Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

"Нет никакого Як-3! Это большевистская пропаганда!" (2 фото)

Алёна Фроловна
07 сентября 2017 12:34
Это был один из тех редких дней, которые, казалось, очень подходили для того, чтобы летчики пополнения получили свой первый фронтовой опыт, а не сразу должны были сражаться только за свою жизнь. Я вылетел на свободную охоту с одним из моих «юнцов», над городом мы не обнаружили противника, и я решил слетать за передний край линии фронта.
Источник: img-fotki.yandex.ru

Мы пролетели шесть-семь километров вглубь территории, занятой советскими войсками, и тут я обнаружил внизу под нами пару Як-9.

Мне было еще немного щекотливо так сразу вести моего «качмарека» в драку с двумя самолетами противника. Я приказал ему оставаться наверху и наблюдать за окружающим воздушным пространством, а сам, сделав переворот через крыло, спикировал на вражескую пару. Первым я наметил себе ведомого, к которому я подошел сзади вплотную. Он попытался уйти от меня, совершив резкий вираж, однако я это предвидел. таким образом я остался за ним и с короткой дистанции открыл огонь. Уже первые попадания дали видимый результат: от истребителя отлетели фрагменты, но теперь и мне нужно было быть внимательным, т.к. у меня в хвосте уже сидел его ведущий. Он приблизился ко мне на дистанцию в несколько метров и пытался, маневрируя, взять достаточное упреждение, чтобы иметь возможность результативно меня обстрелять. Пока я мог смотреть прямо в стволы его оружия, опасность мне не грозила: если бы он в тот момент нажал на спуск оружия, то все его «добро» прошло бы позади меня и просто разрезало воздух. Но если станет отчетливо видна нижняя сине-зеленая часть фюзеляжа его самолета, то тогда «запахнет жаренным». Пока мне было достаточно держать его в поле зрения. Я знал: намного более маневренным на виражах Як-9 быть не мог. Мы кружились друг за другом. И вот снова его «качмарек» оказался передо мной.

А затем оба противника ускорились и выполнили вираж с таким малым радиусом, что у меня перед глазами все пошло кругом.Передо мной все затрещало, захлопало и стало разлетаться вдребезги, пока я еще пытался что было мочи круто развернуться вслед за ними. Попадания в двигатель и радиатор! Вскоре в кабину стал просачиваться густой черный дым. Моего переднего противника я уже давно потерял из виду, но к моему счастью увидел, как и тот, что был сзади, после сваливания ушел вниз. По крайней мере, передышка! Быстрая оценка ситуации: мой самолет горит. Продолжать вести бой – исключено. Подо мной бойцы Красной Армии уже ждали меня. Чего бы мне это не стоило, я должен был пересечь линию фронта и выйти на свою территорию. До нее было всего несколько километров – я мог, я просто должен был их преодолеть.

Я поставил на карту все. Я до упора сдвинул ручку газа вперед, выжал последние силы из умирающего двигателя, и полетел с небольшим креном, чтобы дополнительно набрать скорости. Воздушное пространство казалось чистым. Еще один взгляд назад – и вот снова один сидит у меня в хвосте как приклеенный. По-видимому, без особых усилий он снова набрал потерянную высоту и приблизился ко мне, с легкостью он уровнял свою скорость с моей и вновь начал стрелять. Теперь важна была каждая секунда. Мне было необходимо глубоко покопаться в «ящике с трюками», чтобы не стать для моего противника легкой мишенью: имитировать бочки и виражи, нажимать на педали, чтобы перевести «Мессершмитт» в скольжение и, таким образом, сбить его с толку при прицеливании, внезапно замедлиться, чтобы, может быть, его очереди прошли мимо. Но этот парень не давал ни стряхнуть себя с хвоста, ни одурачить.

Снова мой «Мессершмитт» получил попадания в двигатель. Густой дым не давал мне дышать. Теперь мы находились действительно низко над землей, и так как прижаться сильнее было уже невозможно, я заметно потерял скорость. Больше мне нельзя было выпускать моего противника из виду ни на секунду. Лишь только если он допустит еще одну ошибку, я смогу спастись. И тут он внезапно отвернул.

Мы, должно быть, уже пролетели линию фронта; другой причины бросить свою верную добычу у него быть просто не могло. Недоверчиво я всматривался во все направления. Он действительно исчез? Когда я снова посмотрел вперед, то слишком поздно заметил линию дальней электропередачи. Метров через сто я вместе с фрагментами моего самолета рухнул на землю.

Источник: im0-tub-ru.yandex.net

... Я прокручивал свой последний бой в голове – нет, они не могли быть Як-9. Меня заставляло ломать голову то, что этот «круть-верть» было очень похож на Як-9, но это была машина другого класса, более того – другого класса, чем Bf 109. Возможно я столкнулся с двумя Як-3, о которых уже слышал столь ужасные истории в офицерской столовке? Недалеко был Швайдниц, где располагался штаб корпуса Ганса Зайдемана, - это была хорошая возможность встретиться со своим жизнерадостным командиром, с которым много раз общался за бутылкой шампанского. О новом «Яке» следовало доложить генералу. Нам нужно было выработать какую-нибудь тактику, чтобы иметь возможность противостоять новому противнику. Я попросил водителя отвести меня к нему. По прибытии меня тут же вызвали в офицерское собрание в Швайднице на встречу с генералом. Правда, анестезия, которой накачал меня доктор артиллеристов, еще шумела в голове – весьма однако продолжительный эффект... Я начал насколько возможно корректно с военной точки зрения описывать свой воздушный бой, но после первой же фразы Зайдеман заскакал на месте:

«... Вы сошли с ума? Вы и ВАШ Як-3! Нет никого Як-3! И определенно нет на нашем участке фронта. Хватить рассказывать мне все эти байки, мне надоело их опровергать».

А я-то думал, что хорошо его знаю – генерал неоднократно с похвалой отзывался обо мне «за выдающиеся боевые заслуги» и навещал меня в госпитале после последнего серьезного ранения... А теперь он делал мне форменный разнос перед толпой улыбающихся штабных крыс... 42-летний мужик бился в форменной истерике.

«Мы должны быть невосприимчивы к вражеской пропаганде и прекратить распространять ее дальше!» - орал он.

Мы, видите ли, видели призраков и тронулись умом! Вот на последок только и оставалось, это получить обвинения в трусости, и выставить меня в таком виде перед товарищами. Я хотел кричать в ответ, но коньяк еще держал меня, вызвав в голове страшную мешанину. Несколько часов назад я чудом остался в живых, а теперь этот господин в «штанах наизнанку», утверждал, что это неправда. Хотя я не двигался, мне становилось все тяжелее... Над головой летели бесконечные тирады Зайдемана, и чтобы не вспылить в ответ, я повернулся на каблуках и вышел, оставив генерала с его окружением...»

Из воспоминаний Вальтера Вольфрума
https://www.amazon.de/Unbekannte-Pflicht-Erinnerungen-Kunstflieger-1923-2009/dp/3981161548

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1684
14
80
4
А что вы думаете об этом?
Показать 14 комментариев
Самые фишки на Фишках