Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Не забывайте. (6 фото)

Игорь
15 ноября 2015 14:19
Если по вине пилотов самолет потерпел страшное крушение, это еще не означает, что нужно навсегда отказываться от путешествий по небу. Если по вине докторов трагически погиб пациент, это еще не означает, что нужно окончательно отрекаться от медицины. Разумнее не повторять былых ошибок и делать правильные выводы, ведь дискредитированная идея не перестает быть от этого верной. Но почему же нас годами усиленно заставляют поверить в то, что мы больше не сможем вернуть нашу страну — СССР? Пускай в новом обличии, без старых промахов и перегибов, но с идеалами справедливости, равенства и братства, интеллектуального, духовного и технологического прогресса. Почему ростовщики внушают нам, что капитализму нет альтернативы, что мы должны жить рабами на проценты ожиревшего мещанского сословия? На эти и другие вопросы даст журналист, телепрограммы «Агитпроп» Константин Семин. Константин Семин: фашизму можно противопоставить только социализм

Советский Союз был уникальной в истории человечества попыткой доказать, что другой мир — построенный не на грабеже и эксплуатации — возможен. Советский Союз это реакция вздыбленной народной массы, заплатившей самую высокую цену за Первую Мировую Войну, на катастрофу, на кризис, на кровь и на голод. Суть марксизма, если изложить ее коротко, в том, что капитализм — это система, которая производит диспропорции и живет от одной кровавой бойни к другой; в том, что в какой-то момент человечество будет вынуждено перейти от капитализма к другому экономическому укладу. СССР уничтожен, но это совершенно не означает, что колесо истории замедлит свой ход и кому-то удастся отменить те факторы, которые привели к его созданию. Исчезновение СССР — разумеется, трагедия. Трагедия и населявших СССР братских народов, и для всего мира. Мы не просто потеряли общее культурное или экономическое пространство, мы лишили огромное количество людей по всему миру надежды.

Будучи в молодости ярым антисталинистом, Александр Зиновьев в конце своей жизни неоднократно говорил, что сталинский период — высшая точка развития России. Правда следует помнить, что сталинский период является закономерным и логичным продолжением ленинского периода. А вот то, что началось с 20-го съезда, было в чистом виде ревизионизмом, который к 90-м годам обернулся тотальным предательством и реакцией. Увы, и сам Зиновьев, и многие другие диссиденты приложили к этому руку.
Сталин — это не икона и не символ, не Че Гевара на футболке. Че Гевара — рыцарь, романтик. Романтиков много, и их относительно легко нейтрализовать. Сталин же — практик марксизма. Сталин — это доктрина действия, это идеология опыта. Развенчание Сталина в реальности необходимо для того, чтобы исключить возможность Ресоветизации, возвращения к советскому опыту государственного строительства. Спор идет не вокруг личности Сталина. Решается, каким путем идти дальше? Продолжать ли либерально-рыночный эксперимент или обратиться, наконец, к идее силовой модернизации, с опорой на советский народ и на принцип государственной собственности на средства производства.

Советский народ по-прежнему существует. Хотя на смену ему потихоньку приходят более мелкие и более дикие племена и народишки. Деградация массового сознания означает трайбализацию — расщепление общества на кланы и тейпы. Это происходит везде. Но советский народ еще жив. Вся постсоветская элита и бюрократия, в какие бы она ни рядилась вышиванки, по сути — советская. Это плохо, поскольку мы очень часто имеем дело с дипломированными мерзавцами и предателями, с ренегатами, поучаствовавшими в уничтожении СССР и заработавшими на этом. С другой стороны, это отчасти хорошо, поскольку в каждом мелком бюрократе глубоко внутри сидит все-таки советский школьник. Хоть какие-то поведенческие рефлексы, какие-то представления о добре и зле у них сохраняются. Не у всех, конечно, как показала Украина. Но советская инерция, советское воспитание — это та система экстренного торможения, которая долго не позволяла всему этому громадному пространству превратиться в Латинскую Америку. Сегодня эта инерция практически исчерпана. Приходят новые поколения. Тем удивительнее наблюдать все более явственную тоску по СССР у тех, кто толком СССР и не видел. Кстати, аналогия с Латинской Америкой здесь действительно уместна. Как вы помните, после распада СССР Пылающий Континент был фактически отдан на растерзание империалистам, которые задушили там социалистические движения и установили повсеместно марионеточные неолиберальные правительства. Однако примерно с 2005-го года Латинская Америка вновь начала мощно сдвигаться влево, несмотря на все противодействие Вашингтона. Просто народ до такой степени наелся прелестями неолиберализма, что сама жизнь не оставила другого выбора. Главным преподавателем марксизма оказались голод и безработица.

Смысл социализма — воспитание новой личности, создание новой общности людей. Строительство мира, в котором слово «человек» может действительно звучать гордо. Интеллектуальное и нравственное развитие человека, предоставление человеку возможностей для самосовершенствования. Однако «позитивные качества», прививавшиеся гражданам СССР с младенчества, со «Что такое хорошо и что такое плохо» или с «Рассказа о настоящем герое», теряли всю свою «позитивность», как только СССР не стало. Советский человек в мире российского капитализма становился самой легкой добычей. Наивность, чистота помыслов, готовность жертвовать ради других — все это работало внутри коллективистской матрицы, которая, как яичная скорлупа, ограждала советский социум от агрессивного воздействия внешней среды. Как только скорлупу пробили, получилась яичница с кровью, а где-то — омлет. Самые честные были выбиты первыми. Надо понимать, что главная опасность капитализма — в том, что он расчеловечивает человека. Превращает его в вещь. Не надо смеяться над тупыми американцами. Их механические улыбки — проекция механических душ. Помните, как мы восторгались тем, что американцы выталкивают своего ребенка в жизнь, не дожидаясь 18 лет? Дело-то не в особой заботе о его самостоятельности, а в обыкновенном эгоизме. Расчеловечивание делает ненужной семью, делает обыденностью судебные иски между родственниками. Ненормальная для русского ситуация, когда компания в ресторане с калькуляторами разбрасывает между собой счет — это и есть расчеловечивание, только на микроуровне. Расчеловечивание — вроде бы моральная категория, но причина расчеловечивания — экономический уклад, экономические отношения. В нашей стране этот процесс идет полным ходом сейчас. А ведь превращение человека в животное — общая угроза для всех.

В конце шестидесятых годов прошлого века советское общество, несмотря на то, что официальной идеологией это категорически отрицалось, начало все больше приобретать потребительский характер, увеличивая в социальной и экономической политике запрос на материальные блага. По сути тут произошло мягкое, вежливое предательство первоначальной идеи. Оно облекалось в разные формулировки. Борьба с культом личности, социализм с человеческим лицом (раньше-то со звериным ведь был, получается), конвергенция двух систем. Самое главное — обществом было утрачено чувство опасности, общество демобилизовалось, пропало четкое понимание того, что со взятием рейхстага в 1945 война не закончилась, что сама по себе война велась не с отдельным Гитлером, а с силами мирового империализма. Если по-простому говорить, то после жутких жертв и разрушений Великой Отечественной советским людям очень хотелось просто пожить. «Пусть хотя бы дети поживут» — был такой настрой. Русские не хотели войны. Увиливали от нее, как могли. Но она догнала нас. Сначала Чехословакией и Венгрией, потом Египтом, потом Афганистаном, теперь вот Донбассом и Сирией. То есть абсолютно законное и естественное для любого человека стремление к миру («Миру-мир») в обстановке тотального противоборства оказалось для СССР губительным. Вспомните Карибский кризис. Американский генералитет, как известно, был готов идти до конца, до взаимного уничтожения. Возможно, причина в отсутствии представления у американцев о том, как может выглядеть этот самый конец, ведь США практически не пострадали в годы Второй Мировой. И все же Холодная Война оказалась в первую очередь поединком нервов. У советской элиты нервы не выдержали. Кто-то должен дать слабину. Мы дали слабину, чего уж.

Конечно, можно списать это на некую наивность. Все-таки еще недавно мы с американцами обнимались на Эльбе, а тут на тебе — враги. Но сами-то они перегруппировались очень быстро. От дружественного имиджа СССР, созданного военной пропагандой в 1941 году, не осталось и следа. Психологическая война означает умение представлять врага врагом. Для США русские им стали сразу же. Тотально. Советский же интернационализм постоянно пытался разглядеть в противнике человеческие черты. Этим объясняется бешеная популярность Хемингуэя, интерес к американской литературе, появление фильмов вроде «Человека с бульвара Капуцинов» или «ТАСС уполномочен заявить». В последнем, кстати, хотя дело и происходит в условной Нагонии, есть полный комплект деструктивных образов — и реабилитация власовщины, и осуждение Сталина, и симпатия к отдельным американским гражданам, и симпатия к западному образу жизни в целом. То есть к США относились без ненависти. Не так, как к Гитлеру. И это было большой ошибкой.

Элита утратила веру в идею. Прониклась желанием получше пожить. Утратила чувство опасности. Это немедленно сказалось на содержании и качестве пропагандистской работы. Наш народ очень хорошо чувствует фальшь. И вот фальшью интерпретаторов идея оказалась дискредитирована. Но фокус в том, что она не перестала от этого быть верной. При разложившейся элите. Которая утратила веру в идею и проиграла психологическое противоборство с элитой западной. Началась конвертация могущества Советского Союза в личную приусадебную собственность. По большому счету, народу предложили сыграть в лотерею на выживание. Каждый был уверен, что выиграет и попадет в капиталистическое завтра. А оказалось, для того, чтобы оплатить выигрыш одних, надо утилизировать 15−20 миллионов других. Вообще-то в математических терминах мы просто разменяли 15−20 миллионов человек (плюс гражданские войны, плюс деградация и запустение) на возможность иметь 3 смартфона, сидеть в пробках в персональных автомобилях и жрать резиновую колбасу. Приятно держать в руках китайский смартфон. Просто не забывайте, что из него капает кровь.

Но это не озвучивается ни в одной дискуссии. Потому что главная задачапоставленная современной элитой в такой дискуссии, так же как и главная задача десталинизации сегодня, исключить возможность реставрации, перезапуска советского проекта. Здесь все просто и логично. В десталинизации и десоветизации больше всего заинтересованы имущие классы, те, кто растащил СССР по частям и обогатился. Кому ж захочется выплевывать недожеванный кусок. Однако, согласно всем известным правилам диалектики, подобная насильственная десоветизация лишь усиливает запрос на Ресоветизацию. Да и, по правде говоря, страна сейчас оказалась в таких обстоятельствах, что другого способа выжить, у нее просто нет. Экономический кризис и безработица заново научат уже новые поколения тому, от чего так бездумно отреклись их родители.

При этом постоянно навязывается идея того, что восстановление Союза абсолютно невозможно, ни в каких формах и ни при каких обстоятельствах. Нам говорят, что это абсолютная утопия. При том это чистая софистика. «Кто не скорбит об СССР, не имеет сердца, кто желает его возвращения, не имеет ума». Чистая фальсификация. Германии значит можно объединяться, а нам — нет?! Конечно, восстановление СССР возможно. Причем это не такая уж долгая история при наличии политической воли. Я, конечно, тут же услышу шипение из угла — мол, это популизм. Но популизм — всего лишь исполнение воли народа. А это и есть самый страшный сценарий для тех, кто пьет его кровь. Ведь СССР — это не географическое понятие. СССР может находиться и в пределах границ России. Главное — суть. Суть же начинается с восстановления государственного, а вернее сказать, общественного контроля над средствами производства. С восстановления идеологии справедливости.

Современная Россия, это, в первую очередь, слабая, неустойчивая капиталистическая экономика, питающаяся инерцией советского проекта. Обратите внимание — мы не только реанимировали советский гимн. Все самые успешные сериалы на телевидении сегодня в той или иной степени эксплуатируют ностальгию по СССР. У нас по-прежнему советская прошивка, что, собственно, и вызывает ненависть Запада и желание нас уничтожить. Так надо перестать стесняться этого и осознать — это наше великое достоинство, а не проклятие. Остановить наступление фашизма с помощью русской версии капитализма. Фашизму можно противопоставить только социализм.

Россия сможет возродиться только при условии полной смены экономического уклада. Без экономики противостояние с Западом закончится так же печально, как и в 1917 году. Учитывая, что «западные партнеры» нам уже в очередной раз выписали «черную метку» и готовятся исполнить приговор. Но следует помнить что революция снизу при наличии в мире ядерного оружия чревата тем, что от страны не останется вообще ничего. Ленину удалось пробежать над пропастью и выхватить страну, которую уже делили на протектораты. Прямо сегодня такого шанса никто не предоставит. И тогда остаётся надежда только на революцию сверху.

Константин Семин: фашизму можно противопоставить только социализм

Источник: nnm.me
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
3392
247
273
73
А что вы думаете об этом?
Показать 344 комментария
Самые фишки на Фишках