Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Горячие недра холодной войны (8 фото)

k_mironov
27 апреля 2016 12:11
О "миролюбивости" США, якобы противостоявших "красной угрозе"
Источник: cdn.topwar.ru

Уже в ходе Второй мировой войны и особенно после ее завершения было множество официальных высказываний американских политических и военных деятелей о том, что США допустили стратегическую ошибку, связав себя с СССР союзом антигитлеровской коалиции. Известный в прошлом лидер республиканцев Р. Тафт в своей книге «Внешняя политика для американцев» писал, что он еще на третий день нападения Германии на нашу страну предупреждал: «Победа коммунистов в войне будет гораздо опаснее для США с идеологической точки зрения, чем победа фашизма».

Следствием подобного мышления и явилась «холодная война», которую, как известно всем трезвомыслящим людям, за исключением разве что некоторых демократических историков и преподавателей престижных вузов, развязали США. Собственно, «холодная война» во многих высказываниях связывалась с победой над фашизмом. Так, в 1952 году Маккарти заявил, что можно смело утверждать, что очередная, третья, мировая война началась с победы советских войск у Сталинграда. Как видим, «холодная война» начала свою жизнь в тот самый момент, когда фашист получили такой удар, после которого победа нашей страны над Германией стала очевидной.

Рассуждения о «противоестественности» советско-американского союза в войне с фашизмом нашли в политической науке Запада самое широкое хождение. У них была четкая цель. Необходимо было готовить американцев и их союзников к возможной новой войне, теперь против недавнего союзника — СССР. Выступая 5 марта 1946 года в Фултоне, Черчилль, брызгая слюной, взывал к американцам, заявляя, что США сейчас находятся на самой вершине мирового могущества, поэтому жители Соединенных Штатов должны не только наслаждаться полученными благами, но и испытывать тревогу, и страх как бы не потерять достигнутые позиции. Поэтому Черчилль призывал Америку не вести себя так, «чтобы события развивались самотеком».

Великобритания тем временем держала в своей зоне оккупации Германии более 70000 нерасформированных немецких войск, надеясь на «благоприятную возможность». Речь У. Черчилля выразила уже ставший к тому времени официальным внешнеполитический курс Соединенных Штатов. По свидетельству У. Таубмэна, Г. Трумэн еще в конце апреля 1945 года вел беседу с В.М. Молотовым в явно вызывающей манере, демонстрируя «новый американский подход», изменивший ход истории. Однако в тот момент времени, по мнению Таубмэна, у президента США еще не хватало уверенности. Она пришла с обретением атомного оружия и вылилась в «доктрину Трумэна», которую можно считать первой оформленной политической директивой, официально положившей начало «холодной войне».

В начале марта 1947 года на проходящем объединенном заседании конгресса Г. Трумэн, оправдывая претензии Соединенных Штатов на мировое господство, заявлял, что «свободные народы» ждут от их страны защиты «своих свобод», призывал к «решительности» в исполнении «лидирующей роли».

К. Лондон в своей книге «Как делается внешняя политика» указывал, что США могут и обязаны использовать ядерную войну в качестве средства национальной политики, пока в СССР не было создано атомной бомбы, он требовал раскручивать маховик «холодной войны», чтобы подготовить американцев к войне «горячей».

В изданном большим тиражом труде Г. Алмонда «Американский народ и внешняя политика» автор призывал прекратить бояться последствий войны, а напротив, как можно быстрее начать ее во имя защиты «демократических ценностей». Пусть человечество «не воздаст любовью или уважением за подобную политику... — заявляет Алмонд, — однако американский народ обязательно одобрит и ее, и превентивную войну против Советской России».

Многие американские политики видели задачу США в создании максимально большого количества стратегически важных пунктов по всему миру и подготовке войск к удержанию этих территорий. Германию они планировали использовать в качестве так называемого трамплина, для дальнейшего движения на Балканы и Украину. Все эти высказывания вдвойне становятся примечательными, если вспомнить, что формулировались они на фоне активной разработки реальных планов атомной агрессии на СССР.

Объединенный комитет начальников штабов (ОКНШ) осенью 1945 года утвердил «Основы формулирования американской военной политики» (1496/2) и «Стратегическую концепцию и план использования вооруженных сил США» (1518). Директива 1496/2 предусматривала возможность упреждающего нападения. В ней отмечалось, что командование США не может позволить себе каких-либо ложных идей о невозможности собственных агрессивных действий, если по Соединенным Штатам может быть нанесен первый удар. В подобных условиях американское правительство обязано за кратчайшее время принять соответствующее политическое решение, а военные в это время должны будут провести необходимую подготовку для нанесения опережающего первого удара. Т.е. предлагалось все передать в зависимость от степени паранойи политического руководства США.

В начале октября 1945 года ОКНШ требовал ускорить ядерные исследования и изготовление атомных бомб, а в секретной разработке от 31 ноября 1945 года были уже указаны цели для атомных бомбардировок: Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль. К осени 1947 года в роли целей для атомного удара служили уже сто советских городских центров. В следующем году был подготовлен первый оперативный план стратегической авиации, который констатировал, что основной особенностью ядерного оружия является возможность успешно и высокоэффективно уничтожать массовые скопления людей, и эту особенность нужно использовать. В те годы американцы разработали как общие, так и конкретные планы ядерных бомбардировок и боевых действий, которые получили наименования «Бройлер», «Фролик», «Хэрроу» и др.

Источник: cdn.topwar.ru

В документе ОКНШ «Директивы по вопросам стратегического планирования» (01.05.1947 г.) говорилось, что если будут созданы необходимые военные базы и коммуникации, США могут вскоре после начала военных действий осуществить наступательные, стратегические, воздушные операции, с нанесением ударов по советским городам и стратегически важным промышленным центрам. Подчеркивалась необходимость выделения сухопутных сил, ВВС и ВМС для обеспечения захвата важных районов с целью обеспечения эффективности стратегических бомбардировок, а затем и для начала крупного сухопутного наступления. Пацифизмом и миролюбием здесь и не пахнет, как и сомнениями в необходимости топтать американским армейским ботинком нашу землю.

Предприятия нашей нефтяной промышленности планировалось подвергнуть «эффективным бомбардировкам» с американских средиземноморских баз, а также аэродромов расположенных в районе Каир — Суэц. В «Директивах» указывалось, что районы вокруг советской столицы, бомбардировки которых, по мнению американских генералов, «дали бы максимальный моральный эффект», располагались в пределах дальности действия тяжелых бомбардировщиков Б-29, развернутых на территории Англии или в Египте. Жизненно важные для СССР центры на Урале и Кузбассе могли быть достигнуты с авиабаз, находящихся в Индии. Поэтому, указывалось в «Директиве», для достижения наибольшей эффективности стратегической воздушной войны необходимо создать базы в странах Ближнего Востока, Британских островах, а также в Индии.

Обеспечение полного контроля над Советским Союзом планировалось обеспечить оккупацией ограниченной по площади территории, при этом отмечалось, что, ввиду значительных размеров и числа советских людей, которых требовалось держать под контролем, необходимо иметь довольно крупные вооруженные силы сателлитов-союзников.

А в 1946 году помощник президента К. Клиффорд подготовил доклад «Американская политика в отношении Советского Союза», где был обоснован курс на войну. Клиффорд указывал, что уязвимость СССР крайне мала благодаря огромной площади советской территории, на которой находятся основные оборонные и промышленные предприятия, а также месторождения полезных ископаемых. Однако Советской России можно нанести ущерб, используя ядерное оружие, биологическую войну и воздушные налеты. Поэтому Соединенным Штатам следует готовиться к атомной и биологической войне и поддерживать свои вооруженные силы на уровне, требуемом для эффективного обуздания СССР. Вот так. Ни больше, ни меньше: атомные бомбардировки и заражение население самыми страшными болезнями. Вот истинное лицо США, на которое, начиная с восьмидесятых годов, у нас в СМИ и с трибун стали натягивать овечью шкуру.

В этот период была сформирована специальная структура, предназначенная для обеспечения координации подготовки и непосредственного ведения войны против СССР. В конце 1947 года было создано министерство обороны, руководителем которого стал известный своими ультраправыми взглядами Дж. Форрестол. Кроме того, был учрежден Совет национальной безопасности (СНБ), которым руководил непосредственно президент. Совет осуществлял координацию американских военных усилий и разрабатывал военную стратегию, которая затем облекалась в форму планов ОКНШ.

Наиболее характерные документы того времени стали директивы СНБ-7, 20/1, 20/2, 58. Что же по планам США должно было произойти с СССР? На этот счет меморандум СНБ-20/1 до предела откровенен. В нем указывалось, что среди русских эмигрантов имеется достаточное количество «интересных и сильных группировок», при этом любая из них для США была бы предпочтительной советского правительства для осуществления управления Россией. Дальше указывалось, что на каждой части оккупируемой территории американцам и их союзникам придется иметь дело с партийными работниками. Кроме того, Коммунистическая партия, скорее всего, перейдет на нелегальное положение, как это было в прошлую войну на территориях, оккупированных немцами, и будет организовывать «партизанские банды и повстанческие отряды». Для борьбы с ними американские военные планировали использовать «некоммунистические (какого рода они бы ни были) русские органы» (читай полицаев), которым необходимо передать требуемое оружие, оказывать им военную поддержку и позволить им поступать с коммунистами и иными патриотами в соответствии «с традиционным способом русской гражданской войны» (вероятно, здесь американцы подразумевали жестокость и откровенный садизм колчаковских частей).

После организации в 1949 году Североатлантического блока дальнейшее развитие и оснащение вооруженных сил главных капиталистических стран происходило не только в национальных рамках, но и в рамках блоков.

Родилась даже особая теория — теория «взаимозависимости», сущность которой сводилась к тому, что США основное внимание уделяют атомному оружию и средствам доставки его до цели (стратегической, тактической и авианосной авиации, ракет различного назначения, а также другой новой боевой техники). Остальные же участники блоков должны были развивать главным образом сухопутные войска. Так, если в США численность сухопутных войск не превышала в среднем 37-40% общего состава вооруженных сил, то во Франции, Италии, Западной Германии и Турции на долю сухопутных войск приходилось от 75 до 85% всей численности вооруженных сил. Вот кому отводилась роль пушечного мяса, бросающегося под гусеницы оставшихся после атомных ударов советских танковых армад, и кому пришлось бы ползать по зонам радиоактивного заражения.

Источник: cdn.topwar.ru

Несмотря на тот факт, что в ведущих капиталистических странах после завершения Второй мировой происходил процесс постепенной демобилизации, ни одна из них фактически не собиралась осуществлять полную демобилизацию своих вооруженных сил и доводить их численность до довоенного уровня. Наоборот, после 1948 года до начала пятидесятых годов численность вооруженных сил (ВС) стала неуклонно расти. Еще более наглядно об этом свидетельствуют бюджетные отчисления на военные нужды.

Источник: cdn.topwar.ru
Источник: cdn.topwar.ru

Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Франция располагали небывалой для мирного времени численностью вооруженных сил. Это мотивировалось, в частности, тем, что нанесение внезапного удара ядерным оружием по важнейшим экономическим и политическим центрам государства может сорвать мобилизационное развертывание в самом начале войны, и якобы поэтому ВС, необходимые для ведения боевых действий в начале войны, должны быть полностью отмобилизованы, вооружены и подготовлены еще в мирный период. В действительности же дело было в стремлении содержать в мирное время вооруженные силы, способные в любое время внезапно напасть на СССР.

Нельзя забывать и о том, что США, а также Англия и Франция сразу же по завершении войны приступили к последовательному осуществлению мероприятий, направленных на сохранение кадров бывших вооруженных сил гитлеровской Германии, возрождение германского милитаризма и создание массовой реваншистской армии. Германский милитаризм с этого времени стал рассматриваться как главный пособник в осуществлении планов войны.

К числу первоначальных мероприятий относились:

— создание специального организационного центра из бывших генералов и офицеров гитлеровского генерального штаба, во главе с генералами Гальдером и Гудерианом, который имел вывеску «Комитет по изучению истории войны», туда же вошли Хойзингер и Шпейдель (фактически они занимались не написанием материалов, а сбором и изучением данных о разбросанных кадрах немецко-фашистской армии и разработкой планов по ее восстановлению);
— поощрение деятельности всевозможных военных и полувоенных союзов, землячеств, объединений, включавших как офицеров, генералов, так и солдат (предполагалось, что эти организации станут ядром последующих военных формирований);
— организации так называемых «трудовых формирований», создаваемых по военному образцу и возглавлялись смешанным американо-немецким командованием;
— создание разветвленной полицейской службы.

После образования в 1949 году Федеративной Республики Германии возрождение германского милитаризма было поставлено на государственную основу. В мае 1955 года, практически в десятую годовщину Победы, ФРГ официально принята в состав НАТО. С этого времени возрождение ее вооруженных сил стало проводиться форсированными темпами. В соответствии с Парижскими соглашениями Западной Германии было разрешено на первом этапе формирование кадровой армии численностью 500 тыс. человек, с последующим использованием ее в роли основы для широкого мобилизационного развертывания.

Источник: cdn.topwar.ru

В США и Великобритании, начиная примерно с 1954 года, из года в год происходило некоторое сокращение общей численности ВС. В США, например, в 1958 году по сравнению с 1954-м это сокращение составило почти 800 тыс. человек, или 21%., а в Великобритании — 300 тыс., или 24,5%. При этом как в США, так и в Великобритании уменьшились главным образом сухопутные войска, а в сухопутных войсках — в основном обслуживающие и вспомогательные подразделения. Несмотря на сокращение, огневая мощь вооруженных сил не только не уменьшалась, а значительно возросла за счет внедрения ядерного оружия и его носителей.

Поскольку будущая война рассматривалась как война ядерная, то главное внимание уделялось тому виду вооруженных сил, который располагал основными носителями ядерного оружия и мог его наиболее эффективно применить, в интересах успешного ведения войны против нашей страны и других соцстран. По мнению военных деятелей США, решающим средством в то время являлись ВВС, а также управляемые ракеты различного радиуса действий. Однако приоритет оставался за стратегической авиацией, которая считалась доминирующим видом ВС и главным средством устрашения. Все это отразилось в так называемом «новом курсе» американской стратегии, разработка которого началась в 1953 году, после выбора Эйзенхауэра. Был составлен трехлетний план строительства вооруженных сил на период с июля 1954 года по июль 1957-го. В нем предусматривалось значительное усиление военно-воздушных сил. Бюджетные ассигнования ярко отражали эту линию. Если в 1950/51 финансовом году на ВВС расходовалось 24,4% военного бюджета, то в 1953/54-м уже 32,3%.

Источник: cdn.topwar.ru

С 1955 по 1959 гг. средства распределялись так: порядка 46% — военно-воздушным силам, около 28%. — ВМС и морской пехоте и примерно 23%. — сухопутным силам. Что касается важнейшей части ассигнований, предназначенных для закупки нового вооружения, то ВВС за этот период систематически получали приблизительно 60% отпускаемых средств, ВМС — порядка 30% и армия — около 10%. В официальном наставлении ВВС, которое широко распространялось среди личного состава американских вооруженных сил, роль ВВС была определена следующим образом: «Военно-воздушные силы являются основным боевым средством, обеспечивающим захват инициативы и получение решительных результатов во всех формах международных отношений, включая полный мир, холодную войну, войну ограниченных масштабов и тотальную войну».

Американские планы развязывания атомной войны против нашей страны «смутило» сообщение ТАСС от 25 сентября 1949 года о проведенном испытании советского атомного устройства. Самый сокрушительный удар по этим планам был нанесен во второй половине 1957 года успешным испытанием в СССР межконтинентальной баллистической ракеты. Эти научные достижения СССР, явившиеся неожиданностью для американских стратегов, опрокидывали все расчеты на безнаказанную агрессию.

В американской стратегии главная ставка была сделана на нанесение внезапного удара стратегической авиацией, который основывался на предполагавшемся преимуществе США перед нашей страной в атомном оружии, средствах доставки его до цели и географическом положении. С появлением подобного оружия у СССР на время откладывался превентивный удар по нему из-за страха возмездия и в целом неопределенности исхода войны. Однако это совсем не означало, что оставлена мысль о достижении мирового господства путем ядерного уничтожения СССР. В середине августа 1950 года ОКНШ определил в роли главной задачи «уничтожение объектов, обеспечивающих Советскому Союзу возможность применять ядерные бомбы». На втором месте стояла задача замедлить наступления Советской Армии, на третье бомбардировки предприятий, производящих жидкое топливо, обычных и атомных электростанций. Этим трем категориям присвоили кодовые наименования «Браво», «Ромео» и «Дельта».

Сравнение текстов официальных документов первого послевоенного десятилетия со всеми последующими заявлениями, вплоть до сегодняшнего дня, иллюстрирует последовательность курса на ведение дел с нашей страной с позиции силы. Сменялись президенты, партии у власти, министры, но директивы оставались прежними.

Может быть, Советский Союз давал какой-либо повод для такой враждебной, агрессивной политики? Нет, не давал. В то время (после разгрома Германии и Японии) Вооруженные силы СССР переводились на мирное положение, резко сокращалась их численность. 23 июня 1945 года двенадцатая сессия Верховного Совета СССР первого созыва приняла Закон о демобилизации личного состава старших возрастов. В народное хозяйство к мирному труду возвращались рабочие и колхозники, инженеры, врачи, учителя, другие специалисты. Нужно было поднимать страну, оживлять землю, восстанавливать города и заводы, возрождать производство, заново налаживать жизнь. Вчерашние воины, громившие с оружием в руках фашистов, без пауз, без передышки включились в трудную, созидательную работу.

На фоне воинственных директив и планов руководящих деятелей Соединенных Штатов Америки по развязыванию очередной мировой войны, планов уничтожения СССР совершенно иной характер носят документы о боевой подготовке, например, группы советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ) в 1946 -1948 гг. который можно найти в Интернете.

Приказ главнокомандующего ГСОВГ № 015 от 19 января 1946 года маршала Советского Союза Г. К. Жукова о подготовке высшего командного состава и штабов (группы, армий, корпусов), план командирских занятий на 1948 год, и оперативный план действий Группы от 5 ноября 1946 года, задачи, поставленные объединениям, соединениям и частям, носят сугубо оборонительный характер. Приказ главкома требует, чтобы боевая подготовка войск проводилась с учетом опыта минувшей войны, и, чтобы в первую очередь изучались оборонительные и отступательные операции и бои, основной упор был сделан на войсковые учения соединений и частей различных родов войск, с отработкой вопросов взаимодействия и управления в общевойсковом бою. Войска ориентируются на изучение каждого вида операции и боя в сложных условиях, при этом они должны научиться умело действовать при прорыве и охвате противником флангов нашей обороны, вести бои в окружении в условиях обороны и отхода.

Источник: cdn.topwar.ru

Запланированные фронтовые и армейские штабные военные игры, командно-штабные полевые поездки, научные конференции, специальные учения, корпусные командно-штабные полевые поездки направлены прежде всего на изучение вопросов обороны и носят оборонительный характер. Этим же целям была подчинена и командирская подготовка в ГСОВГ. Командирская подготовка — составная часть оперативной и боевой подготовки. Она складывается из оперативно-тактической военно-технической, специальной, огневой, разведывательной, физической и методической подготовки. Большая часть времени отводится на оперативно-тактическую и специальную подготовку. Абсолютное большинство занятий посвящалось оборонительным действиям.

Наша страна, в отличие от послевоенных США, не имела захватнических целей, не помышляли об агрессии, не держала камень за пазухой и боевую подготовку и учебу строила на основе принципов оборонительной доктрины.

Источники:
Яковлев А. От Трумэна до Рейгана: доктрины и реальности ядерного века. М.: Молодая гвардия. 1984. С.3-32.
Орлов А. Тайная битва сверхдержав. М.: Вече, 2000. С. 24-67.
Омеличев А. С позиций силы и угроз // ВИЖ. 1988. №9. С.14-28.
Емельянов Ю. Так началась холодная война // Столетие. 14 марта 2016.
Яковлев Н. ЦРУ против СССР. М.: Правда, 1983. С. 18-34.

Источник: topwar.ru
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1635
3
28
10
А что вы думаете об этом?
Показать 10 комментариев
Самые фишки на Фишках