Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

К применению фашистами химического оружия готовились всю войну (10 фото)

Иван Кемеров
02 марта 2017 16:44
13 ноября 1918 - День создания войск РХБЗ России, именно тогда была создана Химическая служба РККА. Это было необходимой и вынужденной мерой советского правительства по предотвращению угрозы развязывания белогвардейцами и интервентами химической войны против Красной Армии - уже имелись случаи применения Белой гвардией ОВ против частей Красной Армии.

В отличие от бесполезного и неэффективного, проведенного по инициативе Тухачевского обстрела химическими снарядами тамбовских лесов и болот во время подавления восстания Антонова, об этом сейчас говорить не принято. А между тем известно порядка 60 эпизодов использования интервентами и белогвардейцами химических боеприпасов на Северном фронте. Применялись, как правило, снаряды британского производства и в достаточно большом количестве. К примеру, 10 августа в районе Слудка — Липовец и под деревней Городок, по британским данным, было выпущено 600 снарядов с ипритом и 240 со «слезоточивым газом». При этом около 300 красноармейцев было отравлено, а многие временно ослеплены. Такое количество жертв можно было избежать, если бы солдаты умели правильно пользоваться средствами защиты.

После гражданской войны химическая служба непрерывно развивалась и совершенствовалась. Оценивая ее общее состояние, К.Е. Ворошилов в 1940 году отмечал, что «Мы можем сказать, что перед химическим оружием мы не будем безоружны, и сумеем защитить советские войска от вражеского химического нападения». Вскоре после начала войны стал известен ряд фактов подготовки Германии к применению против РККА и населения Советского Союза химического оружия. Уже 15 июля в ходе боев западнее Ситня нашими войсками была захвачена секретная документация, а также химическое имущество германского 2-го батальона 52-го химического минометного полка. На одном из пакетов имелись надписи: «Мобилизационное дело», «Ни в коем случае не отдавать в руки врага», «Открыть только после получения сигнала «индантрен» из штаба главного командования». Среди трофейных документов находилась также секретная инструкция НД № 199 «Стрельба химическими снарядами и минами», изданная в 1940 году, и дополнения к ней, которые были разосланы фашистским войскам 11 июня 1941 года, в преддверии начала войны против СССР. В них содержались скрупулёзно разработанные указания по технике и тактике применения ОВ. Кроме того, в дополнении к инструкции говорилось, что химические войска должны получить новые минометы образца «40» калибра 10 см и образца «D», а также химические мины с различными сильнодействующими отравляющими веществами. Здесь же подчеркивалось, что отравляющие вещества являются средством верховного командования вермахта и должны применяться по его приказу внезапно и массированно.

Впоследствии выяснилось, что 25 марта 1941 года начальник Генштаба германских сухопутных войск Гальдер докладывал, что к 1 июня немецкая армия будет иметь 2 млн. химснарядов для легких полевых гаубиц и полмиллиона снарядов для тяжелых. Заряды для ведения химической войны уже имеются в необходимом количестве. Требуется только наполнить ими снаряды, о чем уже было дано распоряжение. Со складов химических боеприпасов немцы были готовы отгружать до 1 июня по 6 эшелонов химических боеприпасов, а с 1 июня по 10 эшелонов ежедневно. Как видим, подготовка фашистов к применению ОВ была нешуточная.

Располагая такими сведениями, Нарком обороны И.В. Сталин в своем приказе в августе 1941 года, чтобы предохранить советские войска от ОВ, потребовал «сделать службу химической защиты частью боевого использования войск и самым решительным образом пресекать недооценку химической опасности...». А о том, что такая опасность недооценивалась, говорит то, что хорошо подготовленные подразделения химической защиты дивизий и полков, а также офицеры химической службы стали использоваться не по назначению. Химиков из полковых взводов и дивизионных рот химической защиты брали для пополнения стрелковых подразделений, использовали для комендантской службы. Неоднократно из химических подразделений изымались автомашины, приспособленные для дегазационных работ. Начальники химслужбы, главным образом, в звене полк-корпус часто заменяли выбывающих из строя командиров подразделений и частей, исполняли должности офицеров штабов.

В том же приказе требовалось: «Ликвидировать беспечное отношение к сохранению химимущества. Пришедшее в негодность имущество списывать по актам, подписанным должным командиром и комиссаром дивизии, а также утвержденным начальником Химического управления фронта». Это значительно повысило ответственность командиров соединений, частей и начальников химической службы за сбережение средств противохимической защиты.

Произошли осенью 1941 года и некоторые изменения в организации химической службы и войск химзащиты. Управление военно-химической защиты преобразовали в Главное военно-химическое управление (ГВХУ), а химические отделы некоторых фронтов - в военно-химические управления. С учетом того, что главной задачей подразделений химической защиты полков и дивизий стала организация ПХЗ войск, они получили соответствующие названия: взвод противохимической обороны стрелкового полка стал называться взводом химической защиты, дегазационная рота стрелковой дивизии - отдельной ротой химзащиты. Дегазационные батальоны РГК были реорганизованы в отдельные батальоны химической защиты (обхз).

Усиливались также химические отделы армий. В их штаты дополнительно вводились инженер по химическому вооружению и помощник начальника отдела по оперативно-разведывательной работе. Политические органы и средства массовой информации развернули среди личного состава большую воспитательную работу, в ходе которой прививалась еще большая ненависть к фашистам, готовящим химическую войну, разъяснялась в печати и практически показывалась надежность наших средств противохимической защиты, выпускались специальные памятки воину. В действующих войсках, находившихся в обороне, а также в частях вторых эшелонов и запаса были организованы занятия по изучению приемов и правил использования индивидуальных средств защиты и дегазации оружия. Проводились также мероприятия, содействовавшие повышению квалификации офицеров химической службы (сборы, специальные занятия).

ГВХУ в мае 1942 года была выпущена «Временная инструкция по химической разведке». В ней были изложены не только вопросы ведения химической разведки, но и указывались мероприятия по оповещению войск о внезапном химическом нападении противника и своевременном использовании средств защиты. Этим важным документом пользовались все офицеры химической службы с лета 1942 года до конца войны. Во время боев, и в первую очередь в обороне, советскими частями и подразделениями велось непрерывное химическое наблюдение. Оно осуществлялось не только химиками-наблюдателями, но и общевойсковыми и артиллерийскими наблюдателями. Например, в ходе обороны Сталинграда общевойсковая химическая разведка, усиленная группами химиков, велась на глубину до 15 км. Было организовано надежное наблюдение и оповещение. В частности, в 21-й армии Сталинградского фронта было выставлено до 50 передовых и 14 тыловых постов химического наблюдения, обеспеченных средствами индикации и сигнализации.

В планах и схемах организации связи указывались специальные сигналы и порядок оповещения наших войск, в случае применения немцами химического оружия. Огромное значение для дальнейшего развития противохимической защиты войск имел приказ НКО в середине августа 1942 года, которым вводилась в действие «Временная Инструкция по обеспечению противохимической защиты войск службами Красной Армии». Инструкция определяла обязанности и конкретные задачи уже не только химической, но и санитарной, и ветеринарной служб по обеспечению ПХЗ войск.

На химическую службу возлагалось обучение войск правилам пользования индивидуальными и коллективными средствами ПХЗ, дегазации и индикации ОВ; предупреждение войск о подготовке и начале химического нападения противника; ведение разведки местности и погоды; обнаружение местных средств, пригодных для ПХЗ. При ликвидации последствий химического нападения противника химическая служба должна была проводить дегазацию вооружения, боевой техники, зараженной местности, обмундирования и снаряжения. Санитарная и ветеринарная служба Красной Армии должны были заниматься снабжением и обучением войск пользованию индивидуальными противохимическими пакетами (ИПП) и специальными пакетами для лошадей и служебных собак; химической разведкой источников воды, продовольствия и фуража, организацией их обезвреживания и подготовкой для последующего использования; проведение полной санитарной обработки людей и ветеринарной обработки животных, зараженных стойкими ОВ.

Таким образом, первый период войны характеризовался значительным повышением внимания к вопросам химической защиты и проведением больших организационных изменений в химической службе РККА. Методы организации ПХЗ осуществлялись согласно конкретным условиям обстановки.

Особое значение приобретала воспитательная и разъяснительная работа, направленная на повышение химической дисциплины в войсках, на ликвидацию беспечности и недооценки химической опасности. Деятельность химической службы, подразделений и частей защиты во втором периоде Отечественной войны проходила в обстановке, отличавшейся от условий первого периода. Это объясняется в первую очередь тем, что идущие одно за другим поражения войск противника на советско-германском фронте после их окружения под Сталинградом привели к еще большему усилению опасности развязывания химической войны фашистами. Причем особо реальной эта опасность стала после разгрома немецких войск под Курском. Данные разведки всех видов свидетельствовали о резкой активизации деятельности фашистского командования по проведению мер ПХЗ и подготовке к применению ОВ.

В войска противника стали поступать новые противогазы и приборы химической разведки.

Следует отметить, что главным видом боевых действий наших войск в этот период войны стало наступление. Поэтому все мероприятия ПХЗ должны были быть направлены на обеспечение наступательного боя. Хотя противохимическая защита войск к концу 1942 года стала более совершенной, в сравнении с 1941 годом и первой половиной 1942-го, в ней имелся и ряд недостатков. Проведенные проверки выявили факты того, что отдельные командиры по-прежнему продолжали недооценивать опасность применения немцами химического оружия. Они устранились от руководства противохимической защитой, переложив ее на начальников химической службы. Обучение войск противохимической защите и тренировки на длительное пребывание в противогазах в ходе боевой работы проводились нерегулярно. Имели место потери химического имущества, особенно в наступательных боях. В целом, учитывая напряженность боевых действий в тот период, эти нарушения были вполне естественны. 11 января 1943 года Народный комиссар обороны издал приказ № 023, в котором говорилось: «За каждый факт порчи, потери и непринятие мер к сохранению химимущества виновных наказывать, вплоть до предания суду военного трибунала».

Такое решительное требование сильно сократило потери противогазов и способствовало повышению готовности войск к противохимической защите. В 1943 году вышел в свет Полевой устав РККА (ПУ-43), в котором довольно четко были изложены вопросы противохимической защиты войск, в случае начала применения противником химического оружия. Стала более активно вестись химическая разведка. Ее основные задачи сводились к следующему: обнаружение частей химического нападения противника перед фронтом наших войск, захват образцов химических боеприпасов, новых средств противохимической защиты и оперативных документов по химическому нападению. Наиболее важными способами химической разведки были: химическое наблюдение силами и средствами химических подразделений, дополненное общевойсковыми и артиллерийскими наблюдателями; включение химиков-разведчиков в состав общевойсковых разведгрупп и отрядов при ведении разведки боем; допрос пленных, в особенности химиков, артиллеристов и летчиков; опрос местных жителей.

Химическая разведка стала более успешно справляться с поставленными задачами. Иногда она добывала данные о химическом вооружении противника даже раньше, чем оно поступало в его войска. Примером может служить захват немецкого наставления «ND-935-11а 1943» с описанием нового прибора химразведки.

Летом 1943 года, накануне битвы на Курской дуге, Верховное Главнокомандование в своей директиве от 7 июня 1943 года, подписанной И.В. Сталиным и А.М. Василевским, предупредило войска о реальной угрозе применения фашистами химического оружия. В ней, в частности, говорилось, что Ставка располагает сведениями об усилении за последнее время немецким командованием подготовки своих войск к применению средств химического нападения. Также отмечалось, что в германском командовании «имеется достаточно авантюристов», которые, рассчитывая застать нас врасплох, могут решиться на отчаянную авантюру и применить средства химического нападения против нас.

Сложившаяся обстановка обязывала химическую службу и войска химзащиты РККА направить все усилия на исключение внезапного применения фашистским командованием химического оружия, и подготовить должным образом свои войска к химической защите. В войсках развернулась работа по обучению личного состава противохимической защите. Главное внимание при этом обращалось на практическое применение индивидуальных средств защиты, на привитие навыков в дегазации оружия и мат части. Занятия проводились обычно в тыловых районах и заканчивались окуриванием хлорпикрином в газовых камерах (палатках).

Офицерский состав общевойсковых частей изучал средства химического нападения противника и обучался управлению частями (подразделениями) в условиях широкого применения врагом химического оружия. Эти занятия проводили наиболее подготовленные начальники химслужбы. В свою очередь офицеры химической службы и частей химзащиты обучались по 200-300-часовой программе, утвержденной Главным военно-химическим управлением.

На основании указаний Ставки Верховного Главнокомандования в 1943 году продолжалась практика использования противогазов при выполнении боевых работ. В каждой части (учреждении) ежедневно проводились противогазовые тренировки по планам, разработанным начальником химической службы и утвержденным командиром части или начальником штаба. Особое внимание обращалось на обучение нового пополнения. Так, в ходе Курской битвы в войсках Степного фронта (7-я гвардейская, 53-я и 57-я армии), продолжительность непрерывного пребывания в противогазах к 1 сентября 1943 года была доведена до 8 часов.

Директивой Ставки ВГК от 7 июня 1943 года устанавливался также и новый порядок обеспечения войск противогазами. Чтобы уменьшить потери средств индивидуальной защиты, противогазы выдавались на руки лишь в обороне, и исключительно личному составу частей первого эшелона. Перед наступлением они сдавались на батальонные пункты боепитания и перевозились за наступающими войсками. Для транспортировки противогазов каждый стрелковый батальон выделял в распоряжение пункта боепитания по три конные повозки. Прием противогазов из подразделений, сдача их на батальонный пункт и последующая выдача на руки при переходе к обороне производились химинструкторами батальонов (артиллерийских дивизионов, кавалерийских эскадронов). Однако практика показала, что такой способ перевозки противогазов имел существенный недостаток. Дело в том, что выделяемый для этого гужевой транспорт зачастую использовался для доставки боеприпасов. Это приводило к отставанию индивидуальных средств защиты от войск. С октября 1943 года по инициативе начальников химслужбы при подразделениях химзащиты стали создаваться полковые «сводные отряды» для транспортировки химического имущества. Благодаря этому потери противогазов значительно уменьшились. Например, на Западном и Юго-Западном фронтах потери противогазов сократились (в стрелковой дивизии) с 20 штук в день до 20 штук в месяц. В то же время гарантировалась немедленная выдача противогазов личному составу при поступлении первых же данных об угрозе химического нападения противника.

Стоит отметить, что с начала 1943 года на основании указания ГВХУ в войска начали поступать упрощенные дегазационные средства. Это было вызвано тем, что потребности в табельном имуществе промышленность полностью удовлетворить не могла. Средства заводского изготовления направлялись главным образом на вооружение отдельных батальонов химзащиты.

Для дегазации обмундирования и снаряжения в ротах химзащиты стрелковых дивизий вводился перевозимый дегазационный комплект (ДК-ОС), состоявший из двух разборных камер для дегазации горячим воздухом, одной разборной камеры с пароисточником и двумя бочками для дегазации пароаммиачным способом без специального источника пара. С целью дегазации зараженной местности сыпучим дегазатором в ротах химзащиты дивизий был введен подвесной прибор дегазации местности (ПДМ-2), бункер которого крепился вместо заднего борта грузового автомобиля, а высевающий механизм приводился в движение приводом от заднего колеса автомашины.

Для дегазации вооружения в стрелковых подразделениях был принят на вооружение групповой дегазационный комплект (ГДК), состоявший из фанерного ящика, 6 бутылок емкостью 0,5 л каждая с жидким дегазатором и 3-5 кг пакли (ветоши). Тем самым в стрелковых ротах вводилась одноступенчатая дегазация оружия и техники вместо двухступенчатой (предварительная в боевых порядках и полная на специальных дегазационных площадках). Это мероприятие было весьма эффективным, так как упрощало и ускоряло процесс дегазации вооружения в войсках.

Учитывая, что в фашистской армии около трех четвертей всех имевшихся отравляющих веществ составлял иприт, в 1943 году в войсках в учебных целях стали проводить так называемый дезипритаж (специальная обработка кожи бойцов, зараженной капельножидким ипритом), необходимый для ознакомления всего личного состава с боевым ипритом (внешним видом, запахом, токсическими свойствами); практически отработать приемы дегазации против этого ОВ на коже человека и обмундировании различными дегазаторами, растворителями и подручными материалами; привить воинам уверенность в том, что индивидуальные противохимические пакеты (ИПП), а также другие дегазаторы (растворители) являются надежными средствами обработки зараженного ипритом участка кожи. Дезипритаж проводился под руководством офицеров химической и санитарной служб. Результаты оказались вполне удовлетворительными. Так, в 4-й ударной армии Калининского фронта из 40000 бойцов и офицеров, прошедших дезипритаж зимой и весной 1943 года, незначительные покраснения кожи были только у 35 человек. Практическое же значение этого мероприятия трудно переоценить. После его проведения во многих соединениях и получения положительных результатов, ГВХУ Красной Армии обязало дезипритаж сделать во всех войсках.

В войсках, стоящих в обороне, в первой половине 1943 года провели значительные работы и по оборудованию позиций в противохимическом отношении. На командных и наблюдательных пунктах, в операционных госпиталей и медицинских пунктов создавались убежища с установкой в них табельных фильтровентиляционных комплектов заводского изготовления. Над окопами и траншеями делались козырьки и навесы для защиты от поливки капельножидкими ОВ. Кроме того, в стрелковых ротах (артиллерийских батареях) строились убежища, в которых устанавливались фильтровентиляторы из подручных средств. Характерен в этом отношении пример уже упоминавшийся 4-й ударной армии Калининского фронта. По распоряжению командующего объединением генерал-лейтенанта В.В. Курасова, в районе сборов всего командного состава армий в начале зимы 1942/43 года инженерными и химическими подразделениями были созданы типовые убежища для рот, КП, НП и медпунктов. После сборов по приказу командующего началось оборудование подобных убежищ на всех позициях, командных, наблюдательных и медицинских пунктах армии.

Большое внимание во втором периоде войны уделялось также организации ПХЗ в тыловых частях и учреждениях фронтов и армий. Были введены должности начальников химической службы тыла фронта и армии. При исполнении служебных обязанностей они руководствовались «Положением о работе начальника химслужбы тыла фронта (армии)» от 2 апреля 1943 года и «Временной инструкцией по организации ПХЗ тыловых объектов», подписанной в конце 1943 года начальником ГВХУ и заместителем начальника Тыла РККА. Таким образом, деятельность химической службы во втором периоде Отечественной войны заключалась, прежде всего, в обеспечении более высокой готовности войск и тылов к противохимической защите в условиях перехода советских войск к стратегическому наступлению.

Третий период Отечественной войны характерен не только стремительными нашими наступательными действиями, в результате которых враг был изгнан за пределы советской земли, но и тем, что военные действия были перенесены на территорию Германии и ее союзников. Поэтому очевидная неизбежность полного разгрома фашистской армии еще больше увеличивала опасность развязывания химической войны. От смертельно раненного фашистского зверя можно было ожидать любой авантюры. Чтобы отсрочить час своей гибели, немцы готовы были применить любые средства.

Все это ставило перед химической службой задачу обеспечения постоянной готовности советских войск к отражению химического нападения. Отличительными чертами организации химической службы в третьем периоде войны явились централизация планирования и руководства всеми мероприятиями ПХЗ, проводимыми в войсках. Как и прежде, первостепенное значение придавалось химической разведке, перед которой встали новые задачи в связи с выходом советских войск в районы, которые длительное время были оккупированы фашистами. Ее задача состояла не только в выявлении степени подготовки врага к применению химического оружия, но и установлении уровня развития и направления производственной деятельности его химической и военно-химической промышленности, состояние научно-технической базы. Также она должна была уточнить правильность тех данных, о подготовке фашистов к применению ОВ, которые были получены раньше.

Разведка освобожденной или занятой территории осуществлялась специальными разведгруппами, создаваемыми из подразделений и частей химзащиты (орхз, обхз), путем осмотра местности и важных объектов. Химическая разведка планировалась на бой, операцию, а в период оперативных пауз - на установленный командованием срок. Химические управления фронтов обычно планировали химическую разведку на месяц, а химические отделы армий - на 10-15 дней.

В соединениях и частях отдельно план химической разведки не разрабатывался, а ее задачи включались в общий план ПХЗ. Большое внимание уделялось противохимической подготовке войск, которая проводилась в период оперативных пауз. Характерной особенностью при этом было то, что она уже не ограничивалась только индивидуальным обучением личного состава, а преследовала также цель проверки выполнения мероприятий по плану ПХЗ части (соединения). Обычно такая проверка проводилась в форме внезапного объявления учебных химических тревог, которые проходили по планам штабов армий и фронтов, и были неожиданными не только для личного состава частей, но и для начальников химической службы. Иногда решением соответствующих военных советов такие проверки проводились в масштабах армий и даже фронтов. Так, например, 16 октября 1944 года была объявлена химическая тревога по войскам 1-го Украинского фронта. О том, что она носит учебный характер, знали лишь командование, штаб фронта и лица, выделенные для проверки действий войск. Поэтому все мероприятия в войсках проводились без допущения каких-либо условностей. Проверка показала, что через 4-5 часов после получения предупреждения о «химической опасности», войска фронта уже были в основном готовы к защите от возможного химического нападения. В последующем усилия командования и химической службы фронта направлялись на сокращение этих сроков.

В ходе завершающих наступательных операций, проводимых и другими фронтами, индивидуальные средства защиты постоянно находились на руках личного состава войск. Особенности организации ПХЗ в ходе третьего периода войны обусловили появление ряда изменений в системе снабжения войск химическим имуществом. Они были направлены на перенацеливание всей системы снабжения в условиях широких и стремительных наступательных действий наших войск. Опыт организации снабжения войск химическим имуществом выявил необходимость передачи этих функций из службы военно-технического снабжения непосредственно в ведение химической службы. Это привело к восстановлению в марте 1944 года должности помощника начальника химслужбы дивизии по снабжению, в подчинении которого находились созданные еще в 1943 году «сводные отряды» для хранения и транспортировки средств защиты. Кроме того, в том же 1944 году химические склады армий были выведены в самостоятельную организацию. Как видим, химическая служба Красной Армии в третьем периоде войны стала неотъемлемой частью боевого обеспечения войск. При этом организация ПХЗ войск приближалась к условиям ведения войны с использованием химического оружия.

Источник: topwar.ru
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
262
3
13
12
А что вы думаете об этом?
Показать 3 комментария
Самые фишки на Фишках