Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

США: Кто будет сражаться в следующей войне? В U.S. Army вернут призыв?

Андрей Добровольский
26 октября 2015 18:04
Неудачи в Ираке и Афганистане увеличили разрыв между большинством американцев и вооруженными силами

Если прогуляться по Walmart в округе Клейтон, штат Джорджия, вместе с сержантом Расселом Хейни (Russell Haney) из управления по набору пополнения армии США, может показаться, что большинство американцев очень хотят служить Дяде Сэму. Почти все подростки и молодые люди, которых он окликал, немного растягивая слова, как делают все уроженцы Теннесси, среди полок, заставленных пластиковыми ведрами и порезанными тортильями, казалось, с большим интересом выслушивали его предложение. Леменфа, 19-летний бывший футболист, сказал, что это предложение кажется ему очень соблазнительным. Дзенна, 18-летняя сотрудница магазина, сказала, что она тоже хотела бы служить в армии при условии, что ей не придется ехать на войну. Официанты кафе Арчел и Лили, брат и сестра, приехавшие с американских Виргинских островов, с большим интересом выслушали рассказ сержанта по вербовке об образовании, подготовке и разнообразных льготах и привилегиях. «Вам не нужна просто работа, вам нужна карьера!» — внушал он им, когда проходящий мимо клиент протянул ему пачку печенья в знак благодарности за его службу.

Жители округа Клейтон — зачастую чернокожие, доходы которых ниже среднего по стране и которые имеют давние связи с армией США — чаще всего и становятся рекрутами армии США. В прошлом году из округа Клейтон в армию приехало больше молодых людей, чем из всей Большой Атланты. Тем не менее, батальон сержанта Хейни, который отвечает за набор рекрутов, не смог выполнить свой годовой план по числу новобранцев — и, проведя один день с этим батальоном, легко понять, почему так происходит.

В основном дружелюбное отношение к сержанту Хейни объясняется его изысканными южными манерами: на самом деле, вероятнее всего, никто из посетителей и сотрудников Walmart не вступит в армию. У Леменфы за ухом татуировка, что лишает его права на службу в армии. У Дзенны годовалый ребенок, и ради службы в армии ей придется отказаться от опеки над ним. У подруги Лили тоже есть маленький ребенок, с которым она не хочет расставаться, а Арчел не бросит свою сестру. Даже тот парень, который угостил сержанта печеньем, относится к нему с гораздо меньшей благосклонностью, чем может показаться на первый взгляд: он символизирует собой такое положение вещей, как говорит сержант Хейни, выкидывая упаковку печенья в мусорную корзину, при котором поддержка и благодарность вооруженным силам исключительно на словах — в противовес непосредственной службе в армии — это все, на что способно большинство американцев.

В обществе, привыкшем демонстрировать нарочитое почтение по отношению к вооруженным силам — в течение Месяца признания заслуг вооруженных сил, в День признания заслуг супругов военных и в ходе множества самых разнообразных праздников и мероприятий — цифры, которые подтверждают слова сержанта Хейни, вызывают изумление. За финансовый год, завершившийся 30 сентября, сухопутным войскам, военно-морским силам, военно-воздушным силам и морской пехоте нужно было набрать 177 тысяч молодых людей, в основном в возрасте от 17 до 21 года. Тем не менее, у всех родов войск возникли серьезные трудности с набором, а сухопутные войска, которые должны были набрать почти половину от общего числа рекрутов, добились этого с большим трудом и в последний момент, перенеся всех рекрутов, набранных в новом году в списки прошлого года. Им также не удалось выполнить план по набору армейских резервистов — они не добрали 2 тысячи человек из необходимых 17,3 тысячи — которые становятся более важным звеном в системе национальной безопасности на фоне сокращения численности регулярных войск: на пике войн в Ираке и Афганистане численность армии США составляла 566 тысяч человек, а к 2019 году она должна сократиться до 440 тысяч — это самый низкий уровень с момента окончания Второй мировой войны. «Я считаю, что на это нужно обратить внимание, — сказал генерал-майор Джеффри Сноу (Jeffrey Snow), отвечающий за набор рекрутов. — Мы участвовали в двух длительных сухопутных кампаниях, и американская общественность очень положительно относится к вооруженным силам, но при этом большая часть американцев полностью утратила связь с ними. Менее 1% американцев хотят и могут служить».

Эта тенденция уже давно укоренилась в США: увеличивающийся разрыв между американским обществом и вооруженными силами, которые, по их собственным заверениям, его представляют, обусловлен множеством причин, которые берут свое начало с момента отмены обязательного призыва в армию в 1973 году. С тех пор опыт военной службы постепенно исчезал из американской общественной жизни. Если в 1990 году у 40% молодых американцев хотя бы один из родителей имел опыт службы в армии, то в 2014 году таких молодых людей осталось всего 16%, и этот показатель продолжает снижаться. Аналогичная тенденция прослеживается и в среде американских властей. В 1981 году 64% конгрессменов были ветеранами, сегодня ветеранами являются всего 18% членов Конгресса.

Разрыв между американским обществом и армией увеличивается и за счет других факторов, таких как укрепление рынка труда, а также негативная оценка американскими СМИ войн в Ираке и Афганистане. В этой связи также стоит отметить и удручающую ситуацию со стандартами физического обучения и физического здоровья, которые существуют в современном американском обществе. Эти факторы ставят перед нами два важных вопроса. Первый из них связан с неспособностью Америки привлекать к ответственности военный сектор, который ее лидеры не готовы критиковать, чувствуя себя обязанными ему аплодировать. Эндрю Бацевич (Andrew Bacevich), бывший армейский офицер, научный работник и давний критик того, что он называет милитаризмом американского общества, высмеивает такую поддержку, считая ее «поверхностной и фальшивой». По его мнению, с разрешения политиков и общественности высшее командное звено армии получило слишком много власти, а ее действия слишком редко подвергаются проверке — и недавние провальные кампании и скандалы с незаконным присвоением стали практически неизбежным результатом. Второй вопрос, возникающий в связи с растущим разрывом между обществом и армией, является не менее важным: он касается способности Америки проводить мобилизацию в будущем.

Во время Корейской войны в вооруженных силах служили около 70% американцев призывного возраста. Во время войны во Вьетнаме негативное отношение общества к конфликту и возможность легко уйти от призыва снизили эту цифру до 43%. В настоящее время, даже если каждый молодой американец захочет вступить в ряды вооруженных сил, пригодными для службы будут признаны менее 30%. В частности, из 21 миллиона американцев в возрасте от 17 до 21 года 9,5 миллиона человек не пройдут тест по элементарной научной подготовке либо потому, что они бросили школу, либо просто из-за того, что большая часть американской молодежи не может производить сложные расчеты без калькулятора. Еще семь миллионов будут признаны непригодными для службы в армии из-за ожирения, криминального прошлого или татуировок на руках и лицах. По словам сержанта Хейни, около половины учеников старших классов в округе Клейтон имеют татуировки на теле, а его непосредственный начальник считает, что гораздо более серьезной проблемой является то, что «Америка страдает ожирением».

Отвергнутые элитой

Остается 4,5 миллиона пригодных к службе молодых американцев, из которых только около 390 тысяч хотели бы служить при условии, что они не выберут колледж или работу в частных компаниях — а именно это и происходит с лучшими из них. На самом деле излюбленная мантра армейских вербовщиков — что они могут конкурировать с Microsoft и Google — это не совсем правда. За исключением нескольких сотен сыновей и дочерей отставных офицеров, вступающих в ряды вооруженных сил ежегодно, американская элита, как правило, с пренебрежением относится к военной службе. Менее 10% военнослужащих закончили колледж, и почти половина новобранцев — это представители этнических меньшинств.

Численность потенциальных рекрутов слишком мала, чтобы отвечать военным нуждам Америки — и это стало особенно актуальным сейчас, когда уровень безработицы снизился до 6%. Это заставит сухопутные войска — наименее популярный из четырех видов войск — либо отказаться от части своих требований, либо начать соблазнять тех, кто не хочет служить, чрезвычайно щедрыми предложениями. После того как в 2005 году сухопутные войска не смогли выполнить план по набору на фоне низкого уровня безработицы и плохих новостей из Багдада, они начали применять обе эти стратегии одновременно. Чтобы набралось необходимое число рекрутов для участия в иракской военной кампании, примерно 2% рекрутов были приняты в армию несмотря на то, что они не прошли тест на элементарные научные знания и не соответствовали некоторым другим требованиям. «Мы согласились на этот риск, связанный с качеством», — признался генерал Сноу, который является ветераном войны в Ираке. Между тем, размеры выплат при вступлении в армию стремительно выросли, и только в 2008 году на это было потрачено 860 миллионов.

С тех пор эта цифра уменьшилась в связи с всеобщими попытками сократить расходы на военный персонал, которые составляют примерно четверть оборонного бюджета. Тем не менее, оставшиеся привилегии являются довольно щедрыми: с 2000 года размер зарплат и премий в армии вырос на 90%. Вместе с сержантом Хейни мы разыграли сценку, в которой ваш корреспондент взял на себя роль выпускника школы, который еще не решил, чем он будет заниматься дальше, и интересуется, что может ему предложить армия. Помимо привычных жилья, содержания и медицинской страховки, этому выпускнику предложили 78 тысяч долларов на обучение в колледже — часть этой суммы можно передать одному из своих близких родственников — профессиональное обучение, в том числе по профессиям, по которым предусмотрены довольно существенные бонусы при поступлении, а также консультации по карьере после окончания срока службы. А армия может закрыть глаза на случаи употребления наркотиков? — спросил ваш корреспондент, окончательно сжившись в свою роль. Сержант Фред Педро считает, что может.

Это очень щедрое предложение, особенно по сравнению с неинтересной работой и низкими зарплатами, которые предлагаются большинству из тех молодых американцев, на которых оно рассчитано. Тот факт, что армия испытывает столько сложностей в процессе набора людей, отчасти свидетельствует о том влиянии, которое недавние войны оказали на общественное мнение. В течение трех десятилетий после ухода Америки из Вьетнама в 1973 году, ее армия приняла участие в дюжине мелких и одной крупной войне, Первой войне в Персидском заливе, в которой она потеряла всего несколько сотен военнослужащих. Поскольку американцы серьезно отдалились от своих солдат, они забыли о том, что войны, как правило, предполагают убийства людей с обеих сторон.

В таком относительно безоблачном контексте 5 366 убитых и десятки тысяч раненых американских солдат в войнах в Ираке и Афганистане стали серьезным шоком. У большинства молодых американцев служба в армии ассоциируется с «возвращением домой полностью сломленным – в физическом, психическом и эмоциональном смыслах», как говорит Джеймс Ортиз (James Ortiz), отвечающий в армии за связи с общественностью. Почти все учащиеся, посещающие курс журналистики в средней школе имени Террелла в Атланте, согласны с этим. «Возможно, я пошла бы служить, если бы не было иного выхода. Но мне не нравится насилие», — признается 16-летняя Майова.

Десятилетия рекламы службы в армии, в которой акцент делался на предоставлении средств на обучение и других льготах, вероятно, тоже внесли свой вклад в неправильное восприятие службы. «Американцы не понимают армию и не ценят ее», — говорит г-н Ортиз. В рекламной кампании, запущенной в прошлом году и носящей название Enterprise Army, акцент сделан на высоких моральных ценностях и том благе, которое армия стремится нести в этот мир. Однако потребуется нечто гораздо большее, чтобы привлечь американцев к такой жизни, которая может показаться несовместимой с современным миром обособленности, скепсиса и неуважительного отношения. Более того, вполне может случиться так, что в следующий раз, когда США будут нуждаться в резком притоке призывников в армию, это будет связано с войной куда более жестокой, чем те, с которыми страна имела дела недавно. Главное преимущество Америки на поле боя — ее мастерское владение высокоточным оружием — постепенно сходит на нет, поскольку теперь такое оружие стало доступным даже для более или менее влиятельных группировок, таких как ХАМАС и Хезболла.

В итоге США, возможно, не смогут — без восстановления обязательного призыва и без существенных дополнительных вложений — призвать в армию нужное количество новобранцев для этой гипотетической войны. «Сможем ли мы собрать такие вооруженные силы, которые нам, возможно, понадобятся?» — спрашивает Эндрю Крепиневич (Andrew Krepinevich) из Центра стратегических и бюджетных оценок. Вероятно, нет: «Опасность заключается в том, что наше желание призывать на службу только тех, кто хочет сражаться, делает нас непригодными для ведения некоторых типов войн».

Источник: todaysmilitary.ru
Источник: inosmi.ru
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
446
7
15
10
А что вы думаете об этом?
Показать 7 комментариев
Самые фишки на Фишках