Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO

Вся правда – в Путине

Алексей Шеломенцев
08 октября 2017 06:19
Не моё, но поддерживаю.

"Окаянные 90-е" сегодня дружно проклинают все. Но как так вышло, что все то десятилетие мы терпели не менее окаянного Ельцина?


Первый этап: август 1991-го – октябрь 1993-го.

Большинство в Верховном Совете было у оппозиции. Она имела несколько газет и целый час в неделю на ТВ. У Ельцина – больше СМИ, Запад, остатки харизмы. Но противоборствующие силы были примерно равны.

Народ, болея против демократов, которые "испортили" Ельцина, относительно мирно наблюдал за схваткой. В любой момент "наш" ВС мог победить. Или – ох дети мы, дети! – Ельцин мог "одуматься".

Страсти накалились к октябрю 93-го, когда стало ясно, что Ельцин не одумается. Прошли невиданные антирежимные демонстрации, пролилась кровь – и народ уже не сомневался, что царь Борис отдал его на поток и разграбление боярам.

Но этот взрыв был умело загашен могучей демо-пропагандой. Когда защитники Верховного Совета ринулись на штурм Останкино (чего, возможно, делать не стоило) – самые популярные телеведущие возопили: "Смотрите, это никакие овечки, а волки позорные, хотят убить святое – программу Кашпировского и "Поле Чудес" Листьева!"

И это возымело свое действие. Народ отшатнулся от недалеких Руцкого, Баркашова и Макашова (уехавшего позже на ПМЖ в Израиль), неловко покусившихся на еще казавшийся святым телеэкран.


Второй этап: октябрь 1993-го – июнь 1996-го.

"В 1993 году русские как нация и социализм, как политико-экономическая идеология потерпели сокрушительное поражение. Внешне это касалось только оппозиции, но дело обстоит намного страшнее, так как сонная пассивность масс и эффективность прозападных буржуазных сил запустили разрушительные механизмы. Это была национальная трагедия, когда гигантский национальный механизм был пущен под откос", – писал Александр Дугин.





"Сонная пассивность масс" состояла в том, что народ все понимал и ненавидел ельцинистов – как, может быть, только фашистов. И ждал выборов 16 июня 1996 года, на которых Ельцин должен был неизбежно проиграть – и проиграл, – как нам недавно сообщил Дмитрий Медведев.

Мы тупо, не бунтуя, ждали тех выборов – как осужденный ждет конца срока, не бросаясь на конвоира. Ведь за воротами зоны нас ждала любимая оппозиция во главе с Зюгановым. То были его звездные годы. В него при Ельцине верили с такой же силой, как в Ельцина верили при Горбачеве. Но Зюганов за свое комфортное и безмятежное существование, как за 30 сребреников, продал свой народ…


Третий этап: с июня 1996-го – до Путина.

Ельцин после его проигрыша втихаря купил победу у Зюганова и продолжил свою власть. Оппозиция утерлась, все до одного народные трибуны отступились от подло обманутого народа, занявшись монетизацией своих трибун.

И только тут народу стало ясно, что это все – одна система. И что она пришла навсегда.

Тогда народ начал попросту безвольно умирать – а элита деградировать в полное дерьмо ("эра Березовского", скупившего с потрохами всех трибунов – от Немцова до Проханова).

В общем пошла смерть с косой по России, жизни впереди не было – и жить не стоило. Ощущения первых месяцев после дефолта: "Мы уже трупы, это ясно, но как будет издыхать дальше вся страна?" Такой сугубо отрешенный интерес ко всему происходящему.

Лозунг всей последней трехлетки Ельцина: "Жизнь без правды". Ребенок попал в лапы педофила – и решил с горя повеситься.

Из петли этот народ с сознанием ребенка, обманутый абсолютно всеми, тогда вытащил Путин. Ругайте его сегодня как хотите, кляните на чем свет стоит – но было именно так.

Почему этот ребенок, физически однако наделенный силой будь здоров, не попытался сам зарезать опустившего его злодея? Потому что на каждом историческом этапе вот-вот должны были вмешаться родители – под которыми он понимал такие вещи как "правда" и "справедливость".

Они все время словно обитали где-то по соседству, ребенок видел их контуры через омытое теле-дождем оконное стекло… И лишь когда к исходу 90-х понял, что этих родителей от слова "правда" нет – отчаялся покончить жизнь самоубийством.

И тут как в детской сказке вышел Путин из тумана, вынул из кармана что-то свое, напрочь не похожее на все прежнее – и приказал народу долго жить.
И сейчас вся правда – в Путине, больше ни в ком.

А что будет дальше – я не знаю.


Автор: Борис Григорьев

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
402
8
57
16
А что вы думаете об этом?
Показать 8 комментариев
Самые фишки на Фишках