Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Как я сражался против ИГИЛ. История добровольца. (7 фото)

Форрест Гамп
22 октября 2015 20:14
Военные сводки из Сирии и зверства фанатиков ИГИЛ уже давно стали главной повесткой всех мировых СМИ. В конце сентября этого года к воздушным бомбардировкам позиций террористов подключилась российская авиация. Но для некоторых наших соотечественников активное участие в интернациональной борьбе с «Исламским государством» началось задолго до этого.
Мы побеседовали с русским добровольцем, который воевал с ИГИЛ в составе ОНС. Евгений стал одним из самых первых добровольцев из России, кто, отказавшись от прошлой жизни, взял в руки оружие и вступил на путь борьбы с новыми варварами.

Что подвигло тебя сменить комфортный и безопасный образ жизни юриста на палящее сирийское солнце и перманентный риск погибнуть?

Постоянный риск умереть — это неотъемлемая часть жизни. Болезни, несчастные случаи, убийства: не стоит обольщаться, смерть рядом. Наша культура сделала смерть маргинальной, мы вытеснили её из собственного восприятия, поставили метку табу на ней и нацепили шутовской колпак кино и видеоигр в придачу. Большинство людей обманывает себя, думая, что что-то изменится, если они проживут пару лишних лет. Не рискуя ничем, они превратили свою жизнь в мещанское болото.

Не могу сказать, что это было какое-то особое решение — поехать в Сирию. Это обусловлено моим образом жизни и убеждениями. А история борьбы сирийских курдов против ИГИЛ, создание демократической автономии вдохновили меня и на некоторое время избавили от разочарованности в человеческом обществе.

С какими сложностями ты столкнулся по пути в Сирию? Почему ты решил воевать именно в составе «Отрядов народной самообороны» и насколько сложно было попасть в их ряды?

Первая сложность: на подобные мероприятия нужны деньги, а я не фанат экономии. Тем не менее я на некоторое время притормозил с алкоголизмом и тусовочным мотовством. Это было ужасно, так как без стакана джина в руке реальность становится чересчур мерзкой.

Вторая проблема — это курды. То мой провожатый куда-то потерялся, то барзанисты границу закрыли. Но я в конце концов добрался до Рожавы.

В Сирийском Курдистане в воздухе витают правильные идеи: социал-демократия, секуляризм, феминизм, милитаризм. Впрочем, когда я туда ехал, то слабо разбирался во всех тонкостях. Прежде я интересовался возможностью присоединиться к иракским пешмерга, но тогда это было сложно. В ОНС всё просто: пишешь в Facebook, покупаешь билет до Ирака и в конце концов, оказываешься там.

Что ты можешь рассказать о противнике, после того как столкнулся с ним лицом к лицу? Вся эта безумная медиапропаганда ИГИЛ и ток-шоу из казней неверных — лишь способ устрашения или подобный ад там повсеместно поставлен на поток?

Лицом к лицу мы не сталкивались. Обычно боевые действия шли на приличной дистанции, когда ведение огня из штурмовых винтовок невозможно и перестрелка идёт между пулемётчиками и снайперами. Более близкий контакт был у штурмовых групп, но я состоял в группе закрепления и обороны либо в резервных группах при атаке. В нашей добровольческой компании в первом бою погиб Ариэль — доброволец из Ирана, после чего командиры неохотно отпускали нас в самое пекло. Лицом к лицу я видел только мёртвых игиловцев, и они выглядели достаточно мирно. Но это свойственно покойникам. Видел пару пленных, но это были какие-то ополченцы, обычное мужичьё из арабской деревни, поставленное под ружьё ИГИЛ, с китайскими «калашами».

В ИГИЛ казнят не только неверных, это также и мера наказания, применяемая к преступникам. Масс-медиа ИГИЛ демонизируют, изображая их не иначе, как толпу фанатиков, террористов и головорезов. Если бы это было так, они бы не контролировали территорию больше, чем у Асада. Всё гораздо хуже, они действительно претендуют на создание государства с функционирующей правовой системой, со всеми необходимыми социальными институтами. На самом деле ИГИЛ не сильно отличается от цивилизованной Европы и остального мира.

В 1945-м французские буржуа, которые не имели никакого отношения к Сопротивлению, выбегали на улицу, избивая и унижая женщин, спавших с нацистами. В 1990-х на Балканах албанцы и сербы резали друг другу головы так же бодро, как сейчас это делают на Ближнем Востоке. В Саудовской Аравии рубят головы, руки и ноги. То, как расправляются наркокартели в Мексике со своими жертвами, не придёт в голову большинству арабов. Мы ужасаемся тому, как игиловцы пускают пулю в голову очередной жертве, и с удовольствием поддерживаем экономику Китая, в котором приговорённых к смерти живьём разделывают на органы… ИГИЛ — отчасти вообще западное явление. Я не про теории заговора: там множество выходцев из Европы и Америки. ИГИЛ страшны не как головорезы: они страшны как социальное и политическое явление. СМИ представляет ИГИЛ как толпу «битцевских маньяков». На самом деле это очередная реинкарнация «вечного рейха». Часть политиков это понимает, поэтому Россия наконец направила туда свои самолёты и США пошли на переговоры с Ираном. Мы живём в аду, конечно, но если бы ИГИЛ удалось закрепиться, то мы бы с третьего круга переместились на четвёртый.

Разумеется, живьём казней я не видел: между нами всегда была дистанция выстрела. ИГИЛ не предлагает экскурсии для ОНС и не продаёт билеты на шоу. Для этого есть интернет. И публичные казни — лишь часть шоу. На трофейных ноутбуках нам показывали видео, где игиловцы раздают бесплатно еду, организуют суды. То, что американские военные называют завоеванием сердец и умов.

Как ты можешь оценить военную подготовку исламистов? И какие в целом у тебя ощущения от боевых действий?

Подготовка у них так себе. Есть неплохие снайперы, артиллеристы, но в массе своей бога они любят больше себя, отчего в атаку они идут в полный рост. Ходила байка, что какой-то игиловец с РПГ близко подобрался к позициям, вскочил, закричал «Аллах Акбар!» и, само собой, получил очередь из пулемёта, так и не успев выстрелить. Это близко к реалиям войны.

Как я сказал ранее, я был в группе закрепления. Это значит, что в наши задачи входило занятие освобождённых населённых пунктов и их удержание. Обороняться всегда легче. Самое неприятное на войне — это мины. Как те, что устанавливают на земле, так и те, что прилетают из миномёта. Первые всё-таки неприятней. В общем-то, я думал, что будет хуже, буду молиться и тому подобное. В метро спускаться или идти на корпоратив страшнее.

Оправдал ли этот боевой опыт твои ожидания? Как в целом ты его оцениваешь: он позитивный или негативный?

Мне не нравится война, хоть иногда нет выхода. В каком-то смысле я пацифист, хоть и считаю, что у любого приличного человека, как в Швейцарии, дома должна храниться штурмовая винтовка и запас патронов. Хочешь мира — готовься к войне, это правда.

Не знаю, приобрёл ли я какой-то опыт боевой опыт, английский вот подтянул, много книг интересных прочитал. С одной стороны, я увидел множество хороших людей: курды, добровольцы со всего мира. Но я также видел, как они умирают. Они умирают, потому что люди — заложники большой политики. Потому что большинству плевать. Нет чувства солидарности, нет сострадания, большинство людей готово помогать неимущим лишь до той поры, пока это не вредит их комфорту. Но всё это я знал и раньше, в очередной раз лишь увидел подтверждение. Не люблю получать подтверждение своим мрачным идеям.

Изменила ли эта война что-то в тебе?

Едва ли. До войны я хотел запереться в квартире, чтоб никого не видеть и пить что-нибудь крепкое. Сейчас я хочу того же самого. Я нигилист, только без хорька и сабли. А ещё я похудел там, в Сирии, и постарел немного. А так, ничего особенного. Когда я был волонтёром на тушении пожаров в 2010-м, это меня впечатлило гораздо больше. Деревья мне всегда казались милее людей.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
4067
8
79
28
А что вы думаете об этом?
Показать 8 комментариев
Самые фишки на Фишках