Полная версия Тех. поддержка Горячее Лучшее Новое Сообщества
Войти
Ностальгия Тесты Солянка Авто Демотиваторы Фото Открытки Анекдоты Видео Гифки Девушки Антифишки Кино Футбол Истории Солянка для майдана Ад'ок Еда Кубики Военное Книги Спорт Наука Игры Путешествия Лица проекта Юмор Селфи для фишек Факты FAQ Животные Закрыли доступ? Предложения проекту Фишкины серверы CS:GO Реклама на фишках

84-летняя бабушка-водитель и ее ИЖ "Комби" (17 фото)

Дима!
01 декабря 2014 15:33
Елену Глембовскую знают все гаишники Клецкого района: не много женщин, которые в 84 года почти каждый день садятся за руль. Собеседница показала свой ИЖ "Комби" и рассказала о жизни в деревне. За ширмой оптимизма и забавных историй скрывается большое горе - одной содержать сына-инвалида и ждать в гости внука, который за три года ни разу не появился у бабушки.

Елена Корнеевна всю жизнь проработала швеей-мотористкой. Говорит, всегда нравились автомобили, но из-за невысокой зарплаты накопить на машину она смогла лишь к 58 годам.

- В 1988 году я стала на очередь, и уже через 2 месяца позвонили и спросили, буду ли брать "Комби". Я была согласна на любую машину, а эта мне понравилась тем, что у нее большой багажник - нужно было возить на продажу в город яблоки, груши, картошку и поросят.

ИЖ "Комби" обошелся на тот момент в 5 тысяч советских рублей.

Три года после покупки авто наша героиня ездила по деревне без прав. Говорит, что управлять машиной научилась самостоятельно.

- Я же швея-мотористка, а что там разницы, где на педали жать - в швейной машинке или в автомобиле. Не получалась только задняя парковка, но мой брат, который работал гаишником, научил: положит кирпичины на дорогу и смотрит, чтобы я в них вписалась.

Фото 1990 года. Так наша героиня выглядела еще до получения водительского удостоверения.

В 1991 году Елена Глембовская отучилась и сдала на права с первого раза. С того момента она начала активно ездить на "Комби" в Солигорск, Барановичи и Клецк, чтобы продавать на рынках урожай и поросят. За все это время у нее практически не было нарушений, заплатила лишь один штраф.

- Давно это было. Я припарковалась не слева, а справа, и наш сельский хлопец-гаишник дал мне 10 рублей штрафа. Он завидовал, что я езжу на машине, и "слупил". Ну, "лупи", говорю, мать твою, бери! Завидуешь, что у твоей маці не было и не будет машины.

Теперь местные гаишники, говорит собеседница, не трогают ее, ведь и так хорошо знают. А этой весной, по словам Елены Корнеевны, ее остановила "Стрела".

- Я ехала с сыном в баню и остановили. А права я дома забыла. И тот, что младший, как начал меня кантовать, кантует и кантует, а старший пошел за машину и смеется. Я уже разозлилась и говорю: "Слушай, парень, ты мне даже не сынок, а внучок, чего ты хочешь от бабы?" Ну, он залез в свой компьютер, посмотрел, что права у меня есть, и отпустил.

Права у нашей собеседницы до сих пор советские.

Елена Глембовская не отрицает, что любит ездить быстро: обычно это чуть больше 80 километров в час. Максимум она разгоняла свой "Комби" до 130.

- Это было, когда я везла дочку на автобус. "Светка собирайся, Светка собирайся", - ну и пока мы выезжали, автобус тюх – и пошел. А что мне стоит его догнать? Включила аварийку и пошла, заехала наперед и стала. Он остановился, водитель спрашивает у Светки: "А кто это тебя подвозил, что асфальт был мокрый, как вы летели?"

Теперь машина нашей героини вряд ли потянет большие скорости, но до сих пор она ездит часто.

- В основном езжу теперь в Клецк в церковь, на базар или в больницу. Летом так и в сельский магазин каждый день – только на машине. Бабы с меня смеются: "О, глядзі, царыца прыехала!"

Судя по всему, и в небольшом Клецке многие знают "Комби" Елены Корнеевны. При этом люди не перестают удивляться активности нашей героини.

- Бывает, паркуюсь возле больницы, стоит мужчина и смотрит, а потом пальцем показывает: "Класс". Спрашивают, сколько лет мне, сколько машине. Я смеюсь, сколько ни есть - все мои.

В Клецке в последние годы, говорит собеседница, стало "очень много машин и некультурных водителей". Особенные проблемы с поведением на дороге у молодых.

- Молодые очень быстро ездят и не уважают друг друга. Бессовестные и бездушные! Они как на дороге человека не уважают, так и родителей дома не уважают. Почему сегодня старых не смотрят, в дома престарелых отдают? Потому что культура такая!

Собеседница жалуется, что в Клецке кто-то недавно повредил ее машину.

Еще хуже, чем у молодых парней, дела с культурой вождения, по наблюдениям собеседницы, обстоят у девушек.

- Ой, эти девочки за рулем, даруйце мне за грубасць, такие неуважительные.

Об оформлении своего авто наша героиня говорит: "Я же все-таки женщина".

А вот к мужчинам среднего возраста за рулем у Елены Корнеевны претензий нет. Она говорит, что и фарами моргнут, если впереди гаишники, и пропустят.

- Вообще, сейчас в Клецке столько машин стало, что у больницы не протолкнуться, как в Минске каком.

В столицу, говорит Елена Корнеевна, на машине она не ездила, поначалу боялась.

- Сейчас бы я и по Минску поехала, но моя машина уже не такая. Даже уже скорости что-то сбиваются, масло подтекает, и машина гнилая такая, что даже дырка под сиденьем появилась.

Елена Глембовская говорит, что ее "Комби" сейчас даже не пройдет техосмотр, поэтому она уже пару лет ездит без него. О транспортном налоге она даже не слышала, хотя расходы на машину и без него для нее ощутимы.

- Недавно купила новый аккумулятор за 900 тысяч и колеса. А глушителя еще нет. Тосол и масло подливаю сама, а если что серьезнее - гоняю на эстакаду.

Последний техосмотр датирован 2010 годом.

На месте наклейки о прохождении ТО - икона.

Собеседница жалуется, что в последнее время машина "начала жэрці": ежемесячно она тратит на бензин около 200-300 тысяч.

- Но эти расходы я не особенно считаю. Живу от пенсии до пенсии - 2 миллиона. Плюс на сына пенсия миллион восемьсот.

Сын Елены Корнеевны - инвалид первой группы. После несчастного случая в армии в Крыму в 1972 году он вернулся к матери, грубо говоря, большим ребенком - умственно неполноценным человеком. С того времени она за ним "смотрит". Но не легче ей жилось и с мужем, который уже умер.

- Он был у меня хороший, добрый, уважительный, но такой пассивный, что не бей лежачего. Ему дай поесть и поспать. Поэтому яблоки, груши и поросят я возила на базар всегда одна.

К тому же, говорит собеседница, ее муж был красивым - и показывает фото.

Муж нашей героини был небогат и старше ее на 14 лет. Да, она говорит, это была любовь, но выйти за обеспеченного и уважаемого она не могла.

- После войны в сельсовете появились какие-то комиссары, которые начали забирать из дома еду, ценности и даже никелевые кровати. Мой отец был обеспеченным - делал колеса, и ответил им: "А куды бярэш, ты яго нажыў ці не?" Они ушли, а потом натравили на него милицию, когда он гнал гарэлку. Дали полтора года тюрьмы в Соликамске. А пока он был в тюрьме, мама привела какого-то прымака.

Естественно, невеста, у которой отец в тюрьме, а мать живет с другим, не была завидной. Такими же были и первые годы при советской власти в Западной Беларуси.

- При поляках нам жилось очень хорошо, потому что мой отец был инвалидом. У него не было одного пальца, и он получал 180 злотых пенсии в месяц. А пуд зерна - 16 килограмм, стоил тогда 2 злотых, вот вам пример. К тому же он то печь кому сделает, то колесо, поэтому жилось нам неплохо.

Но, отмечает Елена Корнеевна, лучше всего живется сейчас - "при Советах".

- Вы ругаете Лукашенко, но как его не будет - вы будете все голодные, холодные и разбитые. Вы посмотрите и берите пример: у него 3 сына, а у кого сыновья - тот мужчина. А то, что с женой не живет, так сейчас жены ерундовые, ох, ерундовые.

Такое мнение о современных женах у Елены Глембовской взялось не с пустого места. Она говорит, что супруга ее внука, который работает милиционером в Солигорске, запрещает ему общаться с бабушкой. Он не был в деревне уже три года. Елена Корнеевна не сдерживает слез.

- Я же его от годика взяла, четыре года растила, от себя в армию отдала, 10 раз у него в части была. Продала поросят и костюм на свадьбу купила… И он против меня ничего, но что ж за жены теперь такие... А он же мне как сын был.

О внуке ей напоминают старые помпоны от его шапок, которые украшают панель ее машины.

Сейчас Елена Корнеевна живет ради сына-инвалида. Сетует, на кого же она его оставит. Жалуется, что он с утра еще ничего не ел и много курит. Сыну 63, маме - 84. Как прожить такую нелегкую жизнь и не потерять оптимизма?..

- Я живу верностью и справедливостью. Не люблю обмана и верю в Бога.

Когда мы прощались с Еленой Корнеевной, она говорила, что очень хочет жить столько, сколько ее сын: спокойно умирать, мол, сможет тогда, когда проводит в последний путь своего взрослого несчастного ребенка.

...Бабушка поднимает ворох старых коробок в гараже и показывает готовую могильную плиту для сына. На ней - дата рождения и пустота на месте даты смерти. И подпись: "Память родителей".

На дорожку Елена Корнеевна дала нам конфет.

Источник: tut.by

Канал Fishki.net в Telegram

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
4779
22
170
11
А что вы думаете об этом?
Показать 29 комментариев
Самые фишки на Фишках