Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Где деньги, Зин !? А нетути (6 фото)

Robin Hood
15 февраля 2017 21:29
Чем дальше в лес, тем больше ... потерянных инвестиций. Или сказ о том, как "непогрешимый" тов. Лукашенко ... выклянчил немерянно бабла и профитов. И что в итоге? Плач-вопли-стенания и ... перманентное (предположительно) предательство тов. "бацька" своих союзнических обязательств. И дальше возникает довольно таки интересная картина маслом.

И что же такое ЕАЭС? Что же это такое на самом деле и как его видит тов. "бацька"

Экономики стран — партнеров по ЕАЭС различаются не только по объему ВВП, но и структуре. К примеру, в России действительно очень недовольны ситуацией с экономикой Белоруссии. Ведь Москва вложила огромные деньги в близкую нам страну. На 1 января 2016 года общая сумма дотаций, преференций, различного рода поддержек по доступу к российскому рынку достигли с 1995 года более 100 миллиардов долларов. В среднем мы финансировали республику от 7 до 9 миллиардов долларов в год. При этом экономика там разваливается, идет деиндустриализация. Почему многолетняя российская поддержка так бессмысленно потрачена? Это вопрос уже к белорусскому руководству, но объем наших субсидий и дотаций нашим соседям поражает. Если опять-таки обратиться к белорусскому примеру, то наша помощь соразмерна, если бы кто-то ежегодно вливал в Россию 200-250 миллиардов долларов просто так и не требовал бы отдачи. Но Белоруссия при сопоставимой многолетней поддержке остается нищей страной.
Если раньше российский бизнес интересовали белорусские предприятия, наши компании, наш бизнес предлагал совместную приватизацию, потом инвестиции, то сейчас там осталось два-три интересных для инвестиций активов. Остальное в рамках госсектора разваливается, а за время после распада СССР ничего нового они так и не построили.

Источник: news.ykt.ru

И все же, как же видят ситуацию в самой Белоруссии

Позиция Минска популистская — у них все прозрачно и нельзя допустить российский бизнес, который «варварский, олигархический, криминальный», а они — «чистые и пушистые». Как говорится, «дайте деньги». Вот и даем уже третье десятилетие и подкармливаем «белорусский социализм». Потом выяснилось, что инвестиции в экономику Белоруссии не идут, вкладываться в госпредприятия никто не будет, любой частный банк и любая компания с государством возиться не будут, но это руководство республики упорно понимать не желает. В Минске считали, что весь мировой бизнес рано или поздно бросится к ним и начнет просить разрешить куда-нибудь вложить деньги.
Список интересных активов, как уже говорилось выше, сокращался, и сейчас инвесторов интересуют три-четыре объекта. При этом Лукашенко считал, что «вершина мировых технологий» — это Минский завод колесных тягачей (производство автошасси для транспортировки ракетной техники), которую Россия никогда не превзойдет. Это «колхозный» подход, и, естественно, Россия эту «вершину» превзойдет, если потребуется. При этом белорусская сторона крайне болезненно относится к появлению на российском рынке российских производителей, составляющих им конкуренцию. Но в то же время Минск очень скупо открывает белорусский рынок для российских производителей. Тем не менее малый бизнес бежит из Белоруссии в Россию, а весь средний и крупный бизнес там работает под рэкет-контролем государства. И если мы хотим говорить о бизнес-проектах в Белоруссии, то надо говорить непосредственно с государством, а там только один человек эти вопросы решает.

Источник: content.onliner.by

Лукашенко и ... тяпка (или как грести на себя)

То есть получается, что интеграционные проекты с Белоруссией носят чисто политический характер?
Пока, к сожалению, в большей степени политический, но надеемся, что экономическая составляющая в ЕАЭС будет нарастать и это распространится и на Белоруссию. Конечно, при условии выполнения партнерами всех взятых на себя в рамках евразийского интеграционного проекта обязательств.
В таком случае, какая цель у России — стать центром этого партнерства или равноправным членом?
88 процентов евразийского рынка — Россия. Мы и так являемся центром по факту. И главная преференция для наших партнеров — это доступ к российскому рынку, самому емкому, самому большому и самому финансово обеспеченному. Возьмем недавний пример с Молдавией — их новому якобы пророссийскому президенту пообещали открыть наш рынок, притом что Кишинев последовательно принимал участие во всех антироссийских экономических санкциях и менять политику не планирует. Вопрос чисто геополитический.
Если говорить о партнерах по нашей евразийской интеграции, насколько они защищают границы нашего таможенного пространства от контрафакта?
После передачи таможенных полномочий нашим партнерам (в рамках созданного Таможенного союза) на территории Казахстана сразу образовалась целая индустрия, которая занимается контрабандой, а белорусы поставили это на государственную основу. Когда Россия ввела антисанкции, на территории Белоруссии возник, пожалуй, самый крупный на планете контрабандный терминал, включающий и логистические центры, куда поступает продукция с Запада, переупаковывается, снабжается государственными санитарными документами, и уже оттуда на российский рынок приходят белорусские киви и апельсины. Это делается демонстративно, и объемы такой контрабанды колоссальные.
Фактически благодаря Казахстану российский рынок превратился в отделение китайского рынка, а Лукашенко обнулил наши антисанкции в отношении Евросоюза, за что получил благодарность на Западе. С Минска год назад Запад снял санкции. Как говорится, «отработал» за счет России.

Источник: ic.pics.livejournal.com

Как долго может продолжаться такая ситуация?

Россия постепенно меняет формат наших отношений с Минском. Несколько лет российское руководство потратило на то, чтобы договориться с нашими белорусскими партнерами и пустить на внешнюю таможенную границу ЕАЭС наших таможенников. Формально там есть два-три человека — представителей российской таможни, которые ничего не видят, информация им дается зачастую ложная. В то же время на российско-белорусской границе есть целая сеть подпольных дорог, так что фуры с контрабандой и не перехватишь.
В итоге одно время мы не знали, кто и чем на нашем российском рынке торгует. Сейчас граница частично восстановлена, и белорусы очень этим недовольны. Россельхознадзор там присутствует, но его постов очень мало — надо добавлять и пограничный контроль, чтобы представители других «третьих» стран (не Белоруссии) не проникали на территорию России. К сожалению, пока белорусы пускают всех. С учетом того, что Лукашенко не подписал Таможенный кодекс ЕАЭС, то, в принципе, у России появляется право на размещение на российско-белорусской границе российских таможен.
Можно ли сейчас что-то радикально поменять?
Пока Россия будет терпеть. Есть головной евразийский проект, он нам нужен, однако не в таком формате, конечно. Если вокруг нас не будет архипелага союзников, то мы не будем мировой державой. Естественно, Россия работает с партнерами, доказывает, что нельзя работать в таком иждивенческом формате. У наших партнеров сейчас переходный этап.

Источник: www.belaruspartisan.org

Тов. "бацька" на перепутье ...

В 2017 году планируется принятие Таможенного кодекса ЕАЭС. Произойдут ли после этого какие-то изменения?
Формально произойдут. На самом деле, никого казахстанский и тем более белорусский рынок не интересует — интересует российский рынок, у которого защиты стало меньше: наши партнеры ведут себя не согласованно с нами. Но будет ли использоваться новый ТК — большой вопрос. С запада и востока к нам идет вал контрабанды.
Какие логистические проблемы есть у партнерства?
Во-первых, российская логистика дорогая — большая территория. Надо отдать должное, что в самых тяжелых кризисных условиях мы все равно продолжали и продолжаем строить дороги. Это очень радует, потому что страна села на автомобиль, у нас бензиновая страна и автомобилизация продолжается. Эффективность работы местного губернатора оценивается по дорогам. Дорога обеспечивает работу, образование и здоровье, обеспечивает рынок — едут и покупают, дорога дает все. Меняется жилье, дома. Дорог пока мало, и строить их будут еще десятилетия.
С другой стороны, в плане евразийской интеграции есть проблема с перевозчиками — и с казахстанскими, и с белорусскими. Они все требуют доступа к транспортным сетям на территории России, причем не в формате Брест — Москва, а, допустим, в формате Москва — Нижний Новгород или Саратов — Владивосток. Наше министерство транспорта говорит «хорошо, но открывайте свое», а они «нет». Если, к примеру, Россия даст доступ к авиатранспортным услугам на территории России, то открывайте свое «небо», чтобы российские авиакомпании могли чартером летать в белорусские города — они опять «нет». От нас требуют уступок, просто односторонних уступок, что недопустимо, если мы строим союз равноправных. Возьмите, к примеру, КамАЗ: вы не найдете ни одного КамАЗа в Белоруссии — их туда не пускают. Как и ростовские комбайны…

Источник: img0.joyreactor.cc

Дзе грошы, Зін? Грошы кажаш? Ды няма іх ... уже

Инвестиционные возможности предприятий – очень низкие, все в долгах. Раньше промышленность держалась за Россию, которая, оказавшись под санкциями, начала защищать собственную промышленность. Российские рынки сократились, а белорусское чудо-юдо лопнуло. И из эффективных предприятий в Беларуси остались только «Беларуськалий», нефтеперерабатывающие заводы, некоторые предприятия пищевой промышленности. Надеюсь вы не забыли вкус белорусского молочка с ... пальмовым масло, антибиотиками и прочей химической дрянью.

Пы.Сы. Про белорусские лобстеры-устрицы-пармезан-хамон-моцареллу не вспоминаем

Источник: echo.msk.ru
Источник: news.rambler.ru
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
4930
148
126
46
А что вы думаете об этом?
Показать 152 комментария
Самые фишки на Фишках