Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO Реклама на фишках

Настоящий украинец

Максим
08 июня 2016 07:32
Как-то в одной дружеской компании у меня вышел спор с одним известным политологом. Говорили мы об Украине. Политолог, человек коммунистических убеждений, заверял, что скоро эта страна поднимется на новый майдан

Мол, как только начнут закрываться местные промышленные предприятия, многие из которых составляли гордость ещё Советского Союза, население в массовом порядке останется без работы. А это якобы толкнёт украинский народ на классовую борьбу и даже на народное восстание...

Я выразил сильное сомнение. Мой оппонент явно не представлял себе психологию типичного украинца. Мне же с этой публикой приходилось общаться не один раз и не два. Кроме того, я в своё время внимательно изучил теорию украинского национализма и его представления об идеальном государстве – ещё задолго до того, как этот национализм стал господствующей идеологией.

Так вот, по моему мнению, никакого народного восстания, а уж тем более «классовой борьбы» вследствие разрушения промышленного потенциала на Украине ожидать не стоит, потому что Украина сегодня возвращается к своим историческим корням. А корни эти лежат в украинской деревне, в этом идеале любого «настоящего» свидомого (т.е. сознательного) украинца. А поскольку разрушение остатков советской промышленности заставляет украинцев ради выживания переходить практически на натуральное сельское хозяйство, то идеал этот сегодня, можно сказать, уже вовсю воплощается в жизнь...

«Чумазые москали» и гарные сельские хлопцы

Помню как в 1987 году, служа в рядах Советской Армии, я попал в военный госпиталь, где соседом по койке оказался сержант, шахтёр, призванный из Донецка. Мы сдружились и много говорили между собой на самые разные темы. Однажды мой приятель поведал, из кого именно набираются шахтёры на шахты Донбасса:

– Я сам из Курской области. У нас в деревне многие на заработки на шахты ездят. Нередко остаются и селятся там. Также немало ребят приезжают из Воронежской, Белгородской, Липецкой областей.

Я очень удивился, ведь Донбасс – это территория советской ещё тогда Украины, а работать на шахты идут главным образом приезжие из Российской Федерации. Спрашиваю:

– А местные колхозники чего отлынивают? Или им платят в колхозах больше?

– Да нет... У нас ведь кто колхозники? Местные хохлы. А они нашу шахтёрскую профессию очень не любят. Вот начальниками быть, в профкоме сидеть, на колхозном рынке или в магазине торговать – это да. А вот под землю – это пусть русский Ваня лезет. Ещё говорят про нас – «чумазые москали»...

Кстати, мне этот разговор припомнился, когда начались нынешние трагические события на Донбассе – разлом между тамошним городским русским и сельским украинским населением, как видим, можно было видеть ещё в советские времена. Но я хочу обратить внимание на другое – на типичную сельскую ментальность коренных украинцев, которую так и не смогли стереть ни индустриализация, ни урбанизация Украины советской эпохи...

В самом начале 20-х годов, когда коммунисты ещё только строили планы по созданию Украинской Советской Республики, их рассуждения строились примерно так – в Малороссии практически нет промышленного пролетариата, зато вовсю царствует мелкобуржуазная стихия крестьянства. Чтобы это преодолеть, в Украинскую Советскую Республику просто необходимо включить промышленные районы Донбасса и Новороссии. Это, мол, пролетаризирует украинское крестьянство.

Так и было сделано – Украину буквально соорудили из Малороссии и южно-русских промышленных регионов. Однако из пролетаризации украинского крестьянства ничего не вышло.

Даже строительство промышленных гигантов, вроде ДнепроГЭСа или многочисленных металлургических заводов, ситуацию мало изменило – туда шли работать главным образом всё те же русские или те украинцы, кто прочно ассоциировал себя с русским миром. А вот значительная масса украинцев центральной и особенно Западной Украины прочно привязывали себя к сельской местности. Даже когда переезжали жить в города.

Обратите внимание на «выдающихся деятелей» украинской культуры советской эпохи – на писателей, вроде Олеся Гончара или Павло Тычины. В своих произведениях они воспевали исключительно украинскую деревню и её обычаи. Да, и в России были писатели-деревенщики, но они были лишь частью общей культуры, а вот на Украине деревенщики составляли – за очень редким исключением – практически всё здешнее культурное пространство...

Мне могут возразить – а что здесь плохого, когда люди помнят о своих корнях? Да нет, я не возражаю против национальных корней, в том числе и деревенских. Однако, во-первых, эти корни интересны только как национальный колорит, как своеобразный и неповторимый культурный народный пласт. И для любого народа очень плохо, когда такого рода корни возводятся в абсолютный культ.

Как метко заметил по этому поводу политолог Олег Неменский в статье «Мечтания хуторян»:

«Украинцы осознают себя как сельскую нацию, пришедшую в города. Типичный наряд местного „патриота“ – пиджак, надетый на сельскую рубаху-вышиванку. Это и есть образ переселившегося в город сельского жителя. Несмотря на тысячелетнюю историю городской цивилизации на этих землях, города по-прежнему культурно чужды украинству — ибо в них жили те, с кем надо было бороться за „освобождение“ своей земли. Эта борьба и представляется основным содержанием украинского прошлого: сражение с городами, их «имперским» населением, а значит, и с государственностью, из этих городов исходящей».

Так что сам дух украинского национализма весь буквально пропитан сельскими идеалами – свой хуторок, своё хозяйство, свои сугубо личные доходы, куда никто и носа совать не смеет. Прочтите статьи и выступления таких деятелей, как Симон Петлюра или Степан Бандера, которые вещали о будущем укро-государстве, и вы всё поймёте. Психологию этих «национальных вождей» хорошо описал тот же Олег Неменский:

"В сознании националистов Украина — по меньшей мере с XIII века — подаётся как колония соседей, с которыми простой народ вёл нескончаемую и в целом безуспешную борьбу. Как тут не проникнуться комплексом «меншовартості», т.е. малой значимости, второсортности? В сознание закладывается представление о своей стране как об извечно маргинальной территории. При этом «хуторское сознание» видится главной причиной такого положения дел. В этом случае от украинцев требуется одно: преодолеть извечное «моя хата с краю», объединиться и в едином порыве исправить ситуацию. Это значит совершить революцию, ворваться в города и потопить в крови угнетателей (выделено мной — И.Н.). В идеологии украинского национализма этому отводится центральное место. У бандеровцев даже была пословица: «Треба крові по коліна, щоб настала вільна Україна»...

Согласитесь, что вот такая кровавая деревенщина никаких иных чувств, кроме омерзения и презрения взывать просто не может.

А во-вторых, экономику, военную мощь и ту же культуру абсолютно любого государства всегда строил и будет строить город. Думаю, понятно почему – ведь город с его законами общегородской жизни, индустрией, учебными и научными учреждениями концентрирует в себе интеллектуальную мощь нации, готовой двигаться вперёд. А село – это уже средневековая архаика, нередко способная затормозить любой прогресс.

Всё вокруг колхозное...

Ещё в XIX веке российские народовольцы, считавшие себя защитниками интересов крестьянства всей Российской империи, сформулировали следующий идеал государственной жизни, составленный из крестьянских наказов:

«Податей царю не платить, рекрутов не давать, а самим жить по собственному мужицкому разумению».

У меня вопрос – а такое государство, где никто не платит налогов и не даёт солдат в армию, вообще может быть жизнеспособным? Очевидно, что нет. Однако в годы революции и Гражданской войны попытки построения такого государства активно предпринимались. Особенно на Украине, где вовсю хозяйничали многотысячные крестьянские банды Петлюры, Махно, Григорьева, батьки Ангела и прочих атаманов Козолупов. Эти кровавые ублюдки, ненавидевшие города, своими массовыми погромами городского населения едва не опустили Малороссию в каменный век.

Не удивительно, что с ними очень жёстко воевали что белые, что красные...

И вот, прошло почти сто лет, и на Украине эти идеалы крестьянской анархии получили новое дыхание – сказалась и общая ментальность населения, и идеология селянского украинского национализма, получившего государственный статус.

Типичного жителя современной Украины очень ярко описал блестящий Олесь Бузина:

«Если отбросить некоторые нюансы индустриальной эпохи, вроде танковых и авиационных заводов, пролезших в нашу жизнь в советские времена, то можно сказать, что Украина – это всё та же Одарка в плахте XIX столетия. Только купившая помаду и мобильный телефон после того, как продала в городе огурцы со своего огорода».

Построили эти граждане и соответствующее государство с соответствующей национальной элитой:

«Крестьянин не умеет заглядывать в будущее далеко. В крайнем случае его интересует погода на ближайшую посевную. Отсюда описанное Остапом Вишней противоречие, в котором разрывается украинский национальный характер: «Якось-то воно буде» и «Якби ж то знаття!»

Руководство страны, состоящее из детей крестьян, во главе с очередным президентом-селюком не может предвидеть любой надвигающийся экономический кризис. Его кругозор всегда ограничен бюджетом на ближайший год, с которого нужно снять «урожай» – прежде всего в свои собственные закрома. А другого руководства у страны нет, так как большинство народа – тоже дети крестьян».

Наиболее «якрим» президентом-селюком был Виктор Ющенко. Украинский политолог Максим Михайленко очень точно описал его личность:

«В кругу своих приближённых он, Ющенко, любил вспоминать своё деревенское детство, которое, надо полагать, воспитало в нём характер «настоящего украинца». Его идеалом стала патриархальная «самостийная Украина» времён запорожских казаков и средневековых гетманов. Отсюда и громадные, просто неразумные с точки зрения любого трезвомыслящего человека, усилия по восхвалению украинского прошлого. Не удивительно, что Ющенко сразу же получил в народе прозвище Пасечник, равноценное понятию неотёсанной деревенщины... Он жил в нереальном, никогда не существовавшем мире, полностью оторвавшись от насущных проблем современной Украины, ситуация в которой с каждым годом становилась всё хуже и хуже».

Впрочем, в таком же нереальном хуторском мире до сих пор живёт и вся нынешняя украинская элита, включая и президента-алкоголика Петра Порошенко — все они эдакий коллективный Ющенко, получающий от своей сельской ментальности какое-то садомазохистское удовольствие.

Селянка, приходи ночью на сеновал

А теперь обратите внимание на то, каким нынешняя укро-власть видит европейское будущее своей страны. Сегодня украинцам – через местные СМИ – вовсю внушается мысль о том, что промышленность страны – это есть наследие проклятого советского прошлого и даже чуть ли не диверсия угнетателей-москалей, которые, мол, испоганили ридну землю, чуть ли не убили сельское хозяйство, основу основ украинской нации, и вообще привели Украину к экологической катастрофе.

Поэтому, чем быстрее страна избавится от этого прошлого, тем ей лучше будет. Самим же украинцам надо возвращаться в село, откуда якобы и пойдёт настоящее национальное возрождение.

Подзуживают украинцев в этом плане и зарубежные советники. Например, посол США в Киеве Джеффри Пайетт недавно заявил:

«У страны есть потенциал, чтобы нарастить производство сельскохозяйственной продукции. Украина имеет большой потенциал для наращивания производства сельскохозяйственной продукции и увеличения своей доли на мировом рынке. Украина – один из крупнейших производителей сельхозпродукции в мире, но она должна стать сельскохозяйственным супергосударством».

При этом посол напомнил, что на Украине сосредоточено около четверти всех чернозёмов мира...

У немногих здравомыслящих украинцев такие советы вызвали только очень невесёлый смех. Вот что написал один из них в социальных сетях:

«Да, в наших чернозёмах будут заинтересованы иностранные инвесторы, их будут покупать, если снимут мораторий с продажи земли сельскохозяйственного назначения, но только для выращивания сырья и при условии использования дешёвой рабсилы.

Не будут пользоваться на мировом рынке спросом сыр или мясо «Made in Ukraine», потому что Европа, да и весь остальной мир не знают, куда девать свою сельхозпродукцию.

Ну и самое главное. В мире никогда не было, нет и не будет «аграрных супердержав». Страна, где сельское хозяйство – основа экономики, это лишь жалкий аграрный придаток к чему-то более сильному и развитому. Страны Африки – очень яркий тому пример».

Увы, пока это лишь одинокие голоса разума на Украине, к которым в стране мало кто прислушивается. Ведь, судя по соцопросам, большинство украинцев верят и американскому послу, и своей укро-пропаганде о грядущем сельском процветании...

Поэтому Украину, скорее всего, ждут вовсе не народные протесты против закрытия промышленных предприятий, а тихое и медленное угасание и деградация. Яркий пример тому – страны Прибалтики.

Напомню, это тоже типично сельские нации, которые после распада Советского Союза очень радовались разрушению советской промышленности и возвращению на свои привычные хутора.

Итог оказался очень печальным – не стало ни промышленности, ни сельского хозяйства. А вся сельхозпродукция, которая продаётся в здешних магазинах, главным образом из Польши, Скандинавии, Белоруссии и даже России. То есть, никакой национальной экономики в Прибалтике сегодня нет в принципе!

Отсюда – и чудовищное падение рождаемости (первое в Европе), и массовая миграция молодого поколения (до трети от общего числа жителей!). Помню рассказ одной пожилой латышской женщины, который довелось услышал в Риге в конце 2013 года:

– У меня племянники сейчас в Германии на каком-то заводе работают. Приезжают в отпуск и ругают нашу жизнь за бедность, за то, что тут нет никакой перспективы, за дураков-политиков, которые только воруют. При этом высокомерно подчёркивают – а вот у нас, в Германии, всё не так... То есть, они себя уже и латышами не считают, представляете?!

Представляю...

Думаю, что будущее Украины ничуть не лучше. Только вот Прибалтику – в силу малой численности населения – ещё хоть как-то содержит Евросоюз. А вот Украину с её 40 миллионами человек Европа вряд ли потянет. Да и не светит нашей южной соседке в самое ближайшее время членство в ЕС. Поэтому деградация Украины может принять чудовищные и даже трагические формы.

Впрочем, это осознанный выбор самих украинцев. Флаг им в руки!

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
661
7
29
5
А что вы думаете об этом?
Показать 7 комментариев
Самые фишки на Фишках