Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

"Великий" Н.И. Вавилов и вавиловщина ч.2. академик Вавилов против академика Лысенко (1 фото)

Андрей Добровольский
29 ноября 2015 21:10
Много мифов культивируется по поводу отношения Лысенко и Вавилова.

Так вот, в начале тридцатых годов именно Вавилов горячо поддержал работу молодого агронома Т. Д. Лысенко по так называемой яровизации: превращению озимых культур в яровые путем предпосевного воздействия низких положительных температур на семена. Вавилов надеялся, что метод яровизации можно будет эффективно применить в селекции, что позволит полнее использовать мировую коллекцию полезных растений ВИРа для выведения путем гибридизации высокопродуктивных, устойчивых к заболеваниям, засухе и холоду культурных растений.

Н.И. Вавилов впервые высказался в печати о работах Лысенко, по-видимому, 13 сентября 1931 года в газете "Социалистическое земледелие", где был опубликован его доклад на коллегии НКЗ СССР "Новые пути исследовательской работы по растениеводству". В докладе говорилось: "Последние годы привели нас к замечательным фактам возможности изменения вегетационного периода, возможности по желанию ускорять время плодоношения. В этом отношении первым начинанием мы обязаны работе американских ученых Алларда и Гарнера. Мы умеем теперь заставлять плодоносить в условиях Туркестана даже тропический многолетний хлопчатник. Особенно интересны в этом направлении работы Лысенко, который подошел конкретно к практическому использованию позднеспелых сортов в раннеспелые, к переводу озимых в яровые. Факты, им обнаруженные, бесспорны и представляют большой интерес, но нужно определенно сказать, что требуется огромная коллективная работа над большим сортовым материалом, над различными культурами, чтобы разработать конкретные действительные меры овладения изменением вегетационного периода в практических целях (...).

Что особенно существенно в открытии Лысенко — это открывающиеся возможности в использовании мировых сортовых ресурсов. Опыт Лысенко показал, что поздние средиземноморские сорта пшеницы при специальной предпосевной обработке могут быть сделаны ранними в наших условиях. Многие же из этих сортов по качеству, по урожайности превосходят наши обыкновенные сорта. Пока мы еще не знаем, с какими сортами практически надо оперировать в каких районах. Еще не разработана самая методика предпосевной обработки посадочного материала. Еще нет оснований с полной гарантией идти в широкий производственный опыт".

Именно разработки Лысенко докладывал на Международном симпозиуме по проблемам генетики и селекции в США в 1933 году Н.И. Вавилов. Кстати, интересный вопрос: разработал концепцию Лысенко, а в США поехал докладывать Вавилов? Знакомая ситуация, когда руководитель ведомства докладывает за подчиненного его результаты. В том же 1933 году Вавилов представил работу Лысенко на соискание Сталинской премии, как крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие. Если Лысенко профан, то тогда Вавилов вредитель, если Вавилов не виноват во вредительстве, то тогда Лысенко выдающийся ученый.

В 1932 году Вавилов рекомендовал избрать Лысенко академиком украинской Академии наук. В том же году включил его в состав советской делегации на VI Международный генетический конгресс. (На конгресс поехал один Вавилов). По его предложению Лысенко дважды получал денежную премию. В 1934 году Вавилов рекомендовал Лысенко в члены-корреспонденты Академии наук СССР, мотивируя это тем, что "хотя им опубликовано сравнительно немного работ, но последние работы представляют (...) крупный вклад в мировую науку".

23 мая 1934 г., выдвинув Лысенко в академики «по биологическим или по техническим наукам» АН УССР, Вавилов утверждал, что «в области биологии растений — а косвенным образом и в селекции — открытие Т. Д. Лысенко является крупнейшим событием в мировой науке».

17 июня 1935 г., на заседании Президиума ВАСХНИЛ, Вавилов заявил: «Лысенко осторожный исследователь, талантливейший, его эксперименты безукоризненны». В конце 1935 г., в Кремле на встрече руководителей партии и правительства с передовыми колхозниками, Вавилов произнес речь, в которой отмечал «блестящие работы, которые ведутся под руководством академика Лысенко», считая, что его «учение о стадийности — это крупное мировое достижение в растениеводстве».

В изданном в 1935 г. под редакцией Н. И. Вавилова трёхтомном труде «Теоретические основы селекции растений», Вавилов утверждал: "Метод яровизации, установленный Т. Д. Лысенко, открыл широкие возможности в использовании мирового ассортимента травянистых культур. Все наши старые и новые сорта, так же, как и весь мировой ассортимент, отныне должны быть исследованы на яровизацию, ибо… яровизация может дать поразительные результаты, буквально переделывая сорта, превращая их из непригодных для данного района в обычных условиях в продуктивные высококачественные формы… Для подбора пар при гибридизации учение Лысенко о стадийности открывает также исключительные возможности в смысле использования мирового ассортимента (Вавилов, Н. И. 1935. «Ботанико-географические основы селекции»).

В 1935 году, то есть после того, как опыты Лысенко были многократно проверены, Вавилов говорил на заседании научного совета ВИР: "Мы имеем очень сильное новое оружие в виде учения о стадийности академика Лысенко. Это, несомненно, очень сильное оружие, которое, может быть, никто, как наш коллектив, не может оценить по достоинству..."!

Лысенко знал генетику лучше Вавилова, о чем свидетельствуют его статьи о генетике, подготовленные для Большой советской энциклопедии. В репрессиях Лысенко не участвовал, на формальных генетиков не нападал, больше оборонялся (в 1936, 1939, 1947 годах). Формальные генетики первыми напали на мичуринцев и первыми применили административные методы. Сталин давал премии Лысенко для того, чтобы поощрить других заниматься практическими нуждами страны, а не дрозофилой, живщей в лесах в годы войны.

ЛЫСЕНКО НЕ ВИНОВАТ В АРЕСТЕ ВАВИЛОВА

Утверждается, что, став в 1938 президентом ВАСХНИЛ, Лысенко препятствовал нормальной работе ВИРа — добивался урезания его бюджета, замены членов ученого совета на своих сторонников, изменения руководства института. Кстати, программа Совнаркома на 1938 год вообще не предусматривала финансирование работ Лысенко и, фактически, должна была уничтожить все его наработки. Однако вмешался случай, точнее, И.В. Сталин.

Единственный документ – письмо И.И.Презента на имя В.М. Молотова с оценкой деятельности Н.И. Вавилова, на котором есть виза Лысенко “Согласен”. Кстати, Руссиянову не удалось найти это письмо в открытых публикациях в полном объёме и со ссылкой на архивный источник. Либералы считают, что будто бы это письмо и привело к окончательному решению об аресте Вавилова. Так, вот: это не Лысенко пишет, а Презент. Более того, Презент не ГЕНЕТИКУ лженаукой объявляет, а одно из направлений в генетике. Более того, Лысенко, скорее всего, согласен с главной идеей письма Презента о необходимости отмены проведения генетического конгреса в СССР, а не с характеристикой Вавилова. Ну не мог он на официальном письме в органы власти делать разбор того, с чем он с Презентом согласен, а с чем не согласен.

Действительно, в ответ на запрос НКВД по поводу вредительской деятельности Вавилова Лысенко дал недвусмысленный ответ, что он не знает случаев такой деятельности и может только описать важность работ Вавилова, в том числе по созданию мировой коллекции семян в Институте растениеводства. Между прочим, сама постановка вопроса говорит о причине ареста Вавилова – нецелевое использование бюджетных средств, что в то время иначе как вредительство и не расценивалось.

Председатель КГБ Семичастный направил Хрущёву в сентябре 1964 года секретное письмо, в котором поставил под сомнение роль Лысенко в аресте Вавилова. Так что не нужно многозначительно намекать, что газетные статьи с критикой – это, дескать, и есть «донос», после которого учёных бросали за решётку – работайте с фактами, а не с плодами псевдологических конструкций. Тогда и отношение будет иное. Поэтому самый старый миф борцов с режимом Сталина — уничтожение гениального учёного Николая Вавилова и развитие «лысенковщины», которая уничтожила целую науку – генетику, должен быть развенчан.

ОПЕРАЦИЯ ГРОМООТВОД или КАК ВАВИЛОВ САМ СЕБЯ ПЕРЕХИТРИЛ

В настоящее время в литературе по истории науки литературе активно борются две интерпретации событий: 1) великий Вавилов и проходимец Лысенко, поддерживаемый либералами и 2) великий Вавилов и великий Лысенко, поддерживаемый патриотами: Вавилов оценил талантливого Лысенко, но потом стал бороться против неверных, по его мнению, научных гипотез Лысенко, которые оказались ближе к истине, чем гипотезы формальных генетиков.

Давайте посмотрим на проблему с другой позиции. С одной стороны, вроде бы Вавилов был ученый, прошедший стажировку на Заоаде и впитавший в себя правила западной формальной науки. С другой стороны, Лысенко явно не имевший всех необходимых навыков, чтобы стать настоящим ученым, согласно критериям западной науки. Он не заканчивал аспирантуру, он не работал под руководством выдающегося ученого. Когда читаешь научную работу Лысенко, посвященную стадийности развития и яровизации, не оставляет ощущение, что это не научная работа, а скорее реферат, написанный студентом старшего курса университета. Нет четкой разбивки материала на введение, где были проанализированы имеющиеся литературные данные, описание методов, характеристику материала, результаты (они есть, но написаны предельно хаотично) и их обсуждение.

Я нигде не нашел информации о том, где и когда Лысенко защищал кандидатскую и докторскую диссертации. Да, в то время было много случаев, когда ученая степень присуждалась без защиты, но во всех этих случаях, в биографии подобных ученых указывается, что они получили ученую степень без защиты. В случае с Лысенко я не нашел ни одного упоминания о его степенях даже в книге Сойфера, люто ненавидящего Лысенко. Не вызывает сомнения, что без поддержки Вавилова, Лысенко бы долгое время оставался обычным научным сотрудником. Со временем он бы защитил кандидатскую, а потом, может быть, и докторскую диссертацию.

Почему же тогда Вавилов так неожиданно выдвинул Лысенко сразу на самый верх, почему рекомендовал в академики?

Для объяснения странного поведения Вавилова можно предложить следующие взаимодействующие друг с другом гипотезы. 1. Вавилов - враг народа 2. Вавилов - не враг народа, но карьерист и средний ученый. 3. Вавилов – великий ученый. 4. Лысенко – гений. 5. Лысенко – безграмотный фальсификатор. 6. Лысенко средний ученый.

Сразу отмечу, что гипотезу о том, что Лысенко – сознательный фальсификатор следует отвергнуть. Если Лысенко фальсификатор, а Вавилов велий, то что тогда мешало проверить все результаты Лысенко? Не проверили или проверили, но скрыли подлоги Лысенко? Не слишком ли все это сложно? Отсутствие фальсификаций в работах Лысенко косвенно подтверждается работами его учеников, например, аспирантки, которая попыталась опровергнуть законы Менделя. То, что её данные не сфальсифицированы, подтвердил Колмогоров.

Точно также наш анализ научных достижений Вавилова позволяет отбросить гипотезу о том, что Вавилов - великий ученый. Ну, не был Вавилов великим ученым. Многие в качестве доказательства "великости" Вавилова приводят факт его избрания членом Британского королевского научного обществ. Но дело в том, что западная наука предельно политизирована. Это хорошо видно на примере Нобелевских премий, которые присуждаются в зависимости от силы околонаучного лоббирования. Точно также избрание Вавилова в члены данного научного общества хорошо бы смотрелось в 1940 году, но становится явно политизированным шагом в 1942 году после того, как британская разведка узнала, что Вавилов арестован.

Да и Лысенко образца 1929 года не заслуживает звания великого ученого за одну единственную статью по яровизации, в которой он не на чем ни основываясь формулирует довольно спорную в то время теорию стадийного развития растений. Думаю, что одна единственная научная статья о стадийности развития растений, да ещё напечатанная в "братской могиле", то есть сборнике научных трудов некоей “мухосранской” станции (Лысенко Т. Д. 1928. «Влияние термического фактора на продолжительность фаз развития растений. Опыт со злаками и хлопчатником» // Труды Азербайджанской Центральной Опытно-селекционной станции им. тов. Орджоникидзе. № 3. Баку.), не может стать основой учения о стадийности развития растений. Требовалось несколько собственных оригинальных научных статей, напечатанных в рецензируемых научных журналах. Да и последующие научные работы Лысенко оформлены не по правилам, принятым в науке (http://imichurin.narod.ru/lysenko/Index.html ). То есть, это учение Лысенко как и “учения” Вавилова строилось во многом на домысливании и комплиляции. Поэтому мнение о том, что Вавилов оценил блестящие результаты Лысенко также следует отвергнуть. Поэтому, скорее всего, обе интерпретации: и либеральная и патриотическая - остаются мифами.

У нас остаются две комбинации наших первичных гипотез: 1) средний Лысенко и средний Вавилов и 2) средний Лысенко и вредитель Вавилов. Если Вавилов средний и Лысенко средний, то почему Вавилов пользуясь своим служебным положением вдруг так возвышает Лысенко? Если же Вавилов – вредитель, то можно думать о двух вариантах. 1. Он возвысил безграмотного с точки зрения формальной науки Лысенко, чтобы дезорганизовать работу селекционеров СССР. Кстати в нечто подобном Вавилов и признался и даже описал массу деталей. Но он ничего не сказал о Лысенко. Интересно, а почему? 2. Он специально запустил на высокую орбиту упертого Лысенко, для собственного спасения через бесплодные дискуссии о генетике.

И в первом и во втором случае Вавилов возвышает Лысенко не просто так. Так что же произошло? Почему вдруг Вавилов так полюбил нашего научного выскочку Лысенко (именно так и было в 1929 году)? Зачем надо было организовывать научные сессии, если генетики и Вавилов прекрасно знали, что через научные сессии в науке ничего никому доказать нельзя.

Действия Вавилова становятся понятными, если вспомнить, что происходило в ВИРе в 1930 году. Выделены огромные средства, получают зарплату 5000 человек. И никаких практически важных научных результатов. Уже в 1930 году стало ясно, что ВИР ничего не дал практике сельского хозяйства его стали проверять, тем более сотрудники постоянно писали жалобы, Вавилов же был почти постоянно за границей. Кто руководил институтом и ВАСХНИЛ при почти постоянном пребывании Вавилова за границей было не ясно. А ведь ВАСХНИЛ создавалась, как чисто прикладное научное учреждение, миллионы рублей были выделены не для поездок по всему миру, с целью покупки семян и создания некоего генетического фонда, ценность которого и сейчас не ясна, а для разработки конкретных мер по повышению урожайности. Налицо нецелевое использование выделенных средств. Ситуация вокруг Вавилова была очень сложной. Большевистски настроенные сотрудники писали доносы и открыто критиковали действия руководства института и ВАСХНИЛ

Практического эффекта от собираемой коллекции семян не просматривалось в обозримом будущем. Ее потом пытался использовать сам Лысенко в своей селекцинной работе, но она дала никчемный результат. В Интернете приводится не проверенная информация о том, что Вавилов однажды за рубежом (где-то в Латинской Америке) даже закупил зерно, выращенное в СССР.

Можно предположить, что, когда стало ясно, что деньги, выделенные для организации ряда НИИ и ВАСХНИЛ, направленных на решение сугубо практических задач, стоящих перед очень рисковым сельским хозяйством СССР, профуканы и никаких научных результатов, которые бы дали эффект, не будет получено, Вавилов решил создать себе громоотвод. Он слушал несколько раз выступления Лысенко на различных собраниях и конгрессах и решил его выдвинуть. Чтобы создать себе громоотвод. Когда окончательно стало ясно, что пятилетний план оказался сорванным, то по совету резидентов иностранной разведки было решено списать все на некую лысенковщину. Было решено спровоцировать публичный конфликт в генетике. Тем, более в советскую науку пришло много выдвиженцев, которые слабо знали законы функционирования формальной науки. Вавилов услышал о молодом напористом агрономе, который не принимал законы Менделя, ну не понимал Лысенко, как можно закодировать миллиарды фенотипических признаков миллиардами генов-бусинок в ядре.

Сам же Вавилов стал бы борцом за чистоту науки. Он рассчитывал, что таким образом после падения Лысенко он сможет списать на него неудачи своего института. Если бы Лысенко не был выдвинут Вавиловым, то ему бы вряд ли удалось бы преодолеть бюрократическое сопротивление академической научной среды и он стал бы обычным средним кандидатом сельскохозяйственных наук, когда-то написавшим неплохую статью по яровизации. Но Вавилов его выдвинул и Сталин заметил Лысенко. С этого момента Лысенко стал самостоятельной фигурой, ведя самостоятельную игру.

Генетики, подначиваемые в частных разговорах Вавиловым, начали задирать Лысенко, говоря о его слабой образованности, о том, что он не знает генетики и т.д. Лысенко огрызался. Противостояние достигло наивысшего накала в 1935 году. Вавилова снимают с поста президента ВАСХНИЛ, но оставляют директором двух крупнейших биологических институтов страны. Это была малая жертва. Вторым шагов Вавилова на его пути по созданию собственного громоотвода была организация научной сессии 1936 года с целью запретить взгляды Лысенко. В 1936 году по настоянию генетиков организуется первая научная сессия по генетике. Но Лысенко сумел отбиться от наседавших генетиков. В 1939 году попытка запретить взгляды Лысенко была повторена, но опять провалилась.

Почему Вавилов не смог довести свою игру до конца. Все потому что его идеи Лысенко и практические достижения его учеников (академик Ремесло) давали практический результат и в короткое время. Потому, что Лысенко был замечен Сталиным, потому, что Лысенко удачно вписался в общий настрой молодой советской науки. Кроме того Лысенко оказался талантливым человеком, быстро освоившим нормы поведения в формальной науке. Как видим, только две гипотезы: Вавилов - средний ученый, но бездельник, стремящийся скрыть свою никчемность как руководителя, и гипотеза о враге народа Вавилове объясняют поведение Вавилова по отношению к Лысенко в начале 30-х годов.

ШПИОН ИЛИ ВРАГ НАРОДА?

А теперь несколько слов о том, был ли Вавилов врагом народа и о вредительской деятельности Вавилова. Правоохранительные органы следили за Вавиловым давно. В 1933 г. был первый звонок для Вавилова: на него дали показания, но он не был арестован вплоть до 1940 года. О том, что в Москве недовольны ВИРом Вавилов узнал от Сергея Мироновича Кирова. Он сам приехал в институт, подробно ознакомился с работой, о которой, впрочем, и без того был хорошо осведомлен, сказал, что недовольство, конечно, вызвано недоразумением, и он, Киров, все уладит. Но в конце 1934 года Кирова не стало...

Уже в 1934 году Вавилову был запрещён выезд за границу, было отменено намечавшееся празднование 10-й годовщины создания ВИР и 25-летия его собственной научной и общественной деятельности. На заседании СНК СССР работу ВАСХНИЛ признали неудовлетворительной.

Когда «Нью-Йорк таймс» в 1936 г. сообщила об аресте Вавилова, ставящем советскую генетику на край катастрофы, разгрома ее лысенковцами, Вавилов ответил письмом в «Известиях», в котором он заявлял, что свободен, занимает прежнее положение и что на судьбе советской генетики не может отразиться арест нескольких преступников (тем самым он сам стал доносчиком).

16 июля 1939 г. Л.Берия, нарком внутренних дел, наверняка зная о письме Презента — Лысенко В.Молотову, направил Молотову записку, в которой сообщал, что НКВД рассмотрел материал о том, что после назначения Лысенко Президентом Академии сельскохозяйственных наук Н.И.Вавилов и возглавляемая им буржуазная школа так называемой «формальной генетики» организовала систематическую кампанию с целью дискредитировать Лысенко как ученого» (книга «Суд палача», стр. 62, 63. М. 1999 г. Изд-во Academia.) и просил дать санкцию на арест Н.И.Вавилова. Эта санкция последовала в следующем, 1940 году. Ранее имел место отказ Н.И.Вавилова выйти из германского генетического общества (http://forum.mista.ru/topic.php?id=377443&page=1 ). Так что место ботанической экспедиции могло быть и не случайным. Газетные вырезки и деньги могли пригодиться по ту сторону границы, ехали по горам вроде бы туда, но на перевале автомобиль догнали представители НКВД.

Вавилова арестовали 6 августа 1940 г. во время экспедиции на Западную Украину в г. Черновцы. Он был арестован вблизи от государственной границы, где он будто бы собирал растения. Вавилов двигался в горы по направлению к военному аэродрому. При обыске у него обнаружили вырезки из американских газет, 140 румынских лей, кассету фотоаппарата «Лейка»-1, но не сам фотоаппарат (интересно, что было на кассете). В этом районе находились новые территории СССР, чуть дальше по карте располагались основные нефтяные месторождения 3 рейха - румынский район Плоешти, (http://www.kb.mista.ru/article.php?id=478 ). Что нужно было академику в приграничных районах? Любопытство замучило? Зачем ему румынские леи? Видимо, в 1940 году в момент ареста Вавилов пытался уйти за границу.

Уже через 18 дней Вавилов признался во всем. А ведь надо учесть, что на эти 18 дней пришлись дни его этапирования в Москву. 11 сентября он написал собственноручное признание: огромный трактат о своих преступлениях. Никакой следователь, а тем более следователь Хват не могли знать столько деталей, о которых написал Вавилов. Это очень похоже на признание Бухарина. В 1940 г. НКВД, впрочем, оценило деятельность Вавилова не как (неосознанный) просчет, а как сознательное вредительство.

Арест Вавилова скорее всего вполне адекватный - Вавилов был замешан в начале 30-х в антигосударственной деятельности с участием польских спецслужб, что выявилось после 17 сентября 1939 года и изъятия некоторых документов польской разведки советскими властями на освобожденных западных территориях. Арестован Вавилов был в 1940 году, когда уже не было массовых арестов и репрессий.

Утверждается, что следователь Хват пытал Вавилова. Но для этого нужна санкция с самого верха (Вавилов ведь был академиком), а иначе можно и загреметь. Нельзя было ошибиться, а вдруг потом Вавилова освободят и он нажалуется - ведь многие загремели в 1939 г. за превышение полномочий. Так, что не думаю. Тем более, что после смерти Сталина Берия взял Хвата в министерство госбезопасности, а он туда не брал тех, кто допускал пытки. Берия резко выступил против своего предшественника Игнатьева, который практиковал физические воздействия на подследственных.

Вот оно, признание: "ПРОТОКОЛ допроса арестованного Вавилова

Николая Ивановича от 24 августа 1940 года. Допрос начат в 9 час. 30 м.

Вопрос: Вы арестованы как активный участник антисоветской организации и агент иностранных разведок. Признаете себя в этом виновным?

Ответ: Я признаю себя виновным в том, что с 1930 года являлся участником антисоветской организации правых, существовавшей в системе Наркомзема СССР. В шпионской работе виновным себя не признаю.

Вопрос: В каком направлении проводилась вами вражеская работа в области сельского хозяйства?

Ответ: Проводимая мною лично вражеская работа заключалась в основном в следующем: отрыв научной работы от практической работы по реконструкции сельского хозяйства*, игнорирование развития опытного дела по областям, неправильном районировании ряда культур (кукуруза, хлопчатник и др.) срыв работы по организации правильных севооборотов и т. д."

На Вавилова было заведено 3 тома уголовного дела, несколько человек свидетельствовали о шпионаже. Сейчас дело Н. Вавилова доступно через Интернет. Вавилов, сын купца, друг сына священника и анти-дарвиниста Бэтсона, противник непосредственной научной работы в колхозах и хатах–лабораториях, зажимщик бурного внедрения нововведений в сельское хозяйство, получивший образование в Англии, не скрывал своей симпатии к Англии. Вавилов создал институт и возглавил после ВИР. Председатель географического общества. Директор 2–х институтов, но постоянно в экспедициях. Все бросил и развел бардак. Поэтому его и убрали с поста президента ВАСХНИЛ в 1935 г. Видимо, был подловлен и начал сотрудничать с иностранной разведкой или его завербовали раньше.

С сентября 1940 по март 1941 года допросы не производились. По утверждению самого Вавилова (кстати неясно, откуда эти так называемые утверждения взяты, кто имел свидания с Вавиловым и насколько достоверны свидетельства очевидцев, если Вавилов им что-то рассказал) за время следствия его вызывали на допрос около 400 раз (то есть по 7 раз в день Ха–ха), общее время допросов составило 1700 часов. За два месяца прошло 1440 часов всего. Именно Берия возбудил ходатайство о помиловании Вавилова.

Следователь Хват в ответ на вопрос: "Скажите, вы верили в то, что Вавилов — шпион? - ответил: "В шпионаж я, конечно, не верил — данных не было. То есть было заключение агентурного отдела — существовал такой в Главном экономическом управлении НКВД <…>: так и так, шпион. Агентурный отдел его «разрабатывал», но данные нам не передавали — у себя оставляли. Они и постановление на арест по таким делам писали. Ну, а что касается вредительства — что-то он <…> не так в своей сельскохозяйственной науке делал. Тут я собрал экспертизу — академик её возглавлял, к Трофиму Лысенко ездил. Они, то есть академики и профессора, подтвердили: да, вредил (http://www.belousenko.com/books/publicism/albats_kgb.htm ).

Из постановления "суда" от июля 1941 года: «Именем Союза Советских Социалистических... Предварительным и судебным следствием установлено, что Вавилов с 1925 года является одним из руководителей антисоветской организации, именовавшейся «Трудовая крестьянская партия», а с 1930 года являлся активным участником антисоветской организации правых, действовавших в системе Наркомзема СССР и некоторых научных учреждений СССР... В интересах антисоветских организаций проводил широкую вредительскую деятельность, направленную на подрыв и ликвидацию колхозного строя, на развал и упадок социалистического земледелия в СССР... Преследуя антисоветские цели, поддерживал связи с заграничными белоэмигрантскими кругами и передавал им сведения, являющиеся государственной тайной Советского Союза.

Признавая виновным Вавилова в свершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58— la, 58— 7, 58— 9, 58— 11 УК РСФСР, Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила: Вавилова Николая Ивановича подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу, с конфискацией имущества, лично ему принадлежащего. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

За смертный приговор лично проголосовали Сталин, Калинин, Каганович, Маленков, Шкирятов и другие лица из сталинского окружения. Но в отношении Вавилова исполнение приговора по инициативе того же Л.П.Берия было отложено и позже заменено 20 годами заключения. Почти все допрошенные сослуживцы Вавилова, на допросах подтвердили, что он враг народа, и, кстати, только Лысенко встал на защиту Вавилова и на запрос НКВД написал, что ему ничего не известно о вредительской деятельности Вавилова. И это при том, что и сам Вавилов до ареста, и его соратники писали и писали доносы на самого Лысенко!

Изменение приговора было результатом активного вмешательства Д.Н.Прянишникова, который обратился к Берия через его жену и свою ученицу, работавшую на кафедре агрохимии Тимирязевской академии.

Кстати сам Вавилов не упускал случая поучаствовать в шельмовании других, любил Вавилов это дело. Вот образчик его «научных трудов»: «…Мы требуем от нашего советского суда беспощадно расправы с подлыми предателями! Мы требуем уничтожения презренных выродков! Мы требуем также до конца расследовать участие правых отщепенцев - Бухарина, Рыкова, Угланова - в преступной деятельности троцкистов и привлечь их к самой суровой ответственности… "…Академики: А. Архангельский, Н. Вавилов, Н. Горбунов, И. Губкин, Г. Кржижановский, А. Терпигорев...» (Известия ЦИК СССР № 24 (6186) от 27 января 1937 г.)

Вавилова судил суд. Приговор этого суда никто не пересматривал и не отменял в судебном порядке, т.е. как положено. Просто по приказу Хрущева Прокуратура объявила, что отменяет этот приговор. Прокуратура не имеет права этого делать.

В заключение сообщу: Вавилов умер в тюрьме от воспаления легких, связанным с недоеданием. Ну, не хватало пенициллина врагам народа. Вспомните, на какие годы пришлось его тюремное заключение и смерть, что это были за годы. Все тогда хлебнули горя, не только осуждённые и репрессированные. Поэтому не следует использовать смерть Вавилова в качестве индульгенции собственного мифотворчества о Великой сталинской науке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вот собственно и все. Как видим, Вавилов – это довольно посредственный ученый, за более, чем 20 лет напечатавший не более 12 научных работ в рецензируемых научных журналах. Все остальные публикации его либо в братских могилах, либо в газетах, либо это доклады на научных конференциях. Никакого особого научного значения его научные работы не имеют. Это чаще всего компилятивные статьи и книги. Жил в свое удовольствие. Монополизировал все возможные должности, как потом это сумел сделать академик Орбели в послевоенном СССР. Наконец, работал на врага.

Наверное, единственное, что, почти без оговорок, можно поставить в заслугу Вавилову является тот факт, что Вавилов и его сотрудники собрали крупнейшую в мире мировую коллекцию семян культурных растений, насчитывающую к 1940 году 250 тысяч образцов (36 тыс. образцов пшеницы, 10022 — кукурузы, 23636 — зернобобовых и т. д.). С использованием коллекции селекционерами было выведено свыше 450 сортов сельскохозяйственных растений. Да! Коллекция это хорошо. Но и сейчас она практически не используется. Кстати, больше всего ею пользовался академик Лысенко. Но у меня крутится на языке вопросик: а может лучше было в жестокие тридцатые годы тратить деньги не на эту коллекцию, которая будет, может быть, востребована через 50 лет, а на насущные проблемы, стоящие перед сельским хозяйством?

Деятельность Вавилова стала началом того явления в советской науке, которое внесло заметный вклад в разрушение СССР. Я бы назвал это явление вавиловщиной, по имени первого и наиболее известного его представителя. Нет, Вавилов не обладал всеми теми качествами, которые я перечислю ниже. Набор этих качеств есть абстракция, взятая с портретов многих представителей этой плеяды околонаучных деятелей, занимавших директорские места в АН СССР, НИИ и вузах. Для них характерны спесь, снобизм, пьянство, кумовство, монополия на хлебные должности, презрение к собственно научной работе, широкое использование вмененного соавторства, возвеличивание несуществующих заслуг, приятельские связи в правительстве, поверхностность знаний, занятие множества административных, начальствующих должностей, монополия на траты денег. Вавиловщина – это и оторванность от практических запросов страны.

После войны вавиловщина проявилась в орбельщине, когда академик Орбели занимал аж 20 оплачиваемых должностей. Вавилова характеризует западничество, космополитизм, широкое сотрудничество с Западом. Напротив, для Лысенко характерно почвенничество, анти-космополитизм, нацеленность на практические запросы страны, доступность для студентов. Я не нашел ни одного свидетельства того, что Вавилов запросто разговаривал со студентами, а вот Лысенко со студентами разговаривал без спеси и снобизма. Об этом свидетельствует В. Сойфер, люто ненавидящий Лысенко.

Источник: maxpark.com
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
841
23
32
30
А что вы думаете об этом?
Показать 23 комментария
Самые фишки на Фишках