Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Антифишки Девушки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO Реклама на фишках

Одесситы проводили Саакашвили шашлыками: на чем прокололся губернатор

REX
08 ноября 2016 20:18
Сегодня одесситы устроили объявившему о своей отставке губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили «торжественные проводы» с шашлыками, вином и музыкой.

“До свиданья, наш ласковый Михо!» - с разной интонацией от ненависти до облегчения произносим сегодня мы, жители Одессы. Клоун и по совместительству губернатор Саакашвили, похоже, улетел навсегда. Но проблемы, которые возникли в результате его правления, остались.

Это и резко упавший уровень жизни, и бессмысленное разбазаривание бюджета, и хорошенькие советницы-фаворитки - куда там вашему Анатолию Сердюкову! - от Маши Гайдар до главной «мисс таможенницы Одесской области» Юлии Марушевской.

Но самое печальное — люди, простые украинцы, у которых окончательно украли веру в то, что революция что-нибудь да значит.

Как известно, все одесситы — отъявленные хвастуны. Это от того, наверное, что Одесса - город моряков, и сюда до развала пароходства постоянно привозился импорт и контрабанда. В советское время в одесский дворик выходил погулять важный карапуз, с превосходством озирал копошащуюся детвору и вдруг выдувал необычный, розовый пузырь! Жвачка! Вся малышня тут же бросала свои совочки и кидалась к счастливчику. «Батя с рейса пришел! - лопал малец очередной «пузырь». - Из Сингапура!».

- А мой только через два месяца придет. С Кубы, - вздыхал конкурент.

«С Кубы, - презрительно передразнивал пятилетка. – И чего привезет? Сигары? Тю!».

Малышня почтительно молчала. Супротив бабл-гама доводов не было.

И вот 30 мая 2015 года в Одессу пришел губернатором Михаил Саакашвили. С целым чемоданом импортных жвачек — то есть реформ!

Отныне среднестатистический одессит, такой же, как и я, выходил в Интернет раздутым от важности. И тут же начинал хвастать.

Ха! У нас губернатором бывший президент Грузии Саакашвили! У нас будет стеклянное УВД! Как в Грузии! Ты словно в аквариуме!

Взятки отменяются. Загранпаспорта, документы на машину, квартиру будут оформлять за десять минут. Он уже сокращает чиновников обладминистрации! Вы-го-ня-ет! Точка. Торжествующий смайлик. Можно было откинуться в кресле и наслаждаться, отмечая, как сотни фейсбучных читателей от Киева до Львова лайкают твой пост, едва сдерживая слезы: «Господи! Почему же мы живем не в Одессе?!».

Все хотели стеклянную полицию, никому не хотелось стоять в очереди за никчемными бумажками. Все радовались изгнанию чиновников. Иностранцы почтительно интересовались: ну, что там ВАШ? Русские завистливо молчали. Одессит горделиво кидал видео, на котором Саакашвили, захлебываясь словами, костерил негодяев-чиновников.

Пессимистов в Интернете, которые, посмотрев кино, недоверчиво покачивали головой — популизм это - обзывали презрительно «ватниками».

Михо полюбили сразу и безоговорочно. Несмотря на на неуклюжесть и смешные штаны. Он был такой…импортный! Не то, что все мы.

Он улыбался и пожимал руки совсем как американский политик. Эмоции фонтанировали в нем. Он был завсегдатаем всех телешоу и на лету разбивал нелепые доводы своих оппонентов.

Главное достижение Михаила Саакашвили - «Центр предоставления административных услуг» - поражал воображение. Не всякий пенсионер, привыкший к ЖЭКовским закоулкам, отваживался туда зайти. Но я там был. И я обязательно буду рассказывать об этом чуде внукам.

Огромное здание, сплошь в мраморе, с уносящими ввысь лифтами, пальмами и фонтанами. Меня встретил на входе личный гид, длинноногая модель в строгой, но сексуальной форме. Ласково улыбаясь, сопроводила на «ресепшен». Там молодые менеджеры мгновенно определили, какая услуга мне нужна. После этого меня вежливо проводили в зал ожидания. Здесь же располагалась и детская площадка.

Полный релакс. Специалисты действительно решали вопросы всего за 10-15 минут. Многие старики, я видел, не выдерживали и рыдали. Дожили до коммунизма, дожили!

И лишь недавно всплыла информация о том, что помещение для «Центра предоставления административных услуг» обладминистрация взяла напрокат у коммерческого банка. Стоимость аренды за два с половиной месяца составила 15 миллионов гривен. Порядка полумиллиона долларов. Это минимум в 10 раз выше, чем аренда офисных зданий в любом месте Одессы.

Но когда Саакашвили прижали к стенке, он тут же обвинил во всем неких абстрактных клеветников и завистников, которые мешают его борьбе с коррупцией, публикуя недостоверные и ложные сведения. И «Центр» продолжал существовать. Уже не такой сверкающий и безупречный, правда. О его окончательной ликвидации в Одессе заявили только 2 ноября. Напомним, что открывал Центр президент Украины Петр Порошенко в октябре 2015 года — то есть этот показательный райский уголок просуществовал всего лишь год целиком за народные деньги.

Но были и те, на кого не подействовало очарование Михо. Волонтеры. Люди, часто ездящие в АТО. Спасающие оттуда стариков, детей, инвалидов . Везущие через блокпосты целые семьи вынужденных переселенцев из ДНР и ЛНР в якобы спокойную и сытую Одессу.

«Эти смерти на совести местной власти»

Школа-интернат на краю Одессы. Уже несколько лет как здание заброшено. Только женщина-сторож в сопровождении пары дворняжек периодически обходит здоровенную территорию. У широкоплечей тетки обескураженный вид. Рассуждает растерянно, говорит монологом. «Это же, выходит, против власти они? Захватили целое здание... Говорят, что они, дескать, и есть народ. Имеют право, говорят».

«Сперва, я смотрю, женщина с ребенком идет, - продолжает охранница. - Я думала, что опять повоспитывать кого надо. Ко мне родители нередко привозят своих неслухов пугать. Я же в молодости в интернате воспитателем работала, меня часто просят: у нас сын непослушный, так мы его к вам привезем, вроде как в детдом сдавать, так вы выйдете и построже с ним! И оставляют у ворот. А я за журнал: «Фамилия, имя? Поступил такого-то числа!» Строго так гавкаю. «Сейчас на санобработку и в изолятор». Малый обычно в крик», - охранница смеется, обнажая редкие железные зубы, на любого подействует.

«А тут смотрю, женщина с ребенком, а за ней мужик на коляске инвалидной, и еще один, и потом как посыпало их. Человек двадцать! Я смотрю, а вход в школу уже вскрыли. И заползают туда всей толпой. Я, конечно, понимаю – война, но порядок же нужен. Это я, выходит, не досмотрела. С меня и спрос. Полицию вызвала. Те приехали: кто зачинщик? Кто подговорил государственное здание к захвату? А что им скажешь? Эти люди, которые замки и двери ломали, они из Донбасса, бомбежки и смерть видели. Что им наша полиция. Квартиры у них пропали. Совсем. Дети погибли. Уехала полиция ни с чем. Переселенцы остались тут жить. Самозахватом. Я с ними часто теперь разговариваю. Им больше не с кем говорить-то. Все их бросили».

Все окна в здании одинаково темны.

Длинные простуженные коридоры. Заглядываю в каждый класс. Пусто. Холодно. Этот кабинет, наверное, был по гражданской обороне. На полу разбросаны противогазы. На стене - покосившийся портрет Макаренко.

Рядом библиотека. Пустые стеллажи. Только книжек «Фауста» штук десять. Издательство «Школьная библиотека». С оранжевой обложкой. Классика. Раскрываю наугад.

«Распорядись, прими решенье, Хотя бы и ценой уничтоженья».

Слышу характерные звуки заводимого дизель-генератора.

Навстречу из двери выходит незнакомая женщина. «Ох, а вы к нам?- болезненно морщится: - Генератор, когда заводится, всегда громко хлопает. А без него нельзя — темно». Действительно, механизм издает оглушительный рев и только после этого начинает натруженно тарахтеть.

- Фух! Я не могу громкие звуки слушать, - переводит дух женщина и слабо улыбается. - Мороз по коже. Хлопки как мины! Вроде как оттуда полгода назад как приехала, а все равно. Вздрагиваю. Давайте я вам покажу, что у нас тут есть.

Зажигаются тусклые лампочки в коридоре..

Переселенцы заняли первый и второй этаж. Их около семидесяти человек. На первом ночуют в бывших изоляторах и санчасти.

В основном колясочники. Но есть и женщины с детьми-инвалидами. Тут надо объяснить, что на Украину с Донбасса побежали те, кто мог надеяться на помощь государства — с ограниченными возможностями, старики с пенсиями, льготники. Самые обездоленные. Инвалидность - ее же в России еще раз доказывать надо, ждать решения чиновников, обходить заново кабинеты. А тут — если все бумаги с собой, вроде как дома.

Переселенка Марина, пока я с ней говорю, греется под одеялом. В свитере. Бережет тепло. Рядом с матерью лежит малыш лет пяти. Щеки его пылают. Глаза блестят. У него высокая температура. Но лечить нечем. Карапуз с любопытством смотрит на меня.

Марина рассказывает: среди переселенцев в Одессе была женщина на седьмом месяце беременности. Жили они тогда в санатории «Куяльник». Оттуда их выживали. Свет отключили. Воду. Лифты. Потому что сами переселенцы за ЖКХ платить не могли, а деньги, выделяемые государством — европейские кредиты, между прочим, куда-то пропали. По дороге к Михо.

Много инвалидов там было, несколько сот человек, с десятого этажа на первый, безногие ползли по лестнице, подтягиваясь на руках. Люди мерзли все время, не было возможности даже подогреть себе еду. Из-за нервных срывов у беременной начались боли. Ее забрала «Скорая» . Преждевременные роды и ребенок появился на свет мертвым. И мать тоже умерла. «Я считаю, что две эти смерти на совести местной власти, - шепчет Марина замерзшими губами. - Такого бессердечия я нигде не видела».

Зато местные жители приходят, спрашивают: что надо? Несут воду. Делятся мебелью. Приносят и привозят подушки и матрасы. Еду.

За городом большая территория. Есть теплицы. Мамочки с детьми радуются, тут можно работать, выращивать что-то, содержать себя хоть какое-то время. Мужчины приглядели место под мастерскую, говорят, будем табуретки со шкафами ремонтировать или даже делать под заказ.

Но областные чиновники, посовещавшись, решили, что не будут ничего им давать. Нечего.

Божоле и плохой пиар

Михо буйствовал. Ломал заборы на прибрежных дачах — обеспечивал простым одесситам свободный доступ к морю. Громогласно заявлял, что сам станет дневать и ночевать (и даже принимать граждан) в палатке у дороги, до тех пор пока там не будет построен полноценный европейский автобан «Одесса-Рени». Затем срывался защищать архитектурные памятники Одессы, на которые «покушались коррупционеры». В конце концов разрушенные заборы на бедных дачах восстанавливали. Строительство европейского автобана откладывали до лучших времен. А памятники все равно крушили экскаваторами, невзирая на указания губернатора.

Но, может, действительно, Саакашвили не дали проводить реформы некие враги? Может, ему действительно вставляли палки в колеса? Может, саботировали и вредили всеми способами, делая из него идиота? Многие в это по-прежнему верят, но…

Например, в первые же дни своего губернаторства, Саакашвили устроил в просторном зале морвокзала встречу с общественниками.

«Он хороший мужик!, - сказал довольный горожанин после этого собрания. - Пришел без охраны, все с ним селфи делали! Я тоже сфоткался».

- Ну, а о деле говорили? О переселенцах с Донбасса?

- Ну, он … - волонтер замялся. - Сказал, что потом встретимся и все обсудим.

48 тысяч переселенцев, лишенных пищи и крова. Выбравших родную Украину, а не Россию. Кто мог упрекнуть их в этом — они же украинские граждане в конце концов. Бежав от гражданской войны к нам в Одессу, эти несчастные надеялись обрести здесь новый дом и покой. Хотя бы не голодать.

Предшественник Саакашвили губернатор Палица до этого как-то справлялся с наплывом донецких. Давал им места в гостиницах, открывал пункты регистрации на вокзалах, предлагал горячее питание, все было, плохо или хорошо, но обустроено.

Саакашвили, по-видимому, посчитал, что эти люди, переселенцы, лично ему не нужны. Они не интересны с точки зрения пиара. Ведь помогать им нужно регулярно, изо дня в день, а это уже рутина. А вот если с шумом принять на работу и в ближний круг российскую оппозиционерку Машу Гайдар или съездить к известному французскому аристократу-виноделу, который давно живет под Одессой, и, прихватив с собой штук 10 телевизионных каналов, там разругать местную власть, которая не дает французу развернуться с его божоле, то картинка получится что надо. А переселенцев надо убрать куда-нибудь подальше

За год Михо и его команда сделали невозможное. Они выжили стариков, инвалидов, мамаш с детьми. Превратили их жизнь, тяжелую и без того, в сущий ад. Большинство переселенцев уехало обратно в Донецк и Луганск. Предпочли бомбежки унижению...

Нет, не поэтому, конечно, ушел Саакашвили. Не потому, что ему вдруг стало стыдно за то, до какого скотского состояния он довел переселенцев, и не из-за украденных денег Центра. Одной из причин своей отставки губернатор официально объявил отсутствие финансирование на создание Открытого таможенного пространства. По другой, приплел ни к селу ни к городу опять же козни неведомых реакционеров.

Пузырь из жвачки, надуваемые им полтора года, на самом деле ничего не значили. И рано или поздно они и лопнули. Как лопаются все пузыри.

Но одесситы боятся на самом деле, что Саакашвили никуда не уйдет, что это неуклюжая политическая игра с целью добиться преференций Порошенко, чтобы тот упал на колени и умолил остаться на «царстве». В такое трудное для страны время...

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
505
24
10
15
А что вы думаете об этом?
Показать 24 комментария
Самые фишки на Фишках