и тот же уровень технологического развития даёт цивилизации возможность и выйти в космос, и уничтожить себя на корню. В тени ядерного монстра, за лестницей - три лёгкие белые метеорологические ракеты, более подробной информации о которых мне найти так и не удалось (подскажите, кто знает!).

Чуть в стороне - "Восток-1" в горизонтальном положении: так её выкатывают из ангара. На такой ракете улетел 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин. Но его "Восток", отработав своё, распался и сгорел в атмосфере, а эта ракета - дублёр: она стояла на Байконуре на случай, если что-то пойдёт не так, и космонавта придётся срочно пересаживать на другой транспорт. То есть это - ближайшая к Первому полёту сохранившаяся ракета, главная космическая реликвия Калуги.

Вдали - Калужский бор за Яченкой, в 1980 году ставшей прудом. Калужский музей космонавтики считался всегда крупнейшим в России, но Мемориальный музей на ВДНХ, по моим впечатлениям, намного крупнее. У калужан, видать, взыграла гордость, и этот музей теперь старательно расширяют, от чего его двор уже не первый год представляет собой стройплощадку. Вход - с другой стороны, там памятник Гагарину (2011), который изваял Алексей Леонов.... не тот, а всего лишь тёзка.

И в общем, если вы интересуетесь космонавтикой, то начать знакомство с этой темой стоит именно с музея в Калуге. Размеры его доступны восприятию (в отличие от московского музея), экспонаты эталонные и почти без перекосов в какие-то узкоспециализированные темы.

Над главной лестницей - макеты Первого Спутника и жилого модуля станции "Мир":

Но главная специфика музея в Колыбели Космонавтики - обширный отдел предыстории, развития техники тех времён, когда слова "космос" в нынешнем значении ещё не знали. Вот например эолопил, или шар Герона, созданный в Александрии около 2000 лет назад. Из котла внизу горячий пар поступал в шарик и вырывался из двух дюз, заставляя его крутиться. Для греков и римлян это была игрушка, красиво чертившая круги пара в воздухе, и даже сам Герон, величайший изобретатель Античности, не смог понять, ЧТО он создал. Эолопил был первым в истории паровым и первым в истории реактивным двигателем. Этот шарик - зёрнышко нашей современной цивилизации.

Первые ракеты - китайские "огненные стрелы" хо-цзян 9-11 веков: стрела с пороховым ускорителем в бабуковой трубке. В 15 веке полумифический китаец Ван Гу оснастил такими ускорителями воздушного змея и собрался лететь к Луне, но погиб при взрыве на старте. В Европе китайские ракеты были известны с 13 века, а первый литературный полёт в космос совершил в 1650-х Сирано де Бержерак в опубликованных в 1657 году дилогии "Иной свет" - "Государства и империи Луны" и соответственно "....Солнца". В 1551 году немецкий военный инженер Конрад Хаас спроектировал первую в истории многоступенчатую ракету. В 18 веке ракетные войска состояли на службе многих индийских раджей, и покорившие Индию англичане прониклись идеей такого оружия. В 1807 году "ракетами Конгрива" с британских кораблей был сожжён Копенгаген, а в 1817 году в Англии заработал первый в мире ракетный завод.

Вот здесь, помимо Эолова шара управляемые аэростаты Дюпуи де Лома (1872) и Николая Соковнина (1874), русская сигнальная ракета 1717 года и боевая ракета Николая Константинова середины 19 века с уникальной для тех времён дальнобойностью в 4 километра. Тот же Константинов руководил первый ракетным заводом в России, основанным в 1859 году в Николаеве. Рядом с макетами ракет в натуральную величину - уменьшенный макет первой в мире ракетной подводной лодки (1834) русского немца Карла Шильдера, само собой так и не воплощённой. Но те ракеты были тупиковой ветвью эпохи ядер, примерно как дирижабли до появления самолётов. С появлением нарезной артиллерии о них практически забыли до 1920-30-х годов, когда появилось иное топливо и материалы. Однако из этой витрины можно понять, что как только ракеты появились в России - они здесь пришлись ко двору.

Но "потомки" тех ракет - "Катюши" и "Грады". А идея тяжёлой ракеты и космического корабля начала смутно вырисовываться в воздухе где-то в конце 19 века. В 1881 году народоволец Николай Кибальчич в ожидании казни изложил свой проект космической ракеты. В 1887 году русский инженер шведского происхождения Фёдор Гешвенд представил проект реактивного самолёта, а в 1899 немец Герман Гансвиндт вперые опубликовал проект космического корабля... увы, от истины весьма далёкий. Ракеты Циолковского стали достоянием общественности позже, но были гораздо лучше продуманы. Он разработал даже стартовый комплекс - высокая эстакада на экваторе, по которой поезд из последовательно включающих двигатели вагонов-ступеней на реактивной тяге выводит на трамплин последнюю ракету, улетающую прочь.

В музее - уменьшенный макет космического корабля Циолковского. Верхний отсек замышлялся в качестве кабины, второй содержал ванны с жидкостью определённой плотности, которая должна была защищать звездолётчика от перегрузок, ниже располагался насос, подававший топливо в двигатели, и сами двигатели. Подумать только! Вот на улице извозчик звезданул по уху мальчонке, решившему проехаться в его скрипучей телеге; рабочие с ткацкой фабрики всем цехом читают по слогам марксистские листовки и сжимают кулаки, бородатейший мужик в лаптях пришёл в город продавать картошку, дамы в Петербурге визжат от восторга при виде аэроплана с американским пилотом в белом шарфе... а нелюдимый чародей ведёт ракету сквозь космос. Ракету, хоть отдалённо похожую на то, что могло бы полететь.

Проекты космических станций Циолковского, вращение которых позволило бы избежать невесомости и связанных с ней проблем, не воплощены наукой до сих пор. Лишь в фильме "Марсинанин" астронавты летали на чём-то подобном... Эти аппараты больше похожи на достояние будущего, чем на измышления прошлого. ТАСС в своё время подготовила очень красивую инфографику идей Циолковского в привязке к истории.

Дальше - основной зал музея, посвящённую уже реальной космонавтике СССР. Здесь есть макеты спутников и межпланетных станций в натуральную величину и опалённые посадкой спускаемые аппараты. Но это, как говорится, "совсем другая история"....

На этом завершим главу о Колыбели Космонавтики. В следующих постах речь пойдёт о заре ракетной эпохи - в Москве и в Петербурге, куда и отбываю сегодня вечером на два дня.
Автор VARANDEJ

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
195
3
33
5
А что вы думаете об этом?
Показать 3 комментария
Самые фишки на Фишках