Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

10 дней, которые потрясли мир: хроника российской операции в Сирии

ВладиславЖитник
14 октября 2015 18:39
30 сентября официально началась военная операция Воздушно-космических сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской республики.

30 сентября официально началась военная операция Воздушно-космических сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской республики. С первых часов действия российских военных лётчиков привлекли внимание всех ведущих СМИ в нашей стране и по всему миру, став предметом жарких дискуссий в политических кулуарах, на общественных дискуссионных платформах и в обывательской «кухонно-трамвайной» среде.

Несмотря на то, что сегодня на Земле полыхает около десятка серьёзных конфликтов разной степени интенсивности, Сирийская война стала наиболее актуальным предметом для обсуждения. Информация о действия российской военной авиации в республике освещается достаточно широко, причём поступает она, что называется, из первых уст — от информационной служб Министерства обороны. Визуализация итогов воздушных ударов и комментарии к ним заслуживают особых похвал и представляют предмет отдельного разговора. Мы же в настоящей статье попробуем подвести промежуточные итоги участия России в сирийских событиях и отметить наиболее яркие особенности военной операции наших Вооружённых сил.

Диспозиция — мать Виктории

Первые удары по позициям запрещённой в России террористической организации «Исламское государство» были нанесены спустя 3-4 часа после того, как Совет Федерации РФ санкционировал применение российских ВКС в Сирии в связи с официальным запросом руководства этой страны о военной помощи. Таким образом, Россия обеспечила легитимизацию своих действий в Сирии, оказавшись в этом отношении, по-настоящему, «впереди планеты всей» — международная коалиция во главе с США действует в республике без соглашений с правительством Б.Асада, а иранские военнослужащие de facto воюют инкогнито и под дипломатическим прикрытием автономного от армии Корпуса стражей исламской революции (по сути это гибридная армия Ирана со своим штабом, современным вооружением и профессиональными военными кадрами — «теневой спецназ» наподобие западных ЧВК).

При этом было бы неверным утверждать, что российская авиация появилась на авиабазе Хмеймим в сирийской Латакии в одночасье. Процесс создания полноценной военной базы, переброски туда полнокровной ударной группировки ВВС и обеспечения «пояса безопасности» вокруг аэродрома и прилегающего района представляет собой отдельную, блестяще осуществлённую операцию, подробности которой, по понятным причинам, не известны широкому кругу лиц. Можно предположить, что подготовка к операции началась в конце августа 2015 года, примерно за 35-40 дней до первых бомбардировок ИГ. Решение об оказании помощи правительству Асада Россия приняла, видимо, на фоне стремительного ухудшения положения сирийской армии весной-летом этого года — тогда в результате глубинного прорыва исламистов вдоль ключевых автомобильных дорог, связывающих Дэр-эс-Зор и Идлиб с приморской Латакией и столичным Дамаском, правительственные силы «откатились» на северо-запад и юго-запад на 40-70 километров. Возникла реальная угроза расчленения Сирии на две части, что было равносильно дезавуированию её суверенитета — проще говоря, гибели той Сирии, которую мы знаем с 1971 года. В руки террористов попали многочисленные склады боеприпасов, ГСМ, а также арсеналы с законсервированной военной техникой и несколько авиабаз.

Равнодушно взирать на агонию дружественного режима под ударами радикалов Кремль не мог. Уже 29 августа израильские СМИ заявили о переброске в Сирию российской боевой авиации, а с начала осени резко активизировались визиты российских десантных и вспомогательных кораблей в порты Сирии. Тогда же появились первые противоречивые сообщения об участии российских ( или русскоговорящих) комбатантов в конфликте. В течение первой половины сентября шли ожесточённые бои в Латакии, изменившие баланс сил на этом участке сирийского фронта. Боевики союзной ИГ группировки «Аль-Нусра» отступили из более чем 30 ранее занятых ими населённых пунктов, на несколько десятков километров отойдя от международного аэропорта в Латакии. Об участии в этих боях российских войск говорить сложно — Москва официально признала лишь факт нахождения в Сирии своих военных советников и инструкторов по эксплуатации военной техники. В сеть просачивались нечёткие фотографии российских самолётов и беспилотников, якобы сделанные в Сирии.

Наиболее реалистично выглядит версия о том, что сирийские войска сами зачистили часть Латакии, опираясь лишь на консультативную, разведывательную и , возможно, огневую поддержку российских войск. В это же время россияне активно укрепляли и расширяли потенциал авиабазы Хмеймим, пропорционально отдалению от неё линии фронта.В 10-20 числах сентября в Сирию прибыл костяк ударной группировки ВКС России — штурмовики Су-25СМ, фронтовые бомбардировщики Су-34 и Су-24М а также многоцелевые истребители Су-30СМ. Параллельно создавалась вертолётная ударная и поисково-спасательная группировка, разворачивалась система ПВО и РЭБ российской авиабазы, строился военный городок для лётчиков и аэродромного персонала для полностью автономного существования базы. Всё необходимое доставлялось военно-транспортными самолётами Ил-76МД и Ан-124; лишь боевые самолёты добирались в Сирию своим ходом, дозаправляясь дважды — над Каспийским морем и над самой Сирией.

Отдельное внимание было уделено подготовке к нанесению ударов. Для достижения максимального эффекта время между принятием политического решения и первыми авиаударами было решено минимизировать. Для этого заблаговременно была проведена воздушная, космическая и радиоэлектронная разведка позиций исламистов над Сирией (и, возможно, Ираком), создан координационный центр в Багдаде, достигнуты соглашения с Израилем о разделе секторов действия в сирийском воздушном пространстве. Сирийская сторона предоставила России информацию о ряде объектов ИГ. Ряд экспертов и политиков считает информацию, полученную от сирийских властей недостоверной, однако, кому как не сирийцам знать о координатах захваченных у них же самих арсеналов, складов и бункеров. Есть версия и о том, что сирийцы передают России информацию о неких «не тех объектах» — однако, если принять во внимание, что Россия помогает Сирии по её же просьбе, почему бы нашим военным не доверять своим коллегам и союзникам? Отдельная сторона вопроса — опасность ударов по объектам гражданской инфраструктуры. Однако поражение мирных целей не в интересах России и Сирии — Асад на начальном этапе гражданской войны уже достаточно дискредитировал себя жестоким отношением к противостоящим ему силам — удары по мирным жителям сейчас, когда Сирии жизненно необходима гражданская консолидация, для Дамаска просто суициидальны; Россия же не собирается наживать себе врагов в народе, который она вызвалась защищать. Но, к сожалению, полностью исключить возможность гибели мирных жителей невозможно — учитывая плотность застройки контролируемых исламистами городов, а также жестокость боевиков и их желание скомпроментировать противостоящие им силы, нельзя гарантировать безопасность мирного населения. Стоит лишь заметить, что Россия делает всё от неё зависящее, чтобы минимизировать последствия своих ударов для мирного населения. И по сей день оппоненты и третья сторона не смогли предоставить сколько-нибудь убедительных подтверждений поражения российскими бомбами гражданских целей.

Горячее небо Леванта

Первая ночь — «мать всех сражений» была проведена российскими ВКС без сколько-нибудь массированных действий, подобных тем, что практиковали люфтваффе в начале операции «Барбаросса» или ВВС США в первые часы «Бури в пустыне». И дело здесь не в слабости российской группировки или чрезмерной осторожности нашего командования — потребности в «зерг-раше» в случае с ИГ не возникло: противник не имеет ни глубокоэшелонированной системы ПВО, ни единого комплекса управления, ни системы связи.

Поэтому первое ночное свидание ВКС РФ с «Халифатом» напоминало лёгкую прогулку в прохладной арабской ночи: Су-24 и Су-25 под надёжной защитой проверенных Крымским кризисом комплексов РЭБ «Хибины» совершили около 20 парных вылетов, поразив 8 объектов ИГ. Несмотря на невысокую интенсивность ударов, первая ночь принесла ощутимые результаты — средства объективного контроля (всепогодные беспилотники «Орлан») зафиксировали поражение нескольких командных пунктов и узлов связи террористов. Итогом первых часов российской операции стал один из первых же мифов о ней: якобы самолёт РФ поразил не то из пушки, не то НУРами… пустынный холм. На самом же деле, беспилотник зафиксировал взрыв противоатомного бункера, поражённого тяжёлой бетонобойной бомбой БетАБ-500, попавшей точно в цель, а «фонтанчики» пыли представляли собой последствия выхода взрывной волны через вентиляционные отверстия бункера. Так непрофессионализм отдельных «экспертов» позволил выдать достаточно успешный удар по непростой цели за промах.

Между тем, россияне интенсифицировали борьбу с террористами: число боевых вылетов и поражённых целей возрастало с каждым днём операции. Приоритет был отдан ударам с большой высоты корректируемыми (управляемыми) бомбами КАБ-500 и КАБ-500С, а также обычными свободнопадающими боеприпасами ФАБ-500 и БетАБ-500 (шутники в блогосфере назвали эти удары утилизацией запылившихся на складах с далёких 1950-х гг. бомб). Так это или нет, но для ударов по крупным стационарным целям при помощи современного высокоточного прицельного комплекса «Гефест», которым оборудованы модернизированные Су-24 и Су-25 и современные Су-34, вполне достаточно и этих простых и дешёвых боеприпасов. В условиях экономического кризиса такая практика вполне оправдана — так ВВС США за одну только осень 2014 года потратили более 60 млн.$ на использование высокоточных бомб против ИГ, не добившись ощутимых результатов.

При этом лицам, желавшим лицезреть действия ВКС РФ высокоточным оружием, тоже довелось порадоваться — уже на вторые сутки к операции подключились Су-34 с корректируемыми авиабомбами. Эти боеприпасы используются против малогабаритных и хорошо укреплённых целей (вроде бункеров, узлов связи и фортификационных сооружений), а также против объектов, находящихся вблизи населённых пунктов ( например, уничтоженный 4 октября лагерь подготовки боевиков в «столице Халифата» Ракке или завод по изготовлению СВУ). Против скоплений военной техники, а также для уничтожения немногочисленных зенитных средств «Халифата», скорее всего, используют высокоточные ракеты Х-29 и Х-29Л, носителями которых выступают штурмовики Су-25СМ и бомберы Су-34.

Воздушное прикрытие ударных самолётов осуществляют истребители Су-30СМ. Изначально планировалось использовать их для точечных ударов ракетами «воздух-земля» но сейчас они обеспечивают дополнительное РЭБ-прикрытие при помощи расположенных по краям консолей комплексов «Хибины» и оберегают своих ведомых от всякого рода «случайностей» в виде истребителей коалиции. Так, 5 октября пара американских F-16 приблизилась к двум российским Су-34 на опасное расстояние менее, чем в 20 км. И хотя, наверняка, между заинтересованными сторонами действуют негласные договорённости по безопасности полётов в сирийском небе, перестраховка просто необходима.

В течение первой недели ударов было поражено более 100 целей, уничтожены десятки единиц техники, узлы связи и КП боевиков. По сути, первая фаза российской операции была выполнена — «Халифат» лишился своей примитивной системы планирования операций и управления войсками, которая так или иначе обеспечивала террористам победы в Ираке и Сирии в последний год. Исламисты потеряли также сеть арсеналов, складов топлива и кустарных предприятий, а также пригодную для дальнейших атак технику. О потерях «Халифата» в живой силе можно лишь догадываться, но к 7 октября они исчислялись, как минимум, несколькими сотнями.Более 600 боевиков, по данным МО РФ, покинули позиции.

Тем не менее, Россия подготовила для противника ещё один «сюрприз» — в ночь с 6 на 7 октября впервые в более, чем 300-летней истории Русского военно-морского флота наши боевые корабли нанесли глубинный удар по континентальной территории противника. Дополнительной яркой чертой этого, в целом ,»молодого» типа морских боевых действий стало то, что впервые в мировой истории войн удар был нанесён из закрытого водоёма (фактически из озера). Для тех немногих, кто не в курсе: ракетные корабли Каспийской флотилии «Дагестан», «Великий Устюг», «Углич» и «Град Свияжск» 26 крылатыми ракетами «Калибр» поразили более десятка целей на территории Сирии. Сложно сказать, чем именно была вызвана столь сложная операция: невозможностью воздушного удара по данным целям или желанием проверить (и показать миру) потенциал обновлённой за последние годы корабельной группировки на Каспии. Так или иначе, ракеты успешно поразили цели, что подтвердили в Пентагоне и в Министерстве обороны России. Верифицировать обратную точку зрения (о том, что ракет было не 26, а 4, и все рухнули в Иране) невозможно, поэтому её и не следует принимать во внимание, более того, МО РФ опубликовало несколько видеозаписей, где как минимум 5 ракет достигли целей. Вероятность повторных ударов по исламистам с моря весьма велика, тем более, в Средиземном море сейчас находится несколько боевых кораблей Черноморского флота РФ во главе с флагманским крейсером «Москва» с внушительным арсеналом противокорабельного и противовоздушного вооружения.

А пока ВКС РФ перешли к новой фазе своих действий — непосредственной поддержке сирийских войск, наконец, нашедших силы для контрнаступления. Самолёты нанесли дневные и ночные удары по тыловым объектам ИГ и близких к нему группировок; вертолёты Ми-24 совершили удивительный по храбрости и точности рейд вдоль линии фронта боевиков в Хаме и в Латакии, оставив на земле инфернальные столбы пламени. Однако, первый день наступления принёс сирийцам лишь потери — боевики» Аль-Нусра» из поставленных Саудовской Аравией противотанковых комплексов TOW подбили значительное число танков и бронетехники сирийских войск. Осознав ошибочность лобовой атаки на не полностью ослабленные позиции террористов, лоялисты сменили тактику — все последующие сутки 8-9 октября позиции врага «обрабатывали» пушки и «Грады» к 10 октября подключились поставленные из России огнемётные системы «Солнцепёк», вновь возобновила удары российская армейская (Ми-24) авиация. Не бездействовали и сирийские ВВС, лишившиеся, правда, вертолёта Ми-25 (экспортная версия Ми-24).

Сменив тактику, сирийцы добились определённых успехов — спустя двое суток они продвинулись в долину на несколько десятков километров, выбив боевиков из двух небольших городков и нескольких десятков деревень. Но за эту скромную победу асадовцы заплатили гибелью десятков военнослужащих и одного иранского бригадного генерала. Но и боевики понесли тяжёлые потери — за 8-9 октября они потеряли до 400 бойцов ( более 200 из них стали жертвами российских авианалётов). ВКС России довели суточное число боевых вылетов до 70, что сопоставимо с операцией НАТО в Афганистане в 2000-е годы; число уничтоженных объектов ИГ тоже растёт.

Однако, судьба операции по-прежнему решается на земле, где вся тяжесть боёв лежит на сирийской армии.

Свой-чужой

Несмотря на горячую поддержку инициатив России по борьбе с ИГ до начала операции, ряд западных и ближневосточных государств ожидаемо негативно отреагировал на действия ВКС РФ. Ясно, что никто из серьёзных политиков не встал на сторону ИГ, однако многие нашли повод для обвинения России — наша страна якобы бомбит «не тех» боевиков. Странно, что ни одна из заинтересованных сторон не предоставила ( по крайней мере, публично) России координаты «своих» сил.

Ясно, что поводом для беспокойства стали не столько «ошибочные удары» России, сколько сам факт её эффективного участия в борьбе с терроризмом на том театре, с которого наша страна была «выдавлена» ещё в конце 1980-х годов. Масла в огонь подливают несколько инцидентов. Например, истребитель Су-30СМ проник в воздушное пространство члена НАТО в Турции, неустановленный МиГ-29 ( вероятно, сирийский), взял на прицел два турецких истребителя F-16, а российские Су-30 были вынуждены трижды преследовать американские ударные БПЛА, приблизившиеся к нашей авиабазе в Сирии. Стороны, вероятно, «прощупывают» слабые места друг друга на тот случай, если после победы над общим врагом, как то было в 1945-м году, «трофейный» регион придётся делить.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
794
6
25
7
А что вы думаете об этом?
Показать 6 комментариев
Самые фишки на Фишках