Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Честные злодеи Родиной не торгуют (33 фото)

maximkosh
02 октября 2016 15:07
Немчики в Северной Африке.

Итальянский Маршал Рудольфо Грациани имел прозвище "убийца туземцев" после своей кампании по умиротворению Ливии задолго до начала боевых действий в Северной Африке. Захваченным туземным вождям связывали руки и ноги, а потом сбрасывали с самолётов с высоты примерно 100 метров прямо на лагеря мятежников. Позднее он использовал ядовитые газы и бактериологическое оружие при попытках умиротворения Эфиопии.
        Ливийские племена ненавидели итальянцев, которые вытеснили их в пустыню с плодородных земель и пастбищ, расположенных вдоль побережья. Кроме того, итальянцы, заподозрив какого-нибудь араба в содействии англичанам, неизменно вешали его на крюк за челюсть. Это было их любимым наказанием. Вот почему кочевники впоследствии оказывали неоценимую помощь союзникам.

В пустыне между Бенгази и Триполи часто происходили стычки между немецкими и английскими разведывательными группами. Однажды состоялось целое сражение с участием бронетехники - по 3 броневика с каждой стороны.
       Рассказывают, что 2 противоположные партии встретились на побережье в районе Эль-Агейлы и, едва разминувшись на узком участке дороги, промчались рядом друг с другом, вздымая клубы пыли. Британский командир воскликнул: "Разрази меня гром! Вы видели? Это же немцы!".
       Далее 3 британских броневика развернулись и устремились на врага - 1 машина по узкой дороге, а 2 другие справа и слева от неё по пескам. Немецкие разведчики поступили аналогично. Результат был обескураживающим для обеих сторон: в то время, как 2 броневика шли в лобовую атаку, поливая друг друга огнем, 4 фланговых застряли в песке.
      Тогда головные машины вернулись назад, и после передислокации, когда всем удалось выбраться на твердую землю, опять прозвучал сигнал атаки. Ведя огонь из оружия всех калибров, отряды сошлись на параллельных курсах, и затем каждый вернулся на своё старое место - диспозиция восстановилась.
      Так как никому не удалось добиться очевидного успеха, потерь и попаданий в цель наблюдателями зафиксировано не было, командиры решили бой дальше не продолжать, и вернулись в расположения своих войск с чувством исполненного долга.

Во время осады Эль-Мекили Эрвин Роммель приказал привязать ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким итальянским танкам связки деревьев и кустарника на длинных тросах. Итальянские танки шли в первой линии, один за другим, за ними - вспомогательные машины, полевая кухня и штабные машины.
      Связки деревьев и кустарника поднимали огромные облака пыли. Для англичан это выглядело как полномасштабная атака крупных сил. Англичане не только отступали, но и снимали дополнительные силы с других участков обороны. В то же время Роммель атаковал с совершенно другого направления силами германских танковых дивизий. Англичане были полностью дезориентированы и разгромлены.

Перед первой атакой на Тобрук, начавшейся 30 апреля 1941 года, к Роммелю прилетел Генерал Паулюс, заместитель Гальдера. Визит был вызван тем, что Гальдер был не заинтересован в любых действиях в Африке, которые могли бы потребовать подкреплений за счёт немецких войск, занятых на главном театре военных действий и готовившихся в то время к нападению на Россию.
       Также он испытывал инстинктивное отвращение к склонности Гитлера поддерживать таких динамичных командиров как Роммель, которые не хотели действовать по шаблонам, разработанным Верховным командованием. Генерал Паулюс вылетел в Африку, чтобы "помешать этому солдату окончательно сойти с ума" - так язвительно записал Гальдер в своём дневнике о Роммеле.

Перед операцией "Баттлекс", начавшейся 15 июня 1941 года, Эрвин Роммель установил свои 88-мм зенитные орудия "Флак-88" за Ю-образными песчаными валами и вкопал их в землю. Причём вкопаны они были настолько глубоко, что ствол возвышался над уровнем песка всего на 30-60см.
       Затем вокруг каждой орудийной позиции был натянут лёгкий тент под цвет песка так, что даже в бинокль невозможно было определить в песке огневые позиции. Когда англичане увидели множество таких песчаных дюн, то это не вызвало у них беспокойства, так как они не знали ни одного германского тяжёлого оружия с таким низким силуэтом.
       Затем Роммель послал свои лёгкие танки в фиктивную атаку на английские позиции. Английские крейсерские танки, почувствовав лёгкую победу, ринулись навстречу, в то время как германские лёгкие танки развернулись и отступили за линию 88мм орудий. Когда дистанция между "Флаками" и танками Союзников сократилась до минимума, ловушка захлопнулась, и орудия открыли огонь.
      Первое сообщение, поступившее от командира танкового батальона по радиотелефону: "Они разносят мои танки на куски", стало и последним донесением. Данная танковая ловушка справедливо была названа английскими солдатами "перевалом адского огня", в одной точке прорыва из 13 танков "Матильда" уцелел лишь 1.

Если даже 76-мм трофейное орудие было грозой для танков Союзников, то 88-мм орудие вообще стало чем-то невообразимым. Это орудие "Флак-88" было создано фирмой Крупп в 1916 году как зенитная пушка.
        Модель 1940 года тоже считалась зениткой и использовалась в данной роли до того, как Роммель начала использовать их против танков во Франции. Эти орудия были не столь мобильны, как 50-мм, однако их дальность стрельбы была значительно выше. 88-мм орудие посылало свой 10 кг снаряд на дистанцию 3 км с исключительной точностью.
Например, в бою под Сиди-Омаром, во время битвы "Крусейдер", или как её ещё называют "Битва за Мармарику", в ноябре 1941 года, британский танковый полк потерял 48 из 52 танков. Все они были уничтожены 88-мм орудиями. Ни один из британских танков даже не сумел подойти достаточно близко, чтобы обстрелять немецкие пушки.
Солдат 9-го уланского полка писал: "Прямое попадание (из 88-мм орудия) напоминало удар огромной кувалды по танку. Снаряд пробивал аккуратное круглое отверстие диаметром около 10 см, в башню врывался вихрь раскалённых докрасна осколков. Такое попадание обычно означало смерть... До самого конца войны 88-мм орудия оставались нашим самым опасным врагом...".

А.Мурхед о битве за Мармарику вспоминал, что доходило до совершенно анекдотических ситуаций. Например немецкий солдат сидит за рулем английского грузовика с захваченными в плен южноафриканцами, не справляется с управлением на сложном участке трассы и врезается в итальянскую машину, из кузова которой выскакивают новозеландцы и освобождают южноафриканцев.
Или грузовики с немецкой пехотой в сумерках пристраиваются к британской автоколонне и несколько десятков километров едут бок о бок с неприятелем, пока замечают свою ошибку и скрываются в пустыне.

Из дневника немецкого ефрейтора О. Зайболда: "21 октября. Мы в Можайске... Приезжает африканская дивизия на машинах, окрашенных в цвет пустыни. Это либо плохой признак, либо признак того, что мы, оставшиеся до Кремля 100 км, всё же преодолеем...".
Из документов Брянского фронта о действиях севернее Касторного: "Из показаний пленных гитлеровцев узнали, что на этом направлении действуют немецкие и итальянские части. Воюют здесь войска небезызвестного фашистского Генерала Роммеля, спешно переброшенные на советско-германский фронт из Ливии. Стало также ясно, почему против нас в эти дни действовали немецкие танки, окрашенные в жёлтый цвет - цвет песка пустыни...".
В. Казаков в работе "В битве за Москву" писал: "Ознакомившись с последними разведданными, Рокоссовский установил, что перед фронтом 16-й армии положение за последние дни (10 ноября 1941 года) почти не изменилось. Исключение составляла 5-я танковая дивизия противника. Она прибыла 2 дня назад из Африки...".
Однако, многие авторы ошибались, когда говорили, что 5-ю танковую дивизию сняли с фронта в Африке, где она никогда не воевала (В Африке была 5-я лёгкая дивизия). На самом деле, командование Вермахта только планировало дать её в помощь Роммелю, но вскоре решило бросить её под Москву. Это не склонило чашу весов в пользу Рейха, но зато лишило Роммеля долгожданного и столь драгоценного подкрепления, в котором он так нуждался.

Учитывая тот факт, что итальянские танки были не пригодны к серьёзным боевым действиям, к 1942 году их называли "самоходными гробами". В узком кругу Роммель заявил, что у него волосы встали дыбом, когда он ознакомился с техникой, которую Муссолини прислал своим войскам.
В "Африканском Корпусе" даже бродила шутка:
Вопрос: Какие солдаты самые смелые в мире?
Ответ: Итальянские.
Вопрос: Почему?
Ответ: Потому что они идут в бой с тем оружием, которое имеют.

В июне 1942 года, когда 15-я танковая дивизия Роммеля окружила на кряже Аслаг 10-ю индийскую бригаду, бригадный Генерал Бучера, сбежал с 2 индийцами. Они переночевали в разбитом грузовике. На утро они попытались проскользнуть к своим частям.
Во время поспешного бегства Бучер заметил германскую батарею и понял, что вокруг находятся позиции немецкой артиллерии и беглецы решили спрятаться. Бучер вскоре нашёл окоп и засыпал двух индийцев песком. Для дыхания они использовали камышинку. Потом и сам Генерал спрятался подобным образом.
Через несколько минут прибыла ещё одна немецкая батарея. Так как бой продолжался, Королевские ВВС атаковали немецкие орудия, и один из артиллеристов спрыгнул в тот же окоп.
После того как британские самолеты улетели, артиллерист увидел один из башмаков Бучера, торчащий из кучи песка. Он решил забрать их себе, а для этого нужно было откопать предполагаемый труп. Можно только представить себе изумление немца, когда вместо этого он обнаружил вполне живого британского бригадного Генерала! После этого сдались в плен и оба товарища.

Из-за нехватки танков войска Роммеля часто воевали на трофейных танках. Из мемуаров британского офицера: "Мы потеряли танк Пиза - при резком повороте его правый трак и подвеска превратились в кучу отдельных частей. При близком разрыве снаряда мой водитель ударился о крепление орудия и свалился под рычаги с раздробленной челюстью.
Наступали сумерки. Мы подобрали экипаж сломавшейся машины и помчались назад к условленному месту, где располагался ночной лагерь эскадрона. Едва мы отъехали, к брошенному "А-13" направились 2 немецких "T-III". Гансы тоже любили трофеи.
Около полуночи немецкая эвакуационная бригада оттащила танк Пиза в мобильную ремонтную часть. Через 5 дней мы увидели его снова - с чёрным крестом на боку и с экипажем, состоящим из солдат "Оси".

После захвата Тобрука и 33.000 пленных, группа южноафриканских офицеров потребовала, чтобы их поместили в особый лагерь военнопленных, отдельно от цветных.
Роммель грубо отверг это требование, ответив, что чёрные - тоже солдаты Южно-Африканского Союза. Если они достаточно хороши, чтобы носить форму и сражаться рядом с белыми, они и в плену будут пользоваться равными правами. Вот так вот Союзники ненавидели не только немцев, но и друг друга.

Во время отступления Союзников в Александрию в 1942 году часть солдат британской батареи попала в окружение и была вынуждена сдаться. Немецкий капитан, державший их в осаде, захватил в плен высокопоставленного британского офицера (этим пленником был Десмонд Юнг, который позже, став бригадным Генералом, написал одну из лучших книг о Фельдмаршале Роммеле).
Немецкий офицер под дулом пистолета потребовал, чтобы Юнг приказал другим отрядам сдаться и сложить оружие, но Юнг послал его к "чёртовой бабушке". Внезапно пыль взвилась столбом, появилась штабная машина... и из неё вышел сам Роммель.
Капитан доложил о ситуации. "Лис пустыни" подумал и сказал: "Нет, такое требование подорвёт дух рыцарства и войдёт в противоречие с честными правилами ведения войны". Он приказал своему подчинённому найти другое решение проблемы, а затем предложил Юнгу холодный чай с лимоном из собственной фляги.

При первом же столкновении 26 ноября 1942 года американских и немецких танкистов во Второй Мировой войне произошёл трагикомический случай. Во время боя 6 американских "Стюартов" получили попадания и сразу вспыхнули. У немцев были подбиты тоже по крайней мере 6 танков "Т-4" и несколько "Т-3" .
Они либо потеряли гусеницы, либо у них были пробиты жалюзи моторных отсеков. Однако ни один немецкий танк не был уничтожен. Снаряды отскакивали от их брони как горошины. Это озадачило американцев. Но ведь они не знали, что настоящие бронебойные снаряды спокойно лежат в порту, а в танках находятся только учебные болванки.

Американский танк "Грант" был грозой для немецких танкистов. Не смотря на это, у него было много недостатков, особенно это в большей степени проявлялось в песках Северной Африки.
Самым большим недостатком были резинометаллические гусеницы. Во время боя на раскалённом песке пустыни выгорала резина, в результате чего разваливалась гусеница, превращая танк в неподвижную мишень.
Например, советские танкисты, опробовав "Гранты" на песках, окрестили их "братской могилой на шестерых". Примером может послужить рапорт командира 134-го танкового полка Тихончука от 14 декабря 1942 года:
"Американские танки в песках работают исключительно плохо, беспрерывно спадают гусеницы, вязнут в песке, теряют мощность, благодаря чему, скорость исключительно мала".

Британцы рассказывали о трофеях после битв в Северной Африке. Мёртвые немцы отдавали им табак, шоколад и консервированные сосиски. Павшие братья по оружию снабжали их сигаретами, джемом и сладостями.
Итальянские грузовики считались "Джек-потом". Они поставляли им такие деликатесы, как консервированные персики и вишни, сигары, вино "Кьянти" и "Фраскати", газированную воду "Пеллегрино" и даже сладкое шампанское.
В пустыне, как думают все, не было женщин, хотя это не так - около 200 женщин работало в тыловом госпитале в Дерне. Их умение очень потребовалось германским солдатам в ходе предстоящих боёв. Но это были не единственные женщины в Африке!
Известен факт того, что в Триполи на Виа-Тассони, дом 4, имелся тыловой бордель Вермахта, который большинство "африканцев" так никогда его и не увидели. Там работали завербованные итальянки, которые соглашались ехать в пустыню, но по рассказам очевидцев, ни одна из них не отличалась красотой.

В узком кругу близких ему людей, Маршал часто вспоминал критические высказывания Гитлера по поводу того, что Паулюсу следовало бы застрелиться в знак преданности Фюреру, а не сдаться в плен.
Роммель всегда говорил, что понимает и одобряет действия Паулюса. Если бы приказ Фюрера не отозвал его из Африки, и ему удалось уцелеть в ходе жестоких боёв, он бы как и Паулюс разделил горькую участь своих солдат во вражеском плену:
- Чтобы сдаться в плен вместе со своей армией, требуется куда больше мужества, чем просто пустить себе пулю в лоб.

Источник: oper-1974.livejournal.com
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
3300
7
70
14
А что вы думаете об этом?
Показать 7 комментариев
Самые фишки на Фишках