Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Реклама на фишках

Интервью с бойцом "Призрака" (2 фото)

Манзал
08 декабря 2015 09:24
- Расскажи о себе, как попал, где воевал, где был, как оказался в «Призраке»?

- Начну с того, что зовут меня Артур, позывной «Башкир». Родом из Башкирии, а жил и живу в городе Череповец. До того, как стал против хунты воевать, работал в металлургии. На Донбасс попал 3 апреля, то есть 8 месяцев уже. Попал сразу в Луганскую народную республику. Сперва попал в ПВО, стал ПЗРК-шником, охраняли небо от возможных налетов. И в период службы в ПВО познакомился с «призраками» и потом ушел туда. И до сих пор здесь. В данное время нахожусь в отпуске дома. Отдохнуть, у ребенка день рождения отметить, и обратно вернуться.

- Мальчик у тебя или девочка?
- Девочка, 9 лет. Виктория. Подарок приготовил – игрушки любимые, куклы.



- По каким соображениям решил пойти в ополчение?
- По идейным. У меня и деды воевали против фашизма, и здесь то же самое. Те же самые фашисты, нацисты. Их идеология меня не устраивает. Они в данный момент геноцид своего народы устраивают. Мне не понравилось, что 2 мая в Одессе они сделали. У меня в Одессе много знакомых есть. И после того, как их, так называемый, президент сказал, что их [украинцев] дети пойдут в школы и садики, а дети Донбасса будут сидеть в подвалах, и только так они эту войну выиграют… После этого я оделся, собрался и поехал.


- И самое хреновое, что обещание то он свое выполнил… Значит, ПВО. И как относишься к украинской авиации? Насколько она профессиональна?
- В данное время ее не видно, но она у них есть. И проходила информация, что им поставляют авиацию. Ну будет летать – буду сбивать. На это меня обучали.


- Как считаешь, чем закончится этот конфликт?
- Этот конфликт может закончиться только нашей победой.


- Возможен ли такой вариант, что в Киеве сменится власть, и буду проведены переговоры между представителями Новороссии и Киевом о сохранении территории в составе Украины на определенных условиях? Или на данный момент это уже невозможно?
- Я, конечно, не житель Донбасса, и я не могу с их стороны судить. Но я общался с людьми, они не хотят оставаться в составе Украины. Они хотят быть Новороссией.


- Вне зависимости от предложенных условий?
- Ну, да, большинство именно так хотят. Конечно, есть и те, кто хочет обратно в Украину, в состав этой Украины, но их мало.


- На твой взгляд, какой самый вероятный вариант для Новороссии? Присоединиться к России или оставаться автономией?
- Жители Донбасса, конечно, хотят быть не в Украине, для них оптимальный вариант - автономия, но ближе к нам. Они не воюют за то, чтобы войти в состав РФ, но они воюют за свой дом. Потому что вынуждены. К ним пришли, их убивают. Они, в первую очередь, воюют за это. После того, как стали убивать их детей, мам, отцов. Они [жители Юго-Востока] поняли, что больше не нужны. Неважно, в составе России или в автономии. Лишь бы соблюдались нормальные человеческие права, люди могли разговаривать на своем языке и спокойно мирно жить. Но точно не в составе Украины. О перемирии после того, что украинская сторона сделала против жителей Донбасса, речи и быть не может. Этого не будет никогда. Не будут они братьями, только отдельно.

- Насколько я знаю, «Призрак» брал на себя задачи по охране правопорядка вместо МВД и комендатуры. Сейчас такие функции выполняются?
- Мы стоим в гарнизоне в поселке, держим оборону и смотрим за порядком в нем. Если происходят какие-то преступления, мы вмешиваемся. Если что, отдаем нарушителей в милицию. Она на данный момент нормально функционирует. Сейчас мы держим линию соприкосновения. Протяженность нашей линии 21 км. Этот самый «передок».


- На какой территории располагается «Призрак»? Есть там мирное население?
- Мы находимся в поселке Донецкий. Мирные есть. Они живут до сих пор в этом поселке. Даже не живут, а существуют. Пытаются выживать в этих условиях. У мирного населения условия чуть ниже среднего. Им приходит и гуманитарная помощь, и российские конвои, и «Красный крест». Там и продукты, и медикаменты. Плюс пенсии выплачиваются им. Как-то живут люди.


- Бои прекращались, пока ты был там?
- До июля были каждую ночь почти интенсивные обстрелы наших позиций. Точнее, не наших позиций, а скорее мирных. Их артиллерия била. А вот с августа и до сегодняшнего дня бывает то там артиллерия немного отработает, то там стрелковое оружие. Главное – работает не от нас к ним, а наоборот, от них в нашу сторону.


- После того, как по вам ударяют, вы вынуждены отвечать?
- Нет, мы не отвечаем, потому что мы соблюдаем Минские договоренности, надеемся до конца, что как-то можно будет решить это все без потерь и у нас, и у них. Они, как никак, тоже, хоть чуть-чуть, но люди. Ну, конечно, если ничего не решится, пускай идут в наступление. Мы их «хлопнем» всех.


- А командование как-то объясняет, почему стоит соблюдать Минские договоренности?
- Я в это не вникаю. Это все бред какой-то… Цирк. И время это на них играет. Они и технику подводят, и обучают. Постоянно стягивают тяжелую технику: танки, «Грады», «Ураганы» и все остальное. Нам бы дали бы добро, мы бы все преодолели...


- А как считаешь, почему не дают добро?
- Потому что Минские договоренности действуют. Они пытаются все решить политически.


- То есть по факту Минские договоренности только мешают?
- Да, они мешают. Потому что договоренности идут, а гражданские как гибли, так и гибнут. Да не только гражданские. И бойцы, конечно. А у них все Минские договоренности какие-то… Боятся там чего-то. Не знаю…


- А что используется на передовой? Есть ли отличия от других конфликтов? Оправдывает ли вложения экипировка?
- Ну, в других конфликтах я не знаю, у нас свое дело. Эффективно все работает. Да, конечно, все оправдывает, обувь, бронежилеты - все используем.


- Может, есть какие-то конкретные примеры, как экипировка спасает, были какие-то конкретные попадания?
- Бывало, что каски спасали от мелких осколков. Не было бы каски – и человека бы ни стало. Бронежилеты, бывало, выручали.


- Есть какие-то нужды?
- Не хватает всего. Нуждаемся и в одежде, и в питании, и в медикаментах. Во всем.


- Чувствуется ли поддержка, кроме привычной гуманитарки? Моральная, может быть.
- Да. Мы чувствуем, что людям не все равно. За что большое спасибо.


- Слышал, наверное, про Мозгового? Как думаешь, что произошло и кто причастен?
- Ну, об этом я умолчу. Это своя политика. Я в это не вмешиваюсь. Но Алексея Мозгового я застал. Помню этот день в мае… Ну, могу сказать, что он был хороший и как командир, и как человек. Я о нем только по словам чужим могу судить.


- Весь отряд включен в санкционный список Евросоюза. Насколько тебя это пугает?
- Это что такое вообще? Мне и дома хорошо. А их весь Евросоюз пускай там и остается. Не пугает меня это нисколечко.


- Ты гражданин России? Не боишься, что будет ответственность за участие в конфликте? Например, граждан Белоруссии сильно пугают…
- Да, я гражданин РФ. Но у нас такого нет. Да и воюю я за хорошую сторону. Причем сторону, которую и РФ поддерживает. Так что бояться мне нечего.


- Есть там регулярная армия России?
- Да какая там регулярная армия! Там такие же, как и я, добровольцы. Чисто по своему желанию приехали и воюют.


- Можешь вспомнить самый страшный момент?
- Когда «Грады» по нам работали. Неприятно это было. Ну ничего, выжил, воюю пока. И дальше буду воевать.


- Пленных приходилось брать? Как с ними обращаются?
- Мне нет, но видел, как другие брали. Да отлично обращаются. По сравнению с тем, как они обращаются с нашими пленными – это небо и земля. Над нашими издеваются унижают, калечат. Вырезают все, что можно. В общем, вытворяют все, что в голову взбредет. Над женщинами очень сильно издеваются, очень. Тяжело даже об этом говорить. А мы с ними с ними на «будьте любезными». Накормим, напоим, обогреем. Но мы к ним в плен не сдаемся. Каждый из «Призрака» с собой гранату на этот случай носит, именную.


- Что говорят пленные? Зачем воевать идут?
- Да что им говорить. Они как в плен попадают, начинают кричать: вот, мы простые водители мы не стреляли ни разу. А со временем узнается, что они артиллеристы или еще кто-нибудь из тех, кто бомбил мирное население. Война продолжается до сих пор. Это здесь, в России, ее не видят, не слышат. По сей день умирают люди, бойцы. Как-то так.


- Не приходилось встречать наблюдателей с ОБСЕ?
- О, да я их в неделю вижу по два-три раза! Они приезжают в наш гарнизон. Наблюдают, чтобы у нас тяжелая техника не стояла. Бывает, приезжают, запускают беспилотники, чтобы с него поглядеть на нашу территорию. Но ничего у нас не находят, у нас все отведено. Ну а потом эта же информация поступает на украинскую сторону…


- Планы на будущее? Вот вернешься, а дальше?
- Да я пока сильно не думаю. Останусь живым – домой приеду.

Источник: manzal.livejournal.com

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1433
12
13
9
А что вы думаете об этом?
Показать 28 комментариев
Самые фишки на Фишках